Перейти к содержанию
Туранчекс

"Затерянный в пространстве"

Рекомендуемые сообщения

Доброго времени суток братья и сестры гроверы. 

С позволения камрада Джафарчика хотел бы начать выкладывать сюда главы своей книги " Затерянный в пространстве" 

Произведение в стиле фэнтези (файнел фекшин) . 

Думаю любителям жанра будет интересно. 

Еще не знаю будет ли помещатся в пост глава они у меня по 10 000 слов примерно. Но попробую. 

Буду рад любой конструктивной критике. 

Спасибо всем.

Мира и просветления.

Заметка: текст не редактирован. Поэтому прошу не обращать внимание на некоторые кривости в тексте. 

Изменено пользователем Туранчекс

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

 Затерянный в пространстве.  Часть первая - Кинор. 

      Пролог.  
                         

Проклятый будильник! Тот кто его изобрел, явно был знатным садистом. Маркизу Де Саду было чему у него поучится. Пытки Торквемады не шли ни в какое сравнение с тем, что делает со мной этот маленький пластмассовый ублюдок, в семь часов утра. 
И что за злой гений надоумил меня выставить на будильнике Верку Сердючку - Б-же какая пытка. Я конечно же все понимаю, надо платить за квартиру, покупать сигареты, что то иногда закидывать в постоянно урчащее брюхо. Вон, Сенька сосед, второй месяц требует вернуть долг 100 рублей - жадная скотина.  Поэтому я и настроил будильник, по тем же причинам пригласил Верку , Торквемаду и Де Сада пытать меня. Только эта троица сможет прогнать сон, и заставить вырвать дрищеватое тельце из оков теплой постели и погнать на холод под дождь в ненавистный офис в это воскресное утро, зарабатывать на сверхурочных. 
Ну все, хватить ныть. Вставай! Стаскивай свой скелет с кровати! Будь мужиком! Ты победитель, ты вождь зулусов, ты Тамерлан, ты это сможешь. На раз, два, три, четыре, пять Ванька с кровати встал погулять, хоп - хоп. Ура! Победа! Однако хорошая вещь этот ваш аутотренинг. 
Так, первый этап самый трудный, пройден. Теперь помывка, облачение, перекус и в дорогу в путь за не очень длинным рублем.
 Зеркало. У меня очень много врагов и недоброжелателей и практически нет друзей?! Так вот - зеркало, мой самый главный враг. Ибо показывает то, что я ненавижу больше всего - себя. Каждый раз, когда я заглядываю в зеркало, то вижу в нем форменного урода. Рябая рожа, которая на меня оттуда смотрела, просила кирпича. Курносый нос, глубоко посаженые свинячьи глазки, редкие жирные волосы свисающие сосульками, брр. Загорелые никотином и кофе зубы, которые давно ждут стоматолога, но видимо так и не дождутся, учитывая цены. Даже щетину у этого кадра никак нельзя было назвать оной, потому что подбородок  и щеки к тридцати годам так и не сподобились обзавестись волосами. А уши то уши, куда вы родные ломитесь?! Словно паруса пиратского фрегата хищно растопырились, ловя то ли ветер, то ли голос Америки. И ладно, если бы такой была только голова. И тут облом.   Уродливая голова покоилась на не менее уродливом туловище.  Рост Наполеона, комплекция тринадцатилетнего ребенка с развитым рахитом. В общем, из зеркало,  не дать не взять, на меня смотрел Голум персонаж «Властелин колец» Толкиена. Хорошо, если бы физическое уродство возмещалось богатым внутренним миром, талантами или умом, но и тут Б-г не миловал. 
Женщины такими как  правило брезгуют, а мужчины призирают. С не давних пор я перестал ненавидеть мать, которая бросила меня еще в младенчестве, потому как я и сам себя такого бросил бы . Никчемный балласт . Меня даже в армию отказались брать. Единственный человек, который посчитал меня достойным своего общества это Денис Быков. Мы подружились с ним еще в детдоме, и с тех пор не расставались, храня добрые дружеские отношения. Порой задумываясь об этом я никак не мог понять, что Дениска нашел во мне такого интересного. 
Впрочем, достаточно самоуничижения. Пора на работу. Хотя и тут радостного мало. Окончив с отличием  МГТУ имени Н. Э. Баумана  или просто Бауманку по специальности оптико-электронное приборостроение, так и не смог устроится работать по специальности. И как говорится, с моим счастьем и удачей имея диплом Бауманки, прозябаю в турфирме, предлагая дешевые туры в Египет, российскому пролетариату, имея микроскопические бонусы. С зарплатой, которой не хватало даже на самое элементарное.  В общем - жизнь дрянь.  
Москва и так обычно раздражительна и груба, а ноябрьским холодным пасмурным утром груба и раздражительна в двойне. Люди спешат, всегда спешат,  кто куда. Времени всегда не хватает. Я этого никогда не понимал. Неужели жизнь в цейтноте, в погоне за  кусочком счастья это предел мечтаний. Сутулые организмы, снующие туда, сюда, озабоченные и озлобленные. Плохая кредитная история, артрит с циррозом, стерва жена, муж без работы, сын лоботряс, холодильник на половину пустой. Отпуск зимой, в Самаре. Политики, самозабвенно врущие с трибун - главное, что бы, не было войны.  Что то, не правильное есть во всем этом. Словно кто то, проводит социальный эксперимент, над целой страной, да что там страной,  над всей планетой. Я не верю, что где то, есть по настоящему счастливые люди. Я не верю, что такое понятие как счастье существует. Я не верю, что сам когда-нибудь смогу постичь это и понять. Как же вы все мне надоели. Глупые, завистливые, злобные твари. 
– Че пялишся, урод? Смотри в другую сторону, - угрожающи произнес верзила в драповом пальто за 600 рублей.  
- Простите, Вы это мне? 
- Тебе, тебе лопоухий. Уставился на меня своими зенками блин и сканируешь. Может тебе фото мое дать, а? Автобус большой, отойди от меня – драповое пальто начинало злится, все больше и больше. Вот об этом я и говорю. Злобные неадекватные твари.
- Простите, задумался.
- А ты не думай, мысли вредны для здоровья. И если ты не отвалишь, то очень быстро в этом убедишься,- этот моральный урод похоже, начинал все сильней распалятся. 
- Простите, пожалуйста, я не хотел.
   Трус. Какой же я трус. Тут же обычная логика должна была сработать. Что мог сделать этот бык переросток в переполненном автобусе?! Ответил бы ему хоть как-нибудь, что-нибудь. Но нет, я трусливое бесхребетное  существо неопределенного пола. Тьфу.  Вон, с каким презрением на меня посмотрела та симпатичная брюнеточка. Не правильно все это. Иллюзорно искусственно. И всем наплевать. Больше сотни людей сбились в одну цельную биомассу, хотя бы один среагировал. Но нет, всем на тебя наплевать. Ладно,  вон уже моя остановка, время почти девять, Александр будет в ярости. 
Александр Васильевич это прыщавый двадцатичетырехлетний отпрыск хозяина турфирмы, который получил от отца московское отделение, словно игрушку на день рождение. Опущенная по жизни сволочь, всячески изгалялась над сотрудниками, самоутверждаясь  за наш счет. В особенности за мой. Ну да ладно, леший с ним. С паршивой овцы хоть шерсти клок. На его фоне даже я начинаю выглядеть человеком не столь безнадежным. 
- Артур, ты опоздал. Я штрафую тебя на десять процентов месячных бонусов, - прозвучал злорадно голос Александра, как только я переступил порог офиса. -  И это не считая прогула на той недели. 
- Но ведь на той недели это был не прогул, я болел. Да и справку от врача я Вам приносил Александр Васильевич.
Артур, как вы уже поняли  это я. Прошу любить и жаловать. Артур Алексеевич Агафонов. Черт бы подрал директрису детского дома, которая придумала мне ФИО. В принципе Эмма Григорьевна была не плохой женщиной, в те редкие моменты, когда не трескала беленькую без всякой меры. 
- Никакой справки я не видел, хватит сочинять. И запомни Агафонов, если ты не в офисе значит это прогул. Возможность заболеть, надо еще заслужить,- менторским тоном продолжил босс. – Ты Артур, планктон, годный лишь как корм для более развитых особей. Таких, как наша Танюша например. Ты знаешь, сколько она продала туров в этом месяце? 
О! Танюша, Танечка, Татьяна, звезда этого дурдома. Как же, как же, знаем. Нисколько она не продала. Потому как совершенно не имеет никакого понятия и смысла как это делается. Зато она прекрасно разбирается в эрогенных зонах босса. За счет чего и имеет жирную зарплату и охренные бонусы. 
- Нет, Александр Васильевич, не знаю. Сколько?- сделав невинное выражение лица, спросил я. 
- Э… много Агафонов, много. Ну, все хватит болтать, быстро занял рабочее место и начинай уже приносить мне прибыль,- сказав это наследный принц задрав подбородок, удалился в свой кабинет. 
Так, что тут у нас?! Египет, Египет, Египет, Прага, Египет. Блин, да что же это такое, Эрдоган взятку, что ли дал, что бы мы всех в Египет отправляли?! Хотя, а почему собственно и нет. Нормальная страна, дешевая, доступна бюджетникам. А наш человек к тому же и не привередлив. А что еще нужно обычному работяге?! Солнце море и вода наши лучшие друзья, как говорится, из песни слова не выкинешь.
О! Моя трубка звонит. Наверно это Дениска. Блин, не во время, если наш упырь заметит, что я в рабочее время по личному телефону разговариваю, пол зарплаты вычтет. Я же говорил Дениске, что бы звонил мне на рабочий. Но, что-то подсказывало мне, что ответить надо.  Да и черт с ним, пусть вычитает. Если Денис звонит на личный, значит так надо.  
- Алло, привет Ден. Как дела старик? 
- Терка брат, у тебя все нормально? – взволнованным голосом спросил Денис.
Ой, как мне не понравился тембр его голоса, его тон, и самое главное то, что он назвал меня теркой. Это был наш код еще с детдома. Мы договорились использовать кодовые слова означающие опасность. Такое как «терка» например, означало, беги. Беги без оглядки. Но мы уже давно не дети, мы лет пятнадцать не пользовались этим. Что происходит?
-Ден, у тебя на кармане мелочь есть?- поддерживая игру, спросил я. Подразумевая под этим - угрожает ли ему опасность.
- Терка, терка брат мой мы давно не дети, и у нас у двоих на карманах в данный момент не мелочь, а конкретные котлеты зелени должны водиться, - с отчаянием в голосе промолвил Ден. 
А вот это уже совсем, совсем плохо. Ден говорит о конкретной опасности жизни и не только мне, но и ему. Да что же такое, происходит? Кому мы перешли дорогу. Ладно Ден, он работает в охранном агентстве. И мало ли кого он мог там обидеть. Но я. Кому я мог насолить, да еще настолько, что мне может грозить опасность?! Александр? Бред, кишка тонка, да и причин нет. Таня давалка? Еще больший бред. Сенька которому я должен сто рублей? Ха-ха. Верзила из автобуса? Чушь. А может…
- Простите, Вы свободны? – бархатный баритон шел, откуда то сверху. Словно рокот океана в момент перед бурей, голос тек и обволакивал, вылущивая все мысли из головы, вводя в ступор. 
Подняв голову, Артур увидел его. Статного, атлетически сложенного, не по мужски красивого, с волевым подбородком и ухоженными руками.
Тупо уставившись на респектабельного мужчину в дорогом плаще от Кутюрье, Артур все еще держал телефон у уха, не осознавая, что слышит лишь гудки, Ден отключился. Теперь он сам по себе.     
- Простите, я могу присесть? – еще раз вежливо спросил этот джентльмен, - Надеюсь, я не помешал вашему разговору. Просто я немного спешу. 
С трудом оторвав от него глаза, Артур зыркнул по сторонам. Все было тихо спокойно, даже сонно как то. Таня болтала по телефону, Сергей играл в «кенди краш», Босс сидел в своем кабинете закинув ноги на стол, и с кем-то увлеченно разговаривал по телефону, скорее всего с Татьяной. Все как будто ослепли и не замечали явления чуда народу, в виде дорогого гостя. 
- Д… да конечно присаживайтесь,- запинаясь согласился Артур.
Но откуда это сильнейшее чувство беспокойства и опасности? И откуда или от чего оно исходит совершенно не понятно. Неужели то, что сказал Ден, так сильно его завело?!
По спине побежали мураши, мочки ушей похолодели, а волосы на затылке пришли в движение. Задергалось колено, а правая рука стала выбивать замысловатую дробь. Артур почувствовал, как начинает гореть, его бросило в жар, и это не было заслугой кондиционера, температура его тела подскочила на несколько градусов. Все эти метаморфозы не укрылись от внимания гостя.
- Вам нехорошо? Может мне лучше уйти? – с беспокойством в голосе спросил он. 
Все естество Артура кричало, да, пусть уйдет. Ему просто необходимо сейчас побыть наедине с самим собой. Что бы во всем разобраться. Но потом он решил, что пора менять количество на качество и он не станет опять прятаться. И будь, что будет. Он обслужит клиента, заработает бонусы и если останется в живых их потратит. «Осознавая всю абсурдность и метафизичность ситуации Артур, вобрал воздух в грудь, включил на максимум профессионала и спросил»: - Чем могу быть полезным?
- Вы точно в порядке, -  спросил еще раз мужчина.
- Абсолютно. Спасибо. Прошу вас скажите, чем я могу вам помочь. 
«Незнакомец посмотрел с некой нерешительностью на клерка, потом придя к какому-то решению, спросил»: - Я бы хотел заказать у вас тур. 
- Да, конечно. Куда? В каких числах? На сколько человек?  
Артур был сконцентрирован как никогда, отчего-то решение этого вопроса ощущалась Артуром первостатейной важностью. Этот человек должен получить все, чего и как он того захочет.
- Меня зовут Сизар Дистон, князь Дешриам, владыка восьмого и семнадцатого секторов, ну и так далее и тому подобное.
Я заранее прошу прощение за это представление, я знаю, что в заповедниках никакие титулы и регалия не действуют. Вы очень самостоятельны и автономны. Я за это вас уважаю. Тысячелетняя привычка так сказать, - смущенно сказал этот странный человек. - Я очень давно планировал эту поездку. Как вы понимаете подготовить и осуществить визит в заповедник, кому то вроде меня или моего класса крайне сложная задача. И вот наконец все сложилось. И я с супругой имел огромное удовольствие посетить этот райский уголок. Но время вышло, лицензия закончилась, пора домой  Мне нужен тур королевского класса на двоих в Зинзану с тремя остановками в кольце Билора. Размер и вес багажа я предоставлю позже, но он не должен превышать десяти тонн. Может только если жена решит добавить пару сувениров.  Я  конечно же осознаю масштаб энергетических затрат и готов оплатить все по тройному тарифу. Да кстати, вот декларация на вывоз, все по регламенту. Даю слово князя, - и на стол перед Артуром упал небольшой свиток из кожи.  
Что это было? Господин хороший решил над ним поиздеваться? Или у Артура на нервной почве, начались слуховые галлюцинации.
- Прости, Вы не могли бы повторить еще раз, кто Вы и куда Вам надо?- севшим голосом попросил Артур.
Мужчина нахмурился и в течении нескольких секунд в упор смотрел на Артура. Эти секунды словно в набат отбивали последние мгновенья жизни Артура. А потом начался ад.
- Привратник отказывается провести князя через врата жизни? – спросил мужчина, желая, удостоверится, что ему не послышалось. – Привратник понимает, чем это ему грозит?
Князь Сизар Дистон, как он себя представил, тяжело встал со стула нависая над беднягой во весь свой богатырский рост, и сказал,- Привратник, я не знаю, кто тут решил играть со мной в игры и каковы ставки, но я прекрасно осведомлен о том какова будет твоя кара за попытку нарушить статус-кво. А ты?
С Артура пот лил рекой, руки дрожали, а сердце учащенно забилось. Он был на пороге инфаркта.
Все это можно было бы представить как чей-то  злой шуткой. Но каким то шестым чувством он знал, что во всем этом нет никакой шутки, все в самом деле и князь настоящий и тур. И тот факт, что он не понимает, что тут происходит не меняет сути. Когда нет ответов, то это не означает, что и загадок не существует. Возможно это его последний день в жизни, но зато он проживет его со вкусом, проживет так как должен был жить последние тридцать лет. Артур решил, что плевать ему кто перед ним сейчас стоит и грозно тычет в него пальцем. Хоть президент России, хоть псих сбежавший из дурдома. Он никому больше не позволит себя запугивать. Артур Алексеевич Агафонов, принял решение - пошло оно все к черту.
«Упершись в стол руками, Артур встал навстречу интуристу, и глядя ему прямо в глаза сказал»,- Господин хороший, я не помню такого, что чем то Вас оскорбил или не уважил. Я всего лишь не совсем понял той белиберды, что вы тут нагородили, и просто переспросил, опасаясь недопонимания. Вам это ясно сэр Сизар Дистон, князь чего то там? И поэтому, перестаньте тыкать в меня пальцем, угрожать и так далее, извольте прояснить ситуацию, или пошли вон. Я предельно ясно выразился, владыка? 
Выражение, «стал белый как стена» всегда казалось Артуру просто литературным оборотом, но взглянув на князя, он понял, что классики были правы. Мужчина побелел в прямом смысле слова, кровь отлила от лица, превратив ее в маску мертвеца. 
- Никто! Ты слышишь Привратник? Никто! Никогда! Не смел, так со мной разговаривать. Ты думаешь ты в своем заповеднике как у богов за пазухой? Неприкасаемый и неуязвимый, а? Неужели ты думаешь привратник, что приняв чьею-то  сторону нарушив свой нейтралитет, ты сможешь обезопасить себя на века? На какой приз ты позарился, предав свои идеалы? Кому ты меня продал? Кто за меня заплатил? Ты хоть понимаешь, что сейчас начнется? Или тебе просто наплевать? Мда… сбываются пророчества, гласящие - пока стоят привратники не рухнут стены, пока верен привратник своей клятве враг не пройдет. Я никогда не мог понять, что именно значат эти слова, но сейчас мне стал ясен смысл этих слов,- устало подытожил князь.  
Ошалевший от этой тирады Артур, подняв руки вверх сказал,- Князь я никому Вас не сдавали не продавал и вообще ничего такого преступного не делал. Я просто тупо не шарю в том, что ты блин тут бормочешь,- перейдя на ты сказал разгоряченный Артур,  -  Тебе лечится надо уважаемый князь, а не беспокоить простых людей. Все это похоже на плохой, очень плохой спектакль.  Давай просто ты уйдешь, и мы оба забудем, что именно тут произошло. 
- Нет привратник, я просто так отсюда не уйду. Я знаю, что не смогу навредить тебе, заповедник эта твоя вотчина. Но я знаю, как привратники относятся к своим помощникам, они очень к ним привязываются, - и князь с ухмылкой, не предвещающая ничего хорошего окинул офис турфирмы, - И хоть так я смогу сделать тебе больно. 
Все еще ничего не понимая, Артур почувствовал, что скоро очень скоро произойдет страшное. 
Время замедлило свой бег. Все зависло, померкли цвета, исчезли звуки. Медленно, не отрывая от Артура глаз, князь поднял правую руку, направив ее в сторону беззаботно болтавшей по телефону Татьяны. К изумлению Артура с руки князя срывается огнеметом черное пламя и обволакивает девушку с ног до головы. Секунду ничего не происходит, а потом оглушающая тишина взрывается диким криком боли и ужаса. Молодая двадцатилетняя девушка на глазах начинает стареть, превратившись в разложившийся труп в считанные мгновения. На крик из своего кабинета выбегает Александр и наскакивает на какое то поле, невинно голубого цвета, его скрючивает - все тот же крик ужаса. Артур не верит тому, что видят его глаза, от  Александра начинает отделяться, что-то вроде его астрального тела или души, и видимо этот процесс был не менее болезненным. Секунда  и ненавистный ему босс падает замертво с гримасой ужаса и боли на лице.  Сергей, третья жертва маньяка князя успел хоть как то среагировать - он побежал. Но, это ему не помогло, потому, как он налетел на невидимую сетку и просто рассыпался на кусочки залив и забросав весь пол в офисе кровью и плотью. 
Артура била дрожь. Его трясло и лихорадило так, что стол за который он держался, что бы не упасть выплясывал джигу в такт его ритму. Если бы Данте видел то, что увидел Артур, то он бы просто сжег свою «Божественную комедию» как верх дилетантства и непросвещенности по вопросу, что такое ад и как он должен выглядеть.  Среди этого хаоса стоял виновник торжества, ухмыляясь победно запрокинув голову. 
- Привратник, ты забыл кто такие владыки? Прозябая в заповеднике, ты совершенно утерял связь с реальностью. Может я смогу и тебя наказать, за оскорбление, которое ты мне нанес.  Неужели ты думал, что  я приду сюда совершенно голым и оставлю всю свою силу там?   
 - Вообще-то я так и думал, - раздался сильный уверенный и до боли знакомый голос Дениса. 
 - Ден? – выдохнул не веривший своим глазам Артур. 
Сквозь силовой купол, который князь выставил в самом начале без всяких усилий проходит здоровенный детина, облаченный в средневековые доспехи сверкающие серебром. И в руке у него  покачивался трезубец.
- Арти, отойди в сторону, нам с князем есть о чем поговорить. Ведь правда?
Казалось, удивлению князя не было предела. Он был просто шокирован. При каждом шаге витязя из сказки, Сизар Дистон князь Дешриам, владыка восьмого и семнадцатого секторов, единокровный брат Куйбона повелителя Хаоса, глава совета тридцати, известного еще как Сизар победоносный, сделал шаг назад потом еще и еще, пока не уперся в стену. И так травмированный происходящим Артур, вообще перестал, что-либо понимать.
-Канцлер Дорон?!  
- Он самый и никто иной, - сказал, подойдя почти вплотную к князю тот, кого Артур знал еще как своего друга детства Дениса Быкова.
- Сизар, ты перешел все мыслимые и не мыслимые границы. Я понимаю, как сильно ты хочешь  заполучить этот заповедник. Но действовать так грубо. Нарушая законы тобой же принятые и утвержденные, наперекор совету, во главе которого ты стоишь?! Это перебор Сизар даже для тебя, ты совершил непростительную ошибку. И понесешь за это кару.
Сизар Дистон не был бы тем, кем он есть если бы не смог оценить ситуацию и попытаться быстро взять все под контроль. 
- Канцлер, прошу прощения, но по какому праву Вы вмешиваетесь в мои дела? Я был оскорблен привратником - отказом предоставить путь, став заложником оазиса.  Я в своем праве! Я действовал в пределах этикета, может быть чуть более эмоциональней чем полагалось бы, тем не менее, никакие законы не были нарушены, - словно оскорбленный в лучших своих чувствах, сказал князь.
- Я все еще не понимаю в какую игру ты играешь Сизар, но ты отправляясь сюда никак ни мог не знать об одной маленькой детали: привратник этого заповедника уважаемый Шуудан, решил наконец отправится в первоисточник, оставив оазис без присмотра. 
Тот кто перед тобой стоит, НЕ привратник. Пока еще нет, и благодаря тебе скорее всего уже никогда им не станет, - с грустью в глазах сказал канцлер посмотрев на Артура. – И я полагаю, ты прекрасно был об этом осведомлен, князь. Ты действовал утонченно, и казалось бы умно. Спровоцировать приемника, активироваться раньше времени и сыграть на не опытности и незнании законов, заставить вывести заповедник из зоны влияния узла. Ты действовали на грани фола князь. Крайне рискованный гамбит. И у тебя могло бы все получиться.  Но ты не учел значимость и  истинную ценность этого места. А заодно и его уникальности. До такой степени, что когда верховный привратник Шуудан по какой-то причине решил покинуть нас, решено было отправить канцлера вести  молодого приемника, оберегая и подготавливая его. Пока тот не войдет в полную силу, и не возьмет под контроль узел, пока не скажет свои клятвы. Да князь, я канцлер Дорон, пришел в этот заповедник с уходом Шуудана и  с рождением Артура, я хранитель привратника. Сизар ты не понял одного - мальчик который перед тобой стоит должен был стать не только привратником этого крайне важного узла сил но и верховным привратником конгломерата миров. А теперь только, Сам Создатель знает, что нас ждет. И недалеко, то время когда привратники начнут отходить в первоисточник один за другим. Да, я знаю, что это крайне редкое явление, когда верховный привратник зарождается на смену в том же узле. Но я открою тайну Сизар, Шуудан не был зарожден тут. Он сюда пришел много лет назад, а по какой причине и зачем неизвестно. И почему он отошел именно сейчас тоже не понятно. В общем так, мы давно знакомы Сизар,- вздохнув сказал канцлер. - Мы воевали бок о бок с тварями с внешнего кольца, мы пили кровь гердонов у подножья  абакумских гор, черт подери Сизар, я нес твой меч, когда ты вел к алтарю свою Нинель. Я тебе не враг. Но я канцлер. Раб закона. И зная тебя и твои возможности, я склоняюсь к тому, что тебя красиво подставили. Ты предстанешь перед судом совета, ты знаешь, что тебе придется держать перед ними ответ.
«Лицо князя после всего услышанного превратилось в маску ужаса и отчаяния»: - Дорон, друг мой, не делай этого. Они сожрут меня с потрохами. Я ошибся, я не просчитал все как надо. Ты прав, меня подставили. Одно это уже наказание для меня. Дай мне уйти канцлер, - почти взмолился князь Сизар.
- Если бы это было так просто, друг,- тихо сказал канцлер.- Посмотри на мальчика, неужели ты не видишь, как он теряет связь с узлом? Его уже не активировать. Оазис отторгает его, и все благодаря тебе. И ты знаешь, что произойдет дальше. Без привратника, узел разорвет, а вместе с ним мы потеряем три сектора миров. Но самое печальное, что заповедник будет навсегда для нас потерян. Я уже не говорю о том, что нас ждет в будущем, если не появится новый верховный привратник
Князь Дешриам, посмотрел на Артура внутренним взором, и глаза его округлились, представив весь масштаб катастрофы.
- Нет,- прошептал он, - Этого не может быть. Я не мог так ошибиться, - обреченно уронив голову на грудь, сказал князь. 
- Время Сизар. Ты готов предстать перед советом?
- Да,- обреченно сказал князь.
Совершенно ошалевшему от всего увиденного и услышанного Артуру, предстала следующая картина: его старый друг поставил щелкнул пальцами и мгновением позже офис турфирмы «взорвался» огнями, унося знакомый интерьер в никуда, заполняя все пространство видами гиперперехода  звездолета «Энтерпрайз» из сериала «Звездный путь». А потом Артур оказался в невообразимо красивом зале. Сто метровые колоны  заканчивающиеся сводной крышей, со звездной картой на ней, сделанные из разных материалов образовывали тридцать ниш которые располагались по кругу. Огромная территория перед нишами представляла собой гладкую зеркальную поверхность голубого озера с подсветкой  цвета перламутра изнутри. А  в пространстве самого зала витали какие-то сущности, огибая в полете колоны, и оставляя за собой светящиеся следы. В самих нишах располагались троны, и не один не был похож друг на друга. И на тронах восседали они - Владыки секторов, члены совета тридцати, повелители конгломерата миров, сильные мира сего,  законодатели, те от которых зависели судьбы всех разумных существ. 
Из оцепенения Артура вывел голос Дениса:
« Великий совет тридцати.  Я, канцлер Дорон представляю вашему суду справедливости Сизара Дистона, князя Дешриам. Князь обвиняется в злоупотреблении власти данные ему советом как главе этого совета. В ходе неправомочных действий князя, была приостановлена активация верховного привратника изначально нареченного Артуром, - указав на молодого человека сказал канцлер.- Вследствие чего, оазис силы и сам узел под названием Земля, вошел в стадию крайней нестабильности, отключаясь от общей системы узлов. Это повлечет за собой дисбаланс трех секторов и как следствие этого гибель двенадцати тысяч трехсот семи  миров по всей седьмой параллели. К тому же если кому не известно верховный привратник Шуудан покинул нас в столь неурочный час уйдя в первоисточник, и не оставил после себя приемника. Упомянутый выше привратник Артур был зарожден ему на смену самим узлом, но поскольку активация была прервана действиями князя, нас ждет не самое светлое будущее.  Без верховного не будет центрального контроля над остальными привратниками. В скором времени они начнут отходить в первоисточник один за другим. Хаос гарантирован. Тем не менее, прошу вас владыки, руководствоваться не сердцем, а разумом и законом. Вынося приговор, не забывайте о статусе осужденного. Он верой и правдой служил совету долгие тысячелетия в качестве главы этого совета. Будьте бдительны и осторожны потому как за процессом будут следить канцлеры, чтобы не допустить несправедливости, - и при этих словах в зал стали открываться порталы.
Один за другим в зал стали входить коллеги канцлера Дорона. Канцлер Гиран - гигант в доспехах цвета крови с огромным молотом в правой руке встал аккурат в центре гладкого озера. 
Канцлер Туранто – завис облаком черного дыма в воздухе, из которого выглядывала коса того же цвета, что и облако. 
Канцлер Лайла - прекрасная дева в белоснежной тунике с весами в левой руке и тонкой рапирой в правой. 
- Мои собратья и я покорный ваш слуга - канцлер Дорон, будем независимыми наблюдателями. И мы обязательно вмешаемся, если суд и наказание будет не справедливым.
«Один из владык встал со своего места и голос его разнесся эхом по залу»:- От лица всех присутствующих, хочу поприветствовать великих канцлеров на нашем маленьком совете. Возьму на себя смелость озвучить мнение всех владык, ваше присутствие здесь нежелательно и неуместно, оно противоречит духу этого совета. Мы как-нибудь сами в состоянии решить наши маленькие проблемы.
Канцлер Гиран поигрывая молотом, двинулся к говорящему.
- Уважаемый владыка и все остальные, вы наверно не совсем поняли сути происходящего. Это не простое ваше заседание, и даже не товарищеский суд. Речь идет о серьезном нарушении, которое влечет за собой далеко идущие последствия. Да и подсудимый    не  простой член совета, а его глава. И потом у нас есть серьезные подозрения, что его подставили с целью дискредитации, отъема собственности, а может даже и лишения жизни. Поэтому нравится вам это или нет, канцлеры будут присутствовать и вмешиваться в ход процесса, если на то будет наша воля. Вопрос исчерпан и обсуждению не подлежит. 
По залу прошел гул недовольства. Некоторые владыки вскочили со своих тронов, выказывая свои недовольства в адрес канцлеров. Как он смеет говорить такое великим владыкам всего сущего?! Такого беспрецедентного случая вмешательства канцлеров, совет тридцати еще не знал. 
«Что-то происходит. Но кто поставит канцлеров на место?! Да никто, они же Канцлеры. Эти четверо были всегда. Поговаривают, что их зародило в самом начале, еще до владык и богов. Раньше их были только привратники. Канцлеры, что-то вроде гарантийного талона необходимого для существования конгломерата. Но сколько помнят себя владыки, канцлеры никогда не злоупотребляли властью. Хотя обладают огромной силой. И владыки убеждались в этом неоднократно. Во множествах войн против внешнего врага, будь то Хаос или твари из внешнего кольца, канцлеры стояли во главе армий порядка и бились в первых рядах. И пусть с Хаосом уже пятнадцать тысяч  лет  мир, достигнутый кстати лишь благодаря канцлерам, они все равно продолжают нести службу, охраняя  обширную границу с Хаосом.  К ним прислушивались всегда. Многих владык на их троны посадили канцлеры. Они всегда помогали и никогда не вмешивались. Однако владыки видимо забыли, кому они так многим обязаны. Такая наглость  должна быть чем-то подкрепляться. Чем-то или кем-то. Не исключено, что готовится революция. По свержению канцлеров и владык. Зачем делить на тридцать, когда можно поделить на два три или вообще не делить. Что-то должно произойти. Исчезновения верховного привратника, сбой активации приемника. Потеря одного из центральных узлов и будущая гибель трех секторов. Все это не случайно. Но мозаика пока не складывается. Ничего, сложится еще. Артура только жалко, хороший добрый мальчик. Великое, отважное сердце, острый ум, высокая мораль. Идеальный привратник и хороший человек, хоть он сам так и не считает. Надо будет пристроить его …» 
-Дорон, что задумался? - отвлекая канцлера от его мыслей, спросила Лайла, связываясь с Дороном по защищенной линии потому, что тридцать владык в одном месте это вам не шутка. Пространство просто гудело от обилия связей, шифровок мыслеформ и попыток их перехвата. Вдобавок: духи, демонические сущности и элементалы и все это только для того, что бы послать сообщение другу или перехватит сообщение врага. - Мне, отчего-то кажется, что пора вызывать «пернатых», ты же не хочешь пачкать руки кровью владык. Второй гарнизон как раз для такого случая расквартирован в двухстах мирах отсюда.  Ждет приказа. А то, что-то они совсем разошлись, Гиран и Туранто, того же мнения. 
-Ничего не будет, Лайла, умерь пыл, мы не будем вводить в зал совета войска. Следи лучше за  владыками с двенадцатой параллели. Если и ждать чего то, то от них. 
-С чего такая уверенность канцлер, ты у них денег занял что ли? – усмехнулась Лайла.
- Дорогая, я ни в чем не уверен. Просто делай, что я сказал, – не поддержав шутки ответил Дорон и оборвал связь. 
 - Прошу тишины, владыки, - раздался вдруг, перекрывая общий шум голос председателя совета. - Хватит шуметь и делать из пустого полное. В конце концов, мы не на базаре. Мы все собрались тут по архиважному делу. Решается судьба уважаемого всеми и любимого Сизара Дистона - нашего главы совета. Как и сказал канцлер, Сизар служил порядку и совету многие тысячелетия. И если  мы собираемся вынести справедливый вердикт, то присутствие канцлеров нам очень даже на руку. А ведь мы собираемся, верно?! - прищурившись и окинув взглядом  собравшихся владык, продолжил председатель. - Все получили кристалл с данными, поэтому вопросу. Мы владыки. У каждого из нас в подчинении десятки тысяч миров и узлов, источники силы и великие армии. Тут нет тех, кто не в состоянии самолично понять истину и принять правильное решение.  Соответственно пусть каждый после вынесения вердикта отошлет своего элементала класса вода со своим решением в центр зала под контроль канцлеров, во избежание. Далее мы произведем подсчет голосов. И большим количеством голосов будет принято то или иное решение касаемо дальнейшей судьбы князя  Дешриам.
Напряжение, которое, казалось бы, должно было спасть, возросло в сотни раз. Тишина была гробовая, и если прислушаться, то можно было услышать биение собственного сердца. А на самом деле все пространство зала просто трещало по швам от переизбытка энергии. Могучие потоки, целые реки сил шквалом проносились от владыки к владыке неся супер засекреченные данные. Переговоры велись на всех уровнях,  использовалось все, от эфира и астрала,  до гонцов из мира мертвых. Никто не хотел прогадать и упустить свое. Время шло, но не один элементал еще не был отправлен.    
- Дорон, ситуация начинает выходить из под контроля, - сказал вышедший на связь Гиран. 
- Почему ты так считаешь брат? – спросил канцлер Дорон.
- Как почему? Дорон ты совсем видимо раскис на этой твоей Земле, ты стал терять хватку. Я тебе говорю ситуация может выйти из под контроля. Надо вызывать пернатых.
- Гиран, я чего то не понимаю, ситуация начинает выходит из под контроля или лишь может выйти? 
- Хватит играть в игры с этим животными Дорон, нам надоело,- гневно сказал Гиран, повысив тон. - Я вызываю полк пернатых, в считанные мгновения они будут здесь. 
- Вам? – в упор прям в глаза посмотрел Дорон на товарища который находился по ту сторону зала, потом взглянул на Лайлу стоящую напряженной словно струна и на Туранто сменивший конфигурацию облака на боевое, затем вернул взор к Гирану и сказал,-  Войска останутся там где они есть, пока я не решу по другому. 
Но, что это, Гиран и не собирался отводить глаза. Такого еще не было. Роль старшего брата отводилась Дорону, и никто это не оспаривал со времен сотворения порядка. Что же происходит?! За этим спаррингом внимательно следили. Канцлер Лайла, канцлер Туранто и еще кое-кто. Пока владыки решали судьбу князя каждый исходя из своей выгоды. Напряжение дошло до пика. Вряд ли кто-то заметил, что в данный момент происходит между канцлерами. А если бы заметил, то убрался бы отсюда как можно быстрей и как можно дальше. И неизвестно чем бы все это кончилось,  но вдруг как по команде напряжение разом схлынуло, словно обесточили подстанцию - элементал председателя двинулся из ниши в сторону центра зала, ставки сделаны. За ним еще один и еще. В течении минуты в назначенной точке стояли словно оловянные солдатики двадцать восемь элементалов, ожидая считывания информационных блоков. Канцлеры Лайла и Гиран двинулись к элементалам узнать решение совета. Тишина которая и до этого была просто гробовой, сейчас давила на присутствующих буквально на физическом уровне. Совет затаив дыхание, ожидал подсчета. Лайла опорожняя элементала за элементалом, передавала Гирану информационные блоки. Все пристально наблюдали за работой канцлеров. Однако те не спешили, озвучит вердикт, они вели между собой разговор. Владыки многое отдали бы, что бы услышать то, что  именно обсуждали канцлеры.
-Дорон, все владыки  по ряду пунктов вердикта приняли единогласное решение. Во первых лишение князя Дешриам всех регалий, титулов и статуса не прикосновенности. Само собой разумеющееся, лишение его поста главы совета. А так же изъятия из его собственности все подвластные ему сектора, и узлы силы, источники и все без исключения атрибуты власти, - Гиран сделав небольшую паузу продолжил, - И вот с этого момента начинается проблема, четырнадцать владык требуют его изгнания, а другие четырнадцать требуют  развоплощения. 
- Их поровну. Не хватает одного голоса. Кто не проголосовал? – спокойно спросил Дорон. 
- Владыка Симон, первая параллель. Да и какая разница кто это именно?!  Если он воздержится, то в этом случае закон говорит, что при таком раскладе из двух вариантов наказания будет выбран более щадящий, изгнание. А если этот дурак вдруг проголосует за развоплощение?!  Этого нельзя допустить Дорон. Позволь вызвать «пернатых», арестуем Симона на время, под шумок сплавим Сизара куда подальше. Двадцать три члена совета это минимум необходимый для принятия решений такого уровня. У нас двадцать восемь так, что когда все успокоится, извинимся перед Симоном, ну хорошо я извинюсь, подарим что-нибудь и продолжим жить как жили. 
- Да ты никак приболел брат Гиран, что за странный гамбит?! Зачем это все?! Пусть владыки решают судьбу Сизара сами, с какой стати нам вмешиваться?! Если решат изгнать, пусть изгоняют, решат развоплотить - их право. Симону, за его понты еще достанется. Мы же не будем вмешиваться. Я сказал. На этом и покончим, Гиран.  
Общаясь, канцлеры никогда не скрывались друг от друга, и если говорили двое, то слышали все четверо. Так было всегда, но  сегодня, все шло не так как обычно. Не правильно. 
- Брат мой Дорон ты совершаешь огромную ошибку. Ты забыл, что значит развоплощение? Это детальный, прилюдный расклад сущности владыки со всеми логами. Понимаешь? Со всеми! Те кто проголосовали за изгнание не хотят, что бы другие увидели память Сизара, их оппоненты наоборот страстно этого жаждут, Симон же еще не решил, что важнее раскрыться или же приобщится. Это ящик Пандоры Дорон. 
- Канцлер, почему связь идет кодированным потоком? – удивленно спросил Дорон. 
- Лайле и Туранто не зачем слышать то, о чем мы говорим, - ответил Гиран.
- Канцлер, - начиная понимать, что происходит, сказал Дорон перехватывая трезубец поудобнее, - А ты чего опасаешься? Что ты скрываешь такого, что заставляет тебя не желать вскрытия памяти князя? 
- Брат ты меня не правильно поня…
- Сейчас ты мне не брат канцлер. Ты ведешь, какую-то свою игру, и пора выложить козыри на стол, - тихо сказал Дорон.
-Как жаль это слышать Дорон. Создатель свидетель я этого не хотел, - подбросив, что-то в воздух, выкрикнул Гиркан последнюю фразу.
Особенность зала совета была полностью ориентированная на обеспечение полной безопасности участников собраний, владыки были отрезаны от источников и узлов силы. Никакая боевая магия тут не действовала, блокировалось абсолютно все, что могло нанести физический или ментальный урон членам совета. Сам зал располагался в районе седьмого кольца, это граница конгломерата. Что делало подвод армий любых размеров просто невозможным. И даже Хаос решившись напасть на совет, что бы покончит со всеми владыками разом, не смог бы этого сделать, так как сработал бы древнейший артефакт «спящая королева», блокирующий ход времени на тридцать минут, этого должно хватить владыкам на то, что бы успеть уничтожить архив заседаний, возможность рассредоточится и добраться каждый до своих резиденций. Ко всему прочему каждый владыка имел право на сопровождение в количестве лишь одного разумного существа. Это были лучшие войны ойкумены, которые владыки могли найти.  Но все эти меры безопасности не были рассчитаны на защиту от канцлеров. Потому как никто никогда не ждал от них удара в спину.
За всю историю существования этого зала его стены не видели того что произошло в следующее мгновение.
Канцлер Дорон который спокойно стоял, ожидая пока Гиран и Лайла разберутся с элементалами  вдруг прыгает на другой конец зала, туда где стоял Гиран выкрикивая заклинание за заклинанием, занося трезубец для удара трансформируя его в полете в огромную трехпалую лапу с когтями которые были в состоянии распороть пространство даже в таком защищенном месте как зал советов.  Но полет его длится слишком долго, слишком долго. Это от того, что Гиран задействовал артефакт замедливший время. Но Дорон не был бы самим собой, если бы не смог справится с этой проблемой. Махнув лапой он пропорол пространство на пути своего полета и с ходу влетел в рваную дыру ведущее в ничто, и через мгновение в трех метрах от Гирана взрывается клочьями пространство из которого вылетает Дорон занося трезубец для удара. Но ведь не зря Гиран поставил глушитель, разговаривая с Дороном. Тем самым он усыпил его бдительность не дав заподозрить Лайлу и Туранто, и что размах заговора намного больше, чем мог представить Дорон.  И вот уже копье, а не трезубец в руке Дорона, неслось нацеленное в грудь предателя.  Словно мучимый долгим голодом хищник, настигая жертву, копье делает решающий рывок, отказывая ей даже в иллюзии шанса на спасение. Медленно пробивая слой за слоем охранные купола, выставленные Гираном, что бы выиграть пару мгновений. Медленно но уверено на острие копья приближалась смерть одного из канцлеров. Как вдруг произошло то, чего Дорон не ожидал. На его пути встала Лайла и ее рапира. А где Лайла там и Туранто. Вспышка голубого сияния рожденная рапирой ослепив Дорона,  материализовалась в щит, приняв на себя удар копья которое к тому времени пробило последний слой защиты. Встретившись с рапирой Лайлы клинок Дорона это великое творение хранителей времени, взорвался, распадаясь на миллион кусочков. Не веря своим глазам, канцлер Дорон замедлил атаку, что купило Гирану еще пару мгновений. Не упуская Лайлу из вида, Дорон поискал взглядом Туранто. Канцлер Туранто всегда отличался благоразумием, и в данной ситуации, по всей видимости не разобравшись в чем дело, решил сохранять нейтралитет, накрыв всю территорию боя сферой, которая генерировала поле антимагии, создавая зону где любая энергия в любой ее форме распадется на составные. Страшная вещь для не посвященных, но не для канцлеров. Собственно говоря Туранто это сделал не для сдерживания или из-за желания навредить товарищам, а для того что бы шальной молнией, не прибило какого-нибудь владыку. Гирану удалось достигнуть того чего он хотел, он пробил блок который не позволял  осуществлять контакты с внешним миром. Он, наконец смог связаться с командиром полка «пернатых» и отдать приказ.
Один удар сердца, много ли это по времени или нет?  Кто-то может сказать, что такое один удар сердца, это примерно полсекунды. Что можно успеть за это время?  Для других же это бездна времени. Для членов совета, например, полсекунды это очень много, но для канцлеров оказывается на много больше.  Все происшедшее не заняло больше полсекунды или одного удара сердца. Владыки ничего не поняли, пока пространство вокруг них не взорвалось сотней порталов открывшиеся одновременно.  
«Пернатые», легендарное воинское образование, войска специального назначения, находившиеся в подчинении у канцлеров. «Пернатые» принимали участия во всех крупных войнах,  которые вел конгломерат. Будь то твари из внешнего кольца, принцы мира мертвых, гердоны или же Хаос. Все они  пасовали и сдавали свои позиции, как только полк «пернатых» словно ураган  теней проносился по полю брани, напрочь лишая противника, хоть какого шанса на успех. Канцлеры очень не любили использовать «пернатых» и  оставляли их в запасе пока ситуация не становилась безвыходной, или максимально опасной. 
Потому, что это было очень опасным оружием, опасным и кровожадно-беспощадным. Их обнаружил Туранто в одной из своих экспедиций во внешнее кольцо еще на заре канцлеров. Случайно пробив ход в один закрытый мир, его взору предстал абсолютно голый без всякой растительности и животных мир. Он сперва подумал, что это очередная пустышка, которых было не мало на самой границе конгломерата. Но вдруг перед ним словно из под земли, возникло существо, было ли оно здесь до этого или не заметно пришло канцлер этого не понял, он не почувствовал никакой магии, вообще никакой. Существо было похоже на летучую мышь только с перьями и размером с собаку. Туранто видел разум этого существа - удивление и интерес. А еще, любопытство, а какой он на вкус. Туранто во первых уже был канцлером, а во вторых человеком не из робкого десятка но когда стали появляться из того же ниоткуда другие, все с тем же интересом - попробовать его на вкус, он почувствовал страх, может первый раз в жизни. Эти милые зверьки с их улыбками на уморительных рожицах, нагоняли первобытный ужас.  И лишь большой опыт, не смотря на относительную молодость, помог Туранто спастись. На запредельной скорости зверьки рванулись к канцлеру, сработавший автоматически артефакт, превращавший любую органику в прах и  тлен  должен был убить прытких тварей, но не тут-то было, на них совершенно не действовала магия. Говоря о канцлере Туранто следует сказать, что нет существа быстрее чем он. Что позволило ему среагировать, и мгновением позже тело канцлера покрылось камнем, которое должно было защитить его от когтей и зубов злобных мышей. Но каково же было удивление Туранто когда пернатое существо ворвалось в его тело, минуя все защиты нацелившись на его душу. Никогда прежде и никогда после этого канцлер Туранто не был так близок к смерти как в тот раз. Когда когти существа вонзились в его душу, он сотворил запретное заклинание  и пробил туннель за грань, призвав тварей из внешнего кольца.  И тут началось. Твари кольца были существами совершенно лишены разума, лишь бессмысленная злоба и голод властвовали над ними. Сотворенные из чистой энергии, не имеющие душ, они были практически неистребимы. Но как оказалось для «пернатых» как их прозвал тогда Туранто, они не были соперниками. Завязался эпический бой. Канцлер не стал дожидаться, чем он окончится, а ретировался и тщательно запечатал мир. Уже много позже при первой войне с принцами мира мертвых он вспомнил о пернатых. Туранто в сопровождении трех своих товарищей хорошо подготовленные, вскрыв печать  вошли в их мир. Имея дело с разумной расой, канцлерам удалось с ними договорится. И они стали специальным подразделением в армии совета. Говоря о их кровожадности и беспощадности, имелось ввиду, что после них на поле битвы не оставалось ничего живого. Это было похоже на жатву, абсолютно инертные к магии «пернатые»  передвигались на скоростях не доступных простым смертным, да и бессмертным тоже. Они не встречали на своем пути никакого  сопротивления. Вырывая у живых души, поедая их, а не у живых их энергию, существа выпивали ее подчистую. Это были идеальные воины.  Они служили канцлерам и совету вот уже многие тысячелетия. И вот именно их Гиран и вызвал. 
Три сотни «пернатых» ворвались в зал совета по приказу канцлера Гирана.  По десятку на каждого владыку. Ограниченные залом совета и лишенные своих основных сил владыки, оставались, тем не менее, сильнейшими существами в ойкумене. Рассчитывая на быструю нейтрализацию владык, Гиран и Лайла просчитались. На всей территории зала совета творилось форменное безобразие. Двадцать девять владык и их телохранители бились не на жизнь, а на смерть. С существами которые тысячелетиями стояли на страже их покоя, и мира на территории Порядка. Повергая всех врагов в священный ужас, и навсегда прогоняя их с территорий подвластных владыкам. Но теперь старые боевые товарищи подняли свои мечи против них, по прихоти  канцлеров. Казалось, что владыки смогут устоять. Но вдруг в открытые порталы ринулась еще одна партия «пернатых» заменяя погибших и увеличивая количество нападавших.  Как сильны не были бы владыки, но и они не выдерживали темпа и скорости существ, с границы миров. Один за другим владыки погибали.
-Туранто помоги! Канцлер Туранто, брат, не дай произойти непоправимому, – с отчаяньем в голосе закричал Дорон, созерцая апокалипсическую картину.
Канцлер Туранто был шокирован не меньше Дорона, так как не ожидал такого даже от Гирана. Его парализовало. Не каждый день приходится видеть такое. И даже такому искушенному человеку как канцлер Туранто который повидал на своем веку многое, такого видеть не приходилось. Вечные казалось бы владыки, великие, обладающие неимоверной силой и бесконечной властью, умирали в страшных муках лишенные посмертия и возможности на возрождение. Эпичность происходящего поразило Туранто до глубины души, вогнав его в ступор. Дорон увяз в бою с Гираном и Лайлой.  Ни что и ни кто не придет на помощь владыкам. Грядет конец эпохи, и устоявшийся правопорядок падет. Конгломерат с уходом владык  захлестнет хаос, войны, катастрофы, принцы мира мертвых поведут свои эшелоны с мертвой армией в мир живых на захват мириад новых свежих рабов, Хаос разорвет пятнадцати тысячелетний  договор о мире и начнет отрывать куски от конгломерата словно бешенная собака не чувствующая насыщения. Гердоны расползутся между мирами, поедая соединительную ткань, отрывая целые миры или связки миров уводя наживу в свою реальность.  И наконец твари с внешнего кольца дополнят общую картину апокалипсиса и гибели  конгломерата.  
  Всеми забытый Артур, не имея магического дара ничего не понимал и не чувствовал. Стоял Артур в абсолютной тишине среди богов и полубогов, демонов и ангелов, застывший во времени единственный в своем роде человек, который лишился всего. У которого и так ничего не было но сегодня он потерял не только друга, который и не другом ему был, а как оказалось обычной нянькой, а так же  как ему сказали, родной мир.  Стоял и думал, о том, какой же  он  все-таки несчастный человек. Он только сейчас начал осознавать масштабность происходящего абсурда. Владыки, сектора, миры, магия, канцлеры, привратники, бред.   Артур затравлено посмотрел по сторонам. Он ощутил острую необходимость быть как можно дальше отсюда. Назад в его однокомнатную конуру, назад в офис турфирмы, назад в переполненный автобус тяжело пахнущий чесноком и перегаром, назад к унижениям босса и брезгливым   взглядам красивых и не очень девушек, назад к оскорблениям случайных прохожих. Он хотел вернуть себе свою жизнь, жизнь лишенную красок и надежд. Он хотел получить назад то, что у него так грубо вырвали из рук. И вслед за пониманием того, что это не возможно, пришло отчаяние. Дикое, первобытное всепоглощающее чувство отчаяния и страха. Ночной кошмар наяву. И, в душе Артура, что-то надломилось, высвобождая на свет монстра, так долго скрывающегося глубоко в недрах его естества.  И он закричал.
 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение


Глава первая.
                       

- Кинор, ты где иждивенец? Кинооор! Так тебя, да раз так. Быстро тащи сюда свой тощий зад. Кинор! – орал благим матом купец   Датан. И черт его дернул выкупить из рабства и приютить этого сына ослицы и тролля. С ним всегда проблемы, его постоянно где то носит. Караван уже почти готов к отправке, а гарпии не кормлены, по двору словно угорелые бегают василиски,  превращая кур и гусей в каменные статуи. А самое главное пропал, куда-то его походный плащ. Тот, который ему купцу Датану, даровал со своих плеч сам Кир Балтар, командор ордена «Трех свечей». И что черт подери ему сейчас делать с магма-монстром, который распугав молодых кентавров, заперся в амбаре. В то время как он должен был быть усыплен и помещен в энергетическую клетку. А еще эти проклятые элементалы воздуха мать их, разлетались, вырвавшись из плохо запечатанных сосудов. – Кинор! 
Датан был известным и уважаемым купцом, старейшим членом гильдии. Его хорошо знали, ему доверяли, с ним не торговались. Датан вел свои дела предельно честно. Он торговал на территории двенадцатого сектора и большего не желал, хотя выгодные предложения поступали ему и с других секторов и даже колец. Но Датан придерживался определенной политики поведения, «не суй нос не в свой сектор»,  «торгуй сам и дай торговать другим», вот его кредо.  Караваны Датана бороздили двенадцатый сектор вот уже три тысячи лет. И никогда купец не подводил своих клиентов и партнеров. Всегда высокого качества товары приходили в строго назначенные сроки. И ни что, ни войны, ни катаклизмы не могли заставить нарушить слово данное Датаном. И то, что не смогли сделать войны и катаклизмы, смог сделать этот сорванец этот мальчишка, Кинор. В ком он души не чаял и любил как родного сына, хотя он им и не являлся. Умный не по годам, отважный и смелый. Этот четырнадцатилетний мальчик не знал страха, не боялся тяжелой работы. Мальчик был благодарен купцу за все, он любил отца всем сердцем и готов был пойти ради него на все, что угодно.  Это произошло пять лет назад, в одном из своих походов на Тайю, мир орков и троллей, Датан вез очень важный стратегический груз. Двадцать тонн первоклассной гномьей стали. Орчьи кланы стояли на пороге войны с дикими северными троллями. И им срочно понадобилась сталь. Которую им никто не хотел поставлять. Никто, кроме Датана. Он провез ее через семьсот миров, преодолевая невероятные трудности и опасности. И вот он уже на Тайе. В шатре главного шамана, подписывает документы о передачи товара.  Десять тысяч полновесных золотых талантов уже грузили на телеги Датана, талант за два килограмма стали, очень выгодная сделка.  Как вдруг он увидел то, что раньше сразу и не заметил. Грязный живой комочек у ног шамана. Приглядевшись, он увидел, что это ребенок, человеческий ребенок.  Грубая веревка туго стягивала «цыплячью» шею малыша. 
- Что это, вождь? – как бы невзначай  поинтересовался Датан. Указывая на еле живое существо.
    - Трофей. – небрежно ответил вождь кланов и главный шаман           
Самрат, дернув за веревку и пнув комочек кованым сапогом.
Тонко пискнув, комочек пошевелился и повернул голову в сторону купца, взглянув на Датана голубыми словно ясное небо глазами.
Битый жизнью, суровый купец Датан не смог выдержать взгляд этих детских глаз без содрогания и щемящего чувства в сердце. Решение купец принял мгновенно. Решение которое в последствии изменит его жизнь на всегда.
- Самрат, брат мой. Уступи мне этого раба. – осторожно начал купец.
- Нет!
- Друг мой Самрат ну перестань. Зачем он тебе? А у меня одного возничего не хватает. Продай мне его, или подари.
- Я сказал нет купец. И хватит на этом. Я сказал. – не дружелюбно ответил орк.
- Вождь, я тебя чем-то обидел? Разве не я привез тебе все, что требовалось твоему народу, в то время когда никто не хотел с вами работать. Черт знает за сколько миров, я тащил это сюда, поссорившись со своими компаньонами и потеряв тринадцать человек в пути. Разве я не заслуживаю  немного внимания с твоей стороны? – начиная закипать, спросил Датан. 
- Нет. – в третий раз сказал вождь кланов угрожающи выпятив мощные клыки. И тяжело посмотрев на купца, односложно пробубнил. – Это трофей. Трофей мой. Трофей не продается. – орки не отличались болтливостью. И талантами ораторов не обладали.  
- Всему есть цена Самрат. Я привык получать то, что хочу. Потому что всегда готов заплатить за это полную цену.  Сколько, Самрат? Скажи свою цену. Ведь все равно день два и он пойдет на корм твоим ограм. 
«Усмехнувшись, орк схватил вяло-отбивающегося ребенка за волосы подняв в воздух спросил»: - Ты готов за это заплатить полную цену?
- Да. – чувствуя подвох не уверенно сказал купец.
- Тогда сгружай все  золото, что погрузили на твои телеги мои парни.
- Десять тысяч талантов? – не веря своим ушам, переспросил Датан. 
- Ага,- все так же ехидно улыбаясь, подтвердил вождь кланов.
Даже самый ценный раб не стоит больше трех талантов и то не полновесных. А тут этот мерзкий вонючий орк требует десять тысяч полновесных за ребенка, который может и не дожить до утра. Но, великие боги как же он на него смотрел. Глазами полные надежды, глазами которые умоляли и просили.  
«За все три тысячи лет жизни полной неожиданностей Датан не совершал ничего подобного, и наверняка будет сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Он выкупит раба, а заодно сотрет улыбку с этой уродливой морды. И подумав еще немного, Датан решительно сказал»: Я согласен орк. Десять тысяч за ребенка. – и зычным голосом скомандовал разгрузку. 
- Ты глуп купец. Глуп и не дальновиден. Об этом будут говорить. И говорить будут, что купец Датан постарел и поглупел если заключает настолько не выгодные сделки. С тобой перестанут работать. Ты уверен в том что делаешь? – казалось удивлению вождя кланов не было предела. 
- Ты за меня не беспокойся, это не твое дело орк, - грубо ответил Датан принимая поводок с рук Самрата.- ты лучше подумай как  будешь вести следующую войну.  Ведь не будет уже глупого недальновидного купца Датана который повезет тебе сталь, артефакты или зерно. И потом я слышал, что тролли пробивают почву на предмет поставок им готового гномьего оружия и амуниций. А может им сразу сосватать эльфийских  наемников этак в количестве ста тысяч едениц? Что скажешь? 
- С огнем играешь купец, ты что бессмертный? Забыл где находишься?- перехватив поудобней секиру тяжело дыша сказал Самрат. 
- Да ты никак мне угрожать решил?- невинно спросил Датан.- Ты не можешь быть настолько глуп орк, что бы мне навредить. Потому что тогда за твою жизнь и за жизнь каждого вонючего орка в этом богами забытом мирке не дадут и ломанного медяка.- Датан был в ярости от потери десяти тысяч и поэтому его несло. Он конечно же блефовал. И если вдруг орк решит его прикончить, то это сойдет ему с рук. Гильдия в этом случае бойкотирует Тайю, но воевать с ней никто не будет, по крайней мере из за него.  Но как же приятно было наблюдать за тем, как борется внутри орка злоба, обида и здравомыслие.
- Тебя никто не тянул за язык, купец. Ты сказал, что заплатишь полную цену за прихоть, я назвал тебе эту цену. А теперь ты мне угрожаешь, тем что собираешься помогать моим врагам. Это ты считаешь по совести? – скрежетал клыками орк.
- По сравнению с тем, что ты запросил с друга за дохлого раба, мои действия сущая   безделица. Так друзья не поступают, а ведь мы были друзьями верно?! Ибо только настоящий друг повез бы тебе через тьму тараканью так необходимую тебе сталь наперекор гильдии . И вот это не по совести. Хотя, откуда тебе ведомо, что такое совесть орк. Желаю тебе и твоему народу поражения, от всего своего человеческого сердца.- сплюнув в сердцах сказал Датан и вышел из шатра держа на руках невесомое тело, ожидая выкрика шамана, схватить убить и так далее. 
Но они не последовали. И скомандовав в путь, Датан повел караван в открытый     портал, желая поскорее убраться, пока вождь не передумал его убивать.  С того времени прошло уже пять лет. Купец оклемался от потери крупной суммы, а мальчик вырос и окреп. 
- Кинооор! Только попадись мне негодяй, пойдешь у меня на корм драконам,- неистовствовал  купец.
- Отец, отец я тут,-  послышалось откуда то Датану. 
Из за амбара появляется, пятившись спиной мальчик, который с трудом тащил за веревку упирающегося «талмара». Мифического горного барана, полуразумное существо с закрытого мира обладающий  даром провидения и имеющий пакостную привычку распадаться на первоэлементы в брачный сезон, очень редкий. За него купцу обещали две тысячи талантов. И три недели назад чертов баран исчез. Датан в душе уже попрощался с деньгами, но вот сюрприз.  
- Отец, отец я его поймал. – с гордостью сказал запыхавшийся Кинор, загнав талмара в энергетическую клетку. – Прости отец, не сердись пожалуйста на меня, - заметив бедлам который творился во дворе сказал мальчик. – Четыре дня назад я вышел на след талмара, и зная как он был тебе дорог не мог позволить себе его упустить. Пока выследил пока изловил. В общем прости отец, я сейчас же займусь гарпиями и василисками, и за магма-монстра не беспокойся и элементалов переловлю. Караван выйдет в срок, я обещаю. Да кстати вот твой плащ, без него не смог бы подойти к нему близко. Плащ идеально блокирует эманации. Ты сам знаешь какие талмары чувствительные... 
Он все говорил и говорил, а Датан слушал, и любовь и гордость переполняли его сердце. Гром и молнии, которые купец был готов обрушить на сорванца, исчезли бесследно.  Купец благодарил богов за это чудо которое с ним случилось на старости лет. Что такое десять тысяч талантов золотом, он бы за мальчика отдал бы все что имеет, не моргнув глазом. Кинор будет достойным наследником, который продолжит его дело, прославляя имя отца  и после его ухода в мир мертвых на потеху принцам. 
«Потрепав мальчика по загривку, останавливая не прекращающийся поток слов, мягко сказал»: - Я все понял мой мальчик. Ты молодец. А теперь займись всем остальным и побыстрей, пока я тебе не дал ремня. – уже строго закончил купец. 
Датан получил заказ на поставку множества различных тварей и существ одному графу для его коллекции. Доход составит более тринадцати тысяч. Это должно было вернуть Датана в высшею лигу.   Пол года он собирал их и вот караван готов, заказчик осведомлен и  ждал доставки, следует поторопится сроки поджимают, а купец не любил опаздывать.  Не желая рисковать, Датан решил открыть портал на прямую во владения графа. Очень дорого, это съест двадцать процентов от дохода но за то без риска и не теряя времени на переходы. Датан выписал себе мага портальщика аж из самого центра. Жутко дорого за то специалист высшего класса. Можно быть уверенным, что их не забросит куда-нибудь не туда.  
К концу дня, как и обещал Кинор, все было готово. Упаковано, связано, закрыто, усыплено. Караван из верениц телег в которые были запряжены тогрольские быки выстроился у дома купца готовый к отправке. 
- Где этот портальщик, - подумал Датан и пошел его искать.   
Какого же было его удивление, когда он нашел его в совершенно непотребном состоянии во внутренних покоях дома. Мертвецки пьяный маг обхватив кувшин со столетним вином, сладко спал.  Попытки его разбудить не чего не дали. Датан был в ярости. Сроки, сроки, сроки. 
- Не волнуйся отец, - услышал купец голос Кинора из за спины,- Мы выйдем в срок я обещаю.
- Мальчик мой это не возможно. Маг в отключке. А  без него мы не сможем открыть портал. Как назло я отослал своего мага к графу готовить клетки. Даже разбудить и привести в порядок этого алкаша не сможем. Гильдия портальщиков дорого мне за это заплатит. 
- Заплатят отец, обязательно заплатят, но пока нам надо доставить груз графу.
- Но как, сын мой, как, - отчаянью Датана не было конца. 
«Мальчик подошел к магу распахнул его халат и вынул оттуда розовый кристалл, древний артефакт способный пробивать туннели в пространстве сквозь миры. Внимательно осмотрев артефакт, Кинор сказал»:- Отец я открою портал.
- Сынок ты не сможешь. Никто не сможет. Это целая наука. Надо быть настроенным на артефакт, надо уметь удерживать его мощь. Надо знать координаты и держать открытыми ворота указывая путь, надо уйма чего еще.    
     - Отец я много читал о пространственных кристаллах. Я смогу. Дай 
    мне шанс отец. 
- Нет. Это смертельно опасно. Я не разрешаю.- отрезал купец.
- На кону твое имя отец. И мне плевать чего это мне будет стоить. Граф получить свой заказ в срок, – сказал Кинор и стремглав побежал во двор. 
Ошалелый и на смерть перепуганный Датан бросился за ним, остановить пока не случилось не поправимое.  Выскочив вслед за Кинором, он увидел следующею картину.
Его четырнадцатилетний приемный сын, которого он пять лет назад выкупил у оркского шамана в практически предсмертном состоянии, стоял во главе каравана объятый голубым сиянием. Кинор производил пасы руками громко выкрикивая слова на непонятном наречии. От ужаса на голове купца волосы пришли в движение. Он понял, что если с мальчиком, что-то случится он не сможет жить дальше. К его огромному удивлению в пространстве перед Кинором появилась сверкающая точка постепенно расширяющаяся, пока не превратилась в полноценный проход в ширину телег. 
- Отец командуй. Пусть начинаю движение. Я держу ворота. Верь мне.
И он поверил. Поверил, хотя причин для этого не было никаких.
- Караван в путь, - зычным голосом скомандовал Датан. – тогрольские быки мощно мыча, понукаемые возничими двинулись, потянув за собой тяжелые телеги груженые сказочными тварями со всего света. 
Он не беспокоился за караван или даже за себя. Страх сковал его переживая за Кинора. Войдя в портал, Датан почувствовал знакомые ощущения, кажется все идет как надо. Он не удивился когда караван вышел из портала и появился аккурат во владениях графа Шинук Риана. Он не удивился потому, что в его сердце было место только для одного чувства, страх за сына. И вот последним в портал вошел Кинор. Бледный, обессиленный но жутко гордый и довольный. 
- Сынок, - бросившись к нему, вскричал Датан, - ты как малыш?
- Отец, ты знаешь сколько мы сможем сэкономить на портальшиках? – с улыбкой во все лицо сказал Кинор падая в объятья отца. 
Граф был невероятно доволен, принимая бесценный груз. Он получил даже то, на что не рассчитывал. Давая список тварей граф понимал что многое из списка достать будет очень сложно или даже не возможно, но слава купца Датана подтвердила, что если Датан принял заказ, то обязательно его выполнит и без всяких оговорок. Граф был на седьмом небе от счастья. Он был так доволен, что расплачиваясь с купцом,  добавил к оговоренной сумме еще две тысячи сверху. 
Граф Шинук Риана владел более ста сорока мирами. И был очень богатым, хотя и экстравагантным человеком. Его страсть к собирательству редких животных и магических существ была известна его друзьям и в высших кругах общества. И поэтому по всякому удобному случаю графу дарили всякую разную живность. Под свою коллекцию граф отвел целый мир. Кто только там не водился. И вот с приездом уважаемого купца Датана, коллекция пополнилась воистину редкими и интересными экземплярами. Совершенно счастливый граф не мог просто так отпустить купца, и он настоял на том, что бы Датан со своим сыном погостили у него хотя бы пару дней. На что купец конечно же согласился. Потому как во первых не хотел обижать графа отказом, а во вторых возможность подружиться с высокородным, влиятельным и самое главное богатым графом упускать нельзя. 
    На следующий день, граф устроил званный ужин, пригласив на него 
своих друзей высокородных вельмож таких как и он, и конечно же купца с сыном. Для Датана это было не в новинку, он видел и не такое, бывало он сидел и за королевским столом, бывало и бок о бок с владельцами секторов. А вот Кинору все это казалось верхом изящества и изысканности. С удивлением и восхищением Кинор наблюдал как слуги элементалы земли разносили и предлагали гостям всяческую снедь.   Дорогие редкие яства, фрукты из разных миров, тысячелетнее вино, напитки и блюда название которым еще не придумали, золото и хрусталь, самоцветы и дорогие ткани и многое многое другое, украшало стол графа. Прекрасные девы развлекали гостей захватывающим дух танцем, и «синки» магические существа с мира Линсан услаждали слух присутствующих невероятно красивым пением. С доброй улыбкой на лице Датан смотрел на сына. Все еще ребенок, у которого все впереди. Будет у него в жизни королевское застолье будет и краюха черствой тролльской лепешки, крупные сделки и годы застоя, множество друзей и не меньше количество врагов, победы и поражения. Все будет, потому что это жизнь. А пока пусть мальчик наслаждается, и беззаботно трескает иномирный фрукт. Зная, что его отец пока он дышит, всегда будет рядом. Будто почувствовав настроение отца, Кинор посмотрел на Датана, кивнул и с улыбкой предложил нечто синего цвета похожее на яблоко. 
- Дорогие гости, прошу любить и жаловать купца Датана и его сына которые смогли собрать и доставить мне редчайшие экземпляры в мою коллекцию. Никто не справился бы лучше чем Датан, - торжественно сказал граф. – Слава купца Датана идет впереди него. За профессионала своего дела, что бы удача сопутствовала ему и дальше. – и все подняли свои бокалы приветливо улыбаясь и выкрикивая здравницы в честь Датана, угождая графу. Ведь на самом деле большинство присутствующих это прихлебалы графа Шинук Риана. И им было просто наплевать и на Датана и на его сына и на их профессионализм. За исключением нескольких лордов. Датан все это понимал и принимал как должное.  
Банкет был в самом разгаре. Люди пили ели, пели и танцевали. Плели интриги и просто общались. После тоста все как будто забыли о существовании купца, но как оказалось не все.
- Уважаемый Датан, мое почтение, - приветливо улыбаясь произнес подошедший к купцу молодой мужчина одетый в парчовую тунику строго черного цвета, - позволите вас на минутку?! 
«Маг,- решил Датан,- как минимум командор. Но не из ордена. 
Явно из свободных зодчих, что выдавало в нем отсутствие колец силы. Свободный зодчий тут у графа?!  Интересно, что ему надо?! Что бы не надо было, это следует выяснить.»
- Да  конечно, ваше магичество, - проявляя уважение, ответил Датан и дал увести себя в сторону.
- Во первых хочу сказать, что счастлив наконец с вами познакомится. – начал из далека маг. - Многое о вас слышал, и надо сказать только хорошее. Вы так сказать настоящая легенда. Поговаривают, что если вы беретесь за заказ, то обязательно его выполняете. В чем собственно говоря я и имел удовольствие убедится. А теперь я вижу, у вас появился собственный мастер межмирных порталов?! – невинно спросил маг.
- С кем имею честь, - официально спросил Датан, не принимая эту игру в дружелюбие. 
- О! Прошу меня простить уважаемый Датан. Командор «зодчих», маг седьмой ступени Тристар, прошу любить и жаловать. – представился незнакомец. 
- Рад знакомству, командор. Спасибо за теплые слова. Право вы преувеличиваете мои заслуги. Да и портальщика у меня своего нет. Тот которого я выписал из ордена просто вырубился в день перехода, опустошив мои запасы вина. Так что я был вынужден позаимствовать у него пространственный кристалл. Я его конечно же верну, - быстро добавил купец чувствуя не ладное. 
- Да боги с вами уважаемый Датан, меня не интересует пьяница портальщик и его кристалл. Мне интересно другое. Кто вас провел? Я слышал это был ваш сын, правда ли это? Ведь как я понимаю мальчик не маг, в том смысле, что он нигде не обучался. И если это и в правду ваш сын это означает, что у него колоссальные задатки к магии. Однако даже самородкам, которых кстати, не мало, это тоже было бы не под силу. Расскажите свой секрет купец. – все так же улыбаясь попросил командор Тристар.
«Датан слишком долго живет на этом свете, слишком много миров он исходил своими ногами и слишком часто попадались ему на дороге те кто хотел ему навредить, что бы понять, кто то очень сильно заинтересовался Кинором. И это ему совершенно не нравилось» :- Ваше магичество, я не совсем понимаю суть вашего вопроса. Если вы спрашиваете кто нас провел, отвечу, Кинор. Если вы спрашиваете обучался ли Кинор в школе магов, отвечу, нет. Если вы спрашиваете как же это у него вышло, отвечу, он у меня умный. И на этом думаю все. Прошу откланяться ваше  магичество, - хотел отрезать Датан и закончить неприятный разговор. 
- Не спешите Датан. Я вас понимаю. Как отец понимаю. Да, да как отец, - добродушно продолжил командор заметив недоверие в глазах купца, - даже у магов бывают дети представляете?! Как я и сказал, я вас понимаю. Вы боитесь за сына и желаете всеми способами его защитить. Но тут нет угрозы, друг мой. По крайней мере в моем лице. Я лишь хотел сказать, что мальчик который смог открыть межминый портал, опираясь только на материал, почерпнутый в общей магической литературе, автоматически становится очень важным объектом которым вскоре заинтересуются многие ордена. Ведь так оно все было, верно?! А оно вам надо? – проникновенно спросил маг. 
- Вы хотите мне, что-то предложить командор? – включив дельца, спросил Датан. 
- Несомненно. Мне посчастливилось быть приглашенным графом, что бы стать свидетелем рождения великого мага современности, будущего командора, а может чем черт не шутит и архимага. Поверь те моему опыту, очень не многие способны сделать то, что сделал ваш мальчик. Я бы сказал на моей памяти, вообще никто такое не проворачивал. Если  об этом пронюхают ордена, вам не дадут спокойно жить. Соблазн заполучить  Кинора будет слишком велико, что бы они оставили вас с сыном в покое. Но вы не хуже меня понимаете, что членство в ордене ни чем не лучше рабства. И совсем другое дело, «свободные зодчии». Мы не политизированы как ордена. Мы никому не служим, а служим лишь одной цели – свободному распространению магии и знаний. Я возьму мальчика лично под свою опеку. И лично буду его обучать. Если вы конечно согласитесь. Он получить все, что смогут дать ему зодчие. А потом мальчик вернется к отцу. Вернется возмужавшим, уверенным в себе магом самого высокого уровня. Я в этом уверен. Не упустите свой шанс Датан, позвольте ребенку взять лучшее, ибо он этого достоин. – наконец закончил свою тираду командор.  
- Спасибо ваше магичество, мы подумаем. - Ставя ударение на МЫ, ответил Датан. 
- Возьмите мое кольцо, через него вы сможете со мной связаться в любое время, и где бы я ни находился.  И не тяните с этим Датан. Потому, что слухи уже поползли. Помните ордена от вас отстанут только в одном случае, если мальчик уже станет, чьим то учеником. Я на вас не давлю, но ставлю во внимание. Всех благ уважаемый купец. И да сопутствует вам удача. – с этими словами командор  без всяких усилий и кристаллов посреди зала открыл межмирный портал и помахав рукой на прощание шагнул в него. 
Обуреваемый мыслями зажав кольцо в руке, купец стоял в одиночестве, переваривая информацию. С одной стороны маг был прав, они засветились. Датан сам был шокирован, тем что Кинор смог открыть портал за полторы тысячи миров точно в назначенную точку никого при этом не угробив. Как он это смог? Неужели тогда пять лет назад в ногах вонючего орка мог умереть великий маг?! Он ведь так и не выяснил, кто были родители Кинора. Чей он сын? Такой талан не выдается абы кому. Но сейчас это уже не так важно. А важно то, что мальчика все таки придется пристроить. И может быть это его шанс добиться большего чем просто гонять караваны по сектору. Это сила, власть над стихиями, известность и уважение. Он поговорит с Кинором по прибытию домой. Пусть мальчик сам скажет, чего хочет от жизни. Он поддержит любое его решение. Погруженный в себя Датан, не заметил как среди веселящихся полупьяных  гостей был тот кто не пил и не веселился, а пристально за ним наблюдал. 
- Отец, отец тут так классно, - подбежав к купцу, вскричал радостный Кинор. Потом заметив его отчужденность, с беспокойством спросил, - с тобой все хорошо?  
- Да мой мальчик, все отлично. Тебе нравится бал? 
- Ага, - довольно ответил Кинор. – Тут весело. 
- Вот и хорошо, давай вон иди, станцуй с той красивой девушкой, она с тебя глаз не сводит, - подмигнув покрасневшему мальчику, сказал Датан и мягко подтолкнул его в направлении скромно стоящей девочки у кромки зала. - Папе надо подумать. – и задумчиво посмотрел в след как оказалось уже повзрослевшему сыну. 
Спустя два дня, не смотря на уговоры графа, сославшись на неотложные дела, купец Датан приказал собираться. В течении часа знающие свое дело слуги подготовили караван к отправке. Граф Шинук Риана вызвался обеспечить проход прямиком к дому Датана. Что сняло камень с души купца который не хотел, что бы Кинор снова открывал портал, потому что вызвать нового портальщика заняло бы много времени, а он хотел как можно быстрей покинуть это место. Он поблагодарил графа за гостеприимство и повел караван в открытый портал. 
Уже дома активировав защитные артефакты, Датан с облегчением выдохнул, словно скинул с плеч тяжелый груз. Разговор с командором внес сумятицу в душу купца. Глубоко за полночь когда наконец, закончили распрягать, раскладывать, уводить в загоны, и укладывать по полкам  наступила долгожданная тишина. Датан уселся на крыльце своего роскошного дома и закурил именную трубку, сделанную из кипариса  филигранной работы, подаренную ему  эльфийским королем Лиаменом первым. Идеальная ночь для раздумий.  
Эти моменты особенно ценились купцом, так как их было катастрофически мало в его жизни. Все время в походах, в бегах. Сон под звездами и каждый раз под разными. Постоянный риск. Будь то разбойники, конкуренты, дикие звери или же не устойчивые порталы. Хочет ли он  такой жизни Кинору, скорее всего нет. Он уже принял решение уже тогда, после разговора с Тристаром. Но как же все таки не хочется отпускать малыша в неизвестность, не хочется отпускать его от себя. Завтра с утра он поговорит с сыном. Предложит ему варианты. Хотя, сперва стоит все-таки съездит к орку шаману у кого он купил Кинора, надо будет задать ему пару вопросов. С этой мыслью Датан выбил трубку, зорко осмотрел двор, проверил защиту и отправился на боковую.
Утром отправив Кинора в орден с провинившимся портальщиком, Датан запряг своего гнедого и направился на Тайю. Добрался он довольно быстро, потому что одно дело идти полностью груженым караваном и совсем другое дело идти налегке.  Только Датан вышел из портала он сразу уперся в орчью заставу.
- Стой кто идет, - сказал грозный орк, перехватывая поудобней секиру.
- Это человек, - подхватил эстафету второй дозорный, но уже по меньше ростом. 
- Откуда здесь люди? – недоумевал  третий. 
«Мда, не удивительно, что они никак не могу взять вверх над троллями. Воюют такими идиотами.» - подумал Датан и сказал в ответ, - Доложите вашему вождю Самрату, что пришел его старый друг купец Датан.  
- Погоди, тот ли ты Датан, который выложил за дохлого раба десять тысяч полновесных талантов? Ух ты. А знаешь Датан, у меня есть парочка рабов. Интересует? – сказал последний орк который явно был обделен разумом больше других. 
- Так, слушайте сюда тролльское  вы дерьмо. Если сею же минуту вы не доложите об о мне Самрату, то я гарантирую что уже к вечеру, вас троих привяжут к столбу позора и заставят совокупится с мерзкой тролльчихой  и после такого как вы понимаете уже не один уважающий себя орк больше не подаст вам руки. И место ваше отныне и до конца дней, будет у выгребной ямы. А ну живо бегом к вождю, выкидыши. – спокойным тоном сказал Датан, почти заставив орков припустить в штаны и понять, что лучше выполнить то, что просит этот странный человек, пока не случилось че похуже.
Спустя некоторое время появились два шамана, которые несколькими порталами препроводили Датана в ставку вождя.
- Датан, ты ли это?- прищурившись будто не веря своим глазам, спросил вождь кланов, главный шаман Самрат, вальяжно восседая на подушках, как только купец переступил порог шатра. 
- Я, а кто еще может пожелать посетить твою берлогу, которую все знают как Тайя, - пренебрежительно заметил Датан, сдобрив грубость лестью. Орк, даже если он искушенный жизнью шаман и вождь кланов всегда остается орком. В меру наивным, в меру недалеким, в меру глупым и без меры злобным. Так, приходилось общаться с ним на его же языке, иначе он почувствует слабость и тогда все пропало. Но надо знать, где остановится, так как можно перегнуть палку  и итог будет тем же.   
-  Ты знаешь Датан, ты не поверишь, но я рад тебя снова видеть. Я соскучился. Ты единственный из вашего племени, которого можно и нужно уважать, как вы любите говорить – ты настоящий мужик. Я до сих пор отчетливо помню как ты находясь в окружении вооруженных злых орков мне, их вождю, говорил в лицо такое за, что и на куски порубить мало. Но ведь сказал же, не испугался. Уважаю. А еще я уважаю тебя Датан, за то, что остался честным и принципиальным и не осуществил все те угрозы, которые мне наговорил. Вот только почему? Неужели испугался мести? 
- Самрат, ты сам прекрасно  знаешь ответ на этот вопрос. Я никогда никого и ничего не боялся, и начинать не собираюсь. Это были всего лишь слова человека потерявшего большую кучу золота. Момент, когда я так низко паду, будет означать только одно, что нет больше Датана. Был да весь вышел. 
- Хорошо, так какими судьбами тебя занесло на Тайю? – спокойно спросил шаман и в этот момент Датан почувствовал, как спало напряжение, витавшее в воздухе. 
- Мальчик, раб, как он к тебе попал Самрат? Скажи мне. 
- О! Так вот зачем ты тут. Инвестиции не окупились? – зубоскалил вождь.
- Окупились Самрат, сторицей окупились. Но мне надо знать. Ты можешь оказать мне такую услугу? Я заплачу. 
- Датан ты заплатил достаточно. И за мальца и за информацию о нем. Тут нет секретов. Хотя история преинтересная. Присаживайся купец, в ногах правды нет. Да и в заднице если подумать, ее не много, - заржал орк своей не весть какой шутке. 
За полгода до прихода Датана с грузом в стан Самрата, вождя посетил странный человек. К тому времени отношение между кланами и северными троллями были окончательно испорчены, война была не за горами. Оркам нужно было срочно оружие и много. Без гномьей стали нечего было и думать от возможности отразить атаки бесконечных полчищ диких троллей. Тайя  аграрный мир и  она скудна на такой ресурс как железо, а орчьи кузницы хороши были лишь для того что бы ковать орала и прочую сельскохозяйственную утварь. Орки Тайи отличались от своих более воинственных собратьев с других миров и колец. Кланам, нужна была гномья сталь, первоклассная оружейная сталь. Но это стоило очень дорого, так как гномы зная цену своему продукту, не готовы были уступить и сребреника. Тайя торговала в основном товарами сельского хозяйства, зерно, шерсть, мясо. На которых не так уж много и заработаешь.  Положение было аховое.  И вот в одно пасмурное осеннее утро в шатер главного шамана зашел человек, и не представляясь сразу предложил оркам огромную сумму золотом.
- Сто тысяч, – с порога заявил незнакомец.
- Кто ты такой? Что тебе надо? И что за сто тысяч? – нахмурившись, спросил Самрат.
- Кто я, тебе знать не надо орк. Что мне надо я тебе скоро скажу. Сто  тысяч полновесных талантов за небольшую прогулку в один закрытый мир. Ты принесешь мне то, что мне надо и за это получишь золото, – все тем же спокойным безапелляционным тоном сказал человек в балахоне. На это золото ты сможешь купить гномью сталь и произвести столько секир и ножей, что хватит на каждого вшивого тролля. Свяжись с купцом Датаном, он единственный который примет твой заказ и выполнит его в срок. К тому же мне известно, что вы давние партнеры, так что проблем не возникнет. 
« Все еще не понимая, что именно от него хотят, орк спросил»:- Почему ты пришел ко мне? И что же это такое, что может, стоить сто тысяч?
- Орк, для вождя кланов ты поразительно глуп. Что тут не понять? Я даю тебе возможность заработать не плохие деньги. Которые смогут помочь тебе загнать троллей обратно в их норы. Иначе уже к летнему солнцестоянию твои мохнатые друзья будут танцевать на могилах ваших предков. И прошу я всего ничего, произвести вылазку в закрытый мир, что бы принести мне оттуда одну безделушку. Вот и все. А пришел я именно к тебе, потому что ты мне нравишься, есть в тебе какая та харизма что ли и я просто хочу помочь твоему народу.
«Вождь понимал, что странный гость лукавит, но ему нужны были деньги и много. И он чувствовал, что получит их, если согласится выполнить это странное задание»:- Я не верю тебе человек из неоткуда, но я согласен на твои условия. Покажи мне золото.
«Мимолетная улыбка промелькнула, тронув губы незнакомца, и тут же погасла. Но надвинутый на лицо капюшон не дал орку возможности это заметить. Человек достал из за пазухи небольшой мешочек бросил к ногам орк и сказал»:- Это пространственный мешок, в нем аккурат сто тысяч полновесных талантов и кольцо для связи с купцом. Они твои. 
- Так просто? Еще не получив свое ты даешь мне деньги? – удивился вождь кланов.
- Да нет, не все так просто, орк. Не думай, что сможешь меня обмануть. Потратить мои деньги и не дав мне замен то, что мне надо у тебя не получится. Потратить ты конечно сможешь, но тогда скажи мне орк, на какие деньги тебе будут хоронить? – тихо сказал незнакомец снимая капюшон со своей головы, и в упор посмотрел вождю в глаза.
Самрату открылось молодое человеческое лицо, которому на вид не дашь больше двадцати. Уголки рта были немного приподняты, обозначая улыбку. Он имел пухлые безволосые щеки не тронутые бритвой. Высокий лоб говорил о не дюжем уме. И белые почти седые волосы, обрамляли почти по-женски красивое лицо. Но глаза, они как будто с другого лица, они смотрели на орка так, что хотелось бежать как можно дальше от них, это были глаза смерти. Глаза которые проникали в самую душу главного шамана, и казалось, от них негде было укрыться. Они подавляли волю, это был взгляд человека привыкшего повелевать. И орк склонился на колени, перед этим странным юнцом с глазами демона из низших миров. – Вот так то лучше. – довольно сказал человек. – Вот тебе портал в этот мир, он одноразовый.- кидая к ногам орка розовый кристалл, сказал человек. - У тебя будет лишь одна попытка. Туда и обратно. Твоя команда должна будет  пройти процесс трансформации. Нужно будет перевоплотится в людей. Это их мир. И там орки это всего лишь персонажи сказок и преданий. У тебя на все про все не больше месяца. И тогда окно закроется, и твои орки навсегда останутся в том мире. Там вы должны будите найти ребенка, которого звать Антуан Гиреро ему около девяти лет. Таких как он в том мире тысячи но только найдя его вы поймете кого именно вам надо брать. Вот он мне и нужен. – продолжая говорить человек вытащил еще один артефакт, - этот артефакт обучит вас основным языкам того мира. На вопрос, почему все-таки я пришел к тебе, отвечу. Тебе это неизвестно, но Тайя когда то много лет назад была полигоном для испытаний секретных запретных заклинаний. Из за чего структура мира изменилась. Ты никогда не задумывался над тем, почему на Тайи нет своего источника? Как в любом нормальном мире или в связке миров. Так вот, причина этому магия, которая просто повредила и иссушила источник. Ты думаешь вы плоть от плоти этого мира? Нет. Когда то каждый мир был на счету и мирами не разбрасывались. Так вот, вас, как и троллей завезли сюда немногим позже катастрофы. Что бы вы восстановили мир. Так как орки и тролли имеют поразительно большой запас жизненной энергии, и вы отлично плодитесь. Но магия не вернулась. Твое искусство шаман это лишь крохи того что на самом деле умеют делать твои собратья из других миров. Ты часто выходил наружу? Вот именно, ни разу. Это блок Самрат. Что бы истина не открылась вам, и вы не взбунтовались. Так или иначе мне плевать, на твои чувства и на судьбу этого мира. Мне нужен мальчик орк. И тот мир подобный вашему, он так же был иссушен много, много лет назад, еще во времена владык и канцлеров. И не спрашивай меня кто это такие. Слишком много информации для твоих орчьих мозгов. Ваши сущности как нельзя лучше всех остальных смогут интегрировать с тем миром.  Во общем так, в этом артефакте ответы на все твои вопросы касаемо задания, с его же помощью ты проведешь необходимую трансформацию. Неделя на подготовку, три недели на само задание. Потом окно закроется уже навсегда. Я этого ждал двадцать тысяч лет, орк. Не подведи меня. И тогда мне не придется устраивать тут бойню. – и кинув орку артефакт этот странный человек повернулся что бы уйти.
- Постой, - окликнул его Самрат, - а почему ты сам не пойдешь? 
- Это из за того, кто я есть, - кинул он загадочную фразу через плечо и вышел из шатра. 
Позже расспрашивая охрану и других орков в стане о человеке, Самрат узнал, что странного гостя не видел никто. Он пришел из ниоткуда и ушел в никуда. 
Самрат отобрал лучших из лучших.  И занялся подготовкой  отряда. Девять орков, элита орчьих кланов стояли готовые к трансформации в назначенный день. Нельзя сказать, что процесс трансформации был безболезнен. Сопровождаемый криками боли, звуками рвущейся плоти, хрустом ломающихся костей и реками крови процесс подошел к концу. Перед орком предстали девять совершенно не похожих друг на друга человек. Среди них были темные и светлые, раскосые и пучеглазые. Такое разнообразие людей орк еще не видел. Впрочем, чему тут удивляться, он вообще мало чего видел.  С помощью артефакта группа изучила пять языков. Оделись в балахоны нейтральных цветов, запаслись золотом и оружием и не оглядываясь шагнули в открытый портал. Впоследствии, когда ему рассказали о злоключениях его десанта, он понял, что задание оказалось совсем не простое
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
9 минут назад, djafarchik сказал:

:LaieA_014:зашло

Ну что же. Тогда держитесь. Два полных тома  на полтора миллиона символов готовы. Третий на подходе. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение


Глава вторая.


Рабочий день Джона Гилегана начинался каждый раз одинаково. Холодный душ, завтрак, короткая молитва и вперед в свой новенький G.M. , выданный ему два месяца назад как лучшему работнику года.  Вот уже как двадцать три года он гоняет автобус компании Грейхаунд по маршруту Кливленд - Нью-Йорк. Еще безусым юнцом только получив права, он устроился работать в автобусную компанию. И как новичку ему дали этот не очень популярный маршрут. И с тех пор он так и не захотел его сменить. Прекрасные виды, которые открывались проезжая по трассе номер восемьдесят, Джон не променял бы ни на что. Он к ним привык, а Джон был человеком привычек. Точно так же как он привык к своей супруге Эн которая скоропостижно скончалась пять лет назад от рака и с которой он прожил долгих семнадцать счастливых лет. Он не представлял себя в компании другой женщины. И теперь ему приходилось самому собирать себе обеды в дорогу, самому гладить и стирать одежду. Б-г не дал им детей, и теперь у Джона осталось только одно, работа, и трасса номер восемьдесят. По двенадцать часов в дороге, ночевка в гостинице в Кливленде и обратно двенадцать часов пути до дома в Нью-Йорке. И так бы Джон и ездил до выхода на пенсию, если бы не одно происшествие.
Однажды, по приезду в Кливленд ему сказали ждать каких-то особых распоряжений, на утро позвонили из компании и сказали, что бы он возвращался в Нью–Йорк порожняком, произошла накладка, и они отдали эту поездку другому водителю. Распределитель из компании уверил Джона, что бы он ни беспокоился,  это их ошибка, и что он получит деньги за эту поездку как если бы он ехал полным.
Пожав плечами, Джон как обычно собрался, помолился и выехал в Нью-Йорк. По дороге он решил сделать небольшой крюк и заехать в государственный лес Спроул. Подышать лесным воздухом, потрогать кроны могучих деревьев, и просто пройтись подумать о будущем.   Это решение изменило дальнейшую жизнь Джона Гилегана. Доехав до нужного ему места, Джон припарковал автобус и пошел протоптанной туристами дорожкой, вглубь парка. Как же легко тут ему дышалось, приятный ветерок  теребил волосы и нежно гладил лицо. Словно руки любимой Эн, когда то и они гладили его голову, снимая усталость накопившуюся за весь день. Легким поцелуем в лоб и добрыми словами, Эн заставляла забыть о всех трудностях и невзгодах. Внимательная Эн всегда знала наперед, что с ним происходит, что было не так. Только она могла его понять и помочь. Красивая улыбчивая и безгранично добрая его вторая половинка. Она жила ради него, а он ради нее. Как же ему ее не хватает. Воспоминания волной накрыли Джона, и он не заметил, как сошел с маршрутной тропы, удаляясь все глубже в лес. Начав свой поход ближе к полудню, он не заметил, как стало темнеть. И тот факт, что он не совсем понимает, где находится не пугало его. На дворе как ни как двадцать первый век. И он не в тайге, какой то, а в государственном парке расположенный на территории Соединенных Штатах Америки. Который только для красного словца назывался лесом. В понимании Джона, лес это, что то вроде Мирквуда из «Властелина колец», мрачный темный дремучий лес. А Спроул всего лишь национальный парк, и ничего страшного с ним тут произойти не может. 
Пока Джон размышлял о бытие, наступила ночь. И казалось бы столь родные душе и сердцу сосны и дубы, вдруг разом превратились во что то чужое и не совсем дружелюбное.  Джон хоть и был  не из робкого десятка, но он все-таки был человеком городским, и леса в основном посещал, во время просмотра документальных фильмов на каналах «Дискавери» и «Нешенл Джиографик». В живую в лесу он был последний раз с женой лет десять назад, а до этого, будучи подростком бойскаутом. 
Джон решил двигаться, рассчитывая рано или поздно выйти к дороге. Не замечая, как  все больше и больше углубляется в чащу. Уже через час такого движения Джон понял, что окончательно заблудился. Вдруг ему показалось, что он видит впереди какое-то мерцание. Он решил выяснить, что это такое и направился к источнику света. Через некоторое время Джон вышел на лесную опушку, и его взору открылась  воистину пасторальная картина. У не большого костра по кругу сидели девять человек одетых в серые балахоны, сделанные из грубой шерсти и, что-то тихо обсуждали, не обращая на Джона никакого внимания, словно его и не существовало вовсе. 
- Мое почтение господа, - еле слышно, чтобы не нарушать идиллию, поприветствовал Джон странных людей. Однако ни последовало никакой реакции. – Я заблудился, а вы друзья, что  тут делаете? – спросил он, подойдя к ним еще ближе. К удивлению Джона эти люди просто никак на него не реагировали. – Я не хочу вам мешать, но это просто возмутительно, не обращать на меня внимание. Эй, я к вам обращаюсь. – возмущенно произнес Джон, подойдя к ним в плотную. 
И вдруг как по команде они все встрепенулись и разом вскочили. 
«Немного перепугавшись такой реакции, Гилеган оступившись упал на землю. 
- Простите, я не хотел вас напугать господа, - извинился он.  
- Я его понимаю, это английский язык – обрадовался чему-то один из них. 
- Как такое могло произойти, что он смог подойти к нам так близко? – удивленно спросил другой на языке появившегося из лесной чащи  человека. 
- Возможно, что ткань мира еще не полностью нас приняла, мы как бы еще по ту сторону, - последовал ответ.
- Ну да, а что вы хотите. Закрытый мир. Нас об этом предупреждали.
- У нас крайне мало времени. Если мы не успеем вовремя найти мальчишку, шаман сказал, что бы даже и не думали возвращаться и тогда мы навсегда застрянем в этой дыре. – уныло сказал мужчина похожий на выходца из страны где восходит солнце.
- Да ты просто гений. Без тебя мы вот и не знали, что нам делать и чего опасаться. – кажется, начиналась перепалка. 
- Ну все, хватит лясы точить, пора дело делать. – рявкнул самый крупный из них мужчина скандинавской наружности. И протянув Джону руку, помогая подняться с сырой земли, сказал, - Это вы нас простите уважаемый, это на самом деле было невежливо с нашей стороны. Мы вас просто не заметили, так как были увлечении беседой на теологическую тему. Мы священнослужители и мы не сделаем вам ничего плохого. 
 Такая странная компания. Какой-то интернационал. Кого тут только не было. Годы работы водителем автобуса сделали Джона не плохим психологом. Когда столько лет находишься в плотном контакте с совершенно разными людьми, хочешь, не хочешь, научишься в них разбираться. И Гилегану показалось, что эта сверх странная компания действительно не собирается ему вредить как ему показалось. И даже наоборот, они сами остро нуждаются в помощи. 
- Я могу чем-то вам помочь? – поинтересовался Джон  
- Было бы неплохо пожрать, - ответил самый    молодой из них похожий на Майкла Джексона в юности. И тут же получил ощутимый пинок от собрата.  
«Улыбнувшись, Джон понимающе кивнул и сказал»:- Я так вас понимаю я тоже проголодался, но к сожалению я не знаю как сюда забрел, и сейчас темно дороги не найти. Предлагаю заночевать, а с утра мы попробуем выбраться отсюда и я отведу вас в отличный ресторанчик неподалеку от кемпинга. Затем если вам будет угодно я подкину вас куда надо. Я приехал сюда на автобусе, на своем автобусе. И на вашу удачу я пустой. Так что есть, куда усадит девять здоровых мужиков, и возможность отвезти их туда куда им нужно. Кстати, а куда вам надо, - невинно спросил Джон, и был неприятно удивлен замешательством новых знакомых.
- Джон вы хороший человек. Но простите меня за грубость, я не могу вам об этом сказать. Мы проводили в этом лесу  ритуал посвящения нашему новому брату, тому кто больше всех проголодался, - и скосив глаза строго посмотрел на «Майкла», - Он еще не смог обуздать свою плоть настолько, чтобы отказаться от постоянных мыслей о еде. Ну ничего, у него все впереди.  
««Игорь» как прозвал Джон одного из них похожего на славянина, подошел к «Скандинаву» и тихо сказал»:- Отец, пора укладывать послушников спать. Завтра тяжелый день, - и получив одобрение старшего, стал подготавливать место для сна, просто накидав сухой листвы на сырую землю
- Как тебя зовут добрый человек? - спросил «Скандинав», который явно был тут главным.  
- Джон Гилеган, можно просто Джон.
- Благодарю богов за эту встречу. На земле осталось так мало порядочных людей. Прости что не могу ответить любезностью за любезность. Мы не можем раскрыть тебе наших имен. Потому, что их у нас  нет. По крайне мере в твоем понимании. Но ты можешь звать нас как хочешь. Наверняка ты уже присвоил каждому из нас какое то имя.- улыбнувшись сказал «Скандинав», - А теперь Джон давай поспим, чтобы завтра с новыми силами встретить новый день.  

Наутро, при свете дня стало видно, что не так уж и далеко забрел Джон. Через час они уже вышли на дорожку и следуя знакам направились к выходу из леса. Оказавшись уже в кемпинге, Гилеган заметил, как его спутники вертели головами по сторонам и с удивлением пялились на подъезжающие и отъезжающие автомобили, и на людей говорящих по телефону. А пролетающий над ними вертолет пожарной службы вообще поверг их в священный ужас. Но затем они быстро взяли себя в руки и стали вести себя как обычные туристы. Это было очень необычно.
Усадив их в автобус, Джон предложил пообедать. И получив утвердительный ответ, решил остановится у приличного стейкхауса. На территории прилегающей к Спроул было множество разных ресторанов и магазинов, а так же закусочные, рестораны и прочие забегаловки, так он нашел стейкхаус и пригласил гостей отведать настоящего пенсильванского стейка. Получив меню священнослужители попросили Джона самому сделать заказ. Что он и сделал, заказал каждому по  портерхаусу в фунт весом каждый, гору картошки фри,  печеную на углях кукурузу, свежие булочки и по пинте пива. Было приятно наблюдать как эти молодые люди, укрощая свою плоть временами позволяли себе некоторые вольности, они уплетали за обе щеки угощение, восхваляя своих богов и Джона за эту вкуснотищу. Потом они попросили повторить, а потом еще, повергнув Гилегана в шок. Когда наконец они насытились, Джон попросил счет и пришел в ужас увидев сумму, но еще в больший ужас Джон пришел, обнаружив отсутствие кошелька. Видимо он выпал у него в лесу.  
«Заметив  озабоченность Джона, старший спросил»:- В чем проблема? 
- Да бумажник потерял с деньгами в лесу. Теперь платить надо, а денег нет, и много платить. – еще раза взглянув на счет сказал он, обескураженный суммой. 
- Не надо нервничать Джон, на то воля богов. Во сколько обошелся пир? 
- Две тысячи двести три доллара не включая типы. – ответил он.
- Сколько это золотом? – задал странный вопрос «Скандинав».
- Золотом? – недоуменно спросил огорошенный вопросом Джон. – Ну не знаю грамм сорок пятьдесят. 
- Друг мой мы хоть и балахонах но не без штанов же, - положа руку ему на плечо, протянул золотую монету величиной с блюдце. 
- Она золотая? – не веря своим глазам, спросил Джон, пробуя ее на зуб, как это делают в фильмах - Да тут грамм сто пятьдесят - двести. 
«И подозвав официантку, Джон с невинным видом спросил»:- Золото принимаете?
Плотно отобедав, они вышли на улицу. И Джон спросил, куда они хотели бы отправится, он уже говорил, что готов подбросить.  Попросив минуту «Скандинав» хотел посоветоваться с товарищами. И они отошли в сторону.
- Нам нужен проводник среди местных.
- Мда, и быстро.
- А почему не взять вот этого.
- Но он какой то, слишком простой.
- А зачем тебе сложный? Со сложным могут возникнуть проблемы.
- И потом у него транспорт.
- Странный транспорт.
- Ты на драконах не летал, вот странный транспорт.
- Ты тоже не летал, так что умолкни. 
- Хватит. Я решаю, что Джон подходит. Он мне чем-то понравился. Чувствую, наши судьбы связаны.  
- Если проводник ничего не будет знать о нас то походу дела будут возникать много вопросов, и это будет нас только тормозить. А если ему все рассказать, то ничего страшного от этого не будет. Видимо придется ему все рассказать. Иначе все дело загубим, не успев начать.
- Согласен. На том и порешим. – и закрыв форум «Скандинав» отправился к Джону Гилегану.

Уже позже сидя в автобусе и  прослушав длинный рассказа гостей из другого мира, Гилеган достал пачку сигарет которую забыл кто то и пассажиров и закурил первую сигарету за долгие годы воздержания. 
Сказать, что  Джон был просто шокирован это ничего не сказать. Он был повержен,  раздавлен, размозжен и раскатан. Они не психи и не шарлатаны в этом он был уверен. А почему он был в этом уверен? А потому, что они наглядно ему показали свои возможности. Такие как рождение огня из ничего, телекинез или как они это называют власть над стихией земли и еще парочка сверхспособностей. Все конечно мог быть развод, фокусы или гипноз, чтобы его обмануть. Но зачем, в чем смысл, ведь Джон и так вызвался им помочь? Он их за язык не тянул, сами решили ему рассказать. Значит будем исходить, из того что парни не врут.  Они сказали Джону, что не могу тратить энергию на фокусы потому, что в его мире нет источника силы, что бы пополнить их запасы, а свои жизненные силы они не знают как восстановить, опять же потому что не дома. А еще они ему показали маленький мешочек, в котором могло уместится куча всего, и умещалось. Например они в нем прятали все свое оружие, мечи да топоры.  По их словам они были шаманами первого уровня, помощники вождя кланов главного шамана Самрата.  И их народ стоит на пороге войны. И самое интересное в том, что они не были людьми. Это всего лишь магия трансформации, как они ему объяснили, и на самом деле они выглядят совершенно по другому. Им нужно найти и забрать в свой мир девятилетнего ребенка Антуана Гиреро. Иначе целый мир, населенный миллионами разумных существ, будет уничтожен. В общем, такая история.  Джон в принципе не был против им помочь, но по началу его обуревали сомнения относительно моральной стороны вопроса. А что будет с мальчиком? Грозит ли ему опасность? Может он им нужен для каких то противоестественных обрядов? Но шаманы уверили Джона, что с мальчиком ничего плохого не случится, закрепив его уверенность в это, пятью килограммами золота и горской алмазов чистой воды.  
Доехав до Нью-Йорка, Джон позвонил в компанию и сославшись на неважное самочувствие попросил отгул на несколько дней. Далее он совершил набег на пару магазинов одежды и приодел ребят, во что то более современное. Джон ввел их в курс дела, рассказав о своем мире. Каково население планеты, его количество повергло иномирцев в легкий шок, национальное многообразие, государства, политическое и экономическое  положение и немного истории. Больше всего их заинтересовал уровень технического развития в основном в военной сфере. Ну и конечно интернет. Пришельцы из другого мира просто прилипли к экрану домашнего компьютера Гилегана. Шок от понимания насколько разительно отличался их мир от мира Джона, прошел довольно быстро, все-таки помощники главного шамана, должны соответствовать уровню как-никак. Они составили список детей девятилетнего возраста с именем Антуан Гиреро, и он оказался удручающи велик, их было несколько тысяч. Все они в разных странах и на разных континентах.  С чего начать, как продвигаться?! У них даже паспортов нет. Нужно больше информации. Отличительные признаки, имена отца матери, что-нибудь. Хотя бы сузить географию до континента. Ситуация была не разрешимой. «Пока один из пришельцев которого Джон окрестил «Манделой», не предложил следующее»:-
Давайте все сюда, есть одна идея. Так мы мальца никогда не найдем. Их слишком много и кроме имени у нас больше ничего нет. Но мы знаем одно, он нужен очень могущественному волшебнику. Вопрос, зачем? На который у нас конечно же нет ответа, мы можем лишь гадать. Вот и используем наши предположения. Навряд ли это простой человеческий детеныш, заурядный кусок мяса. Он должен обладать исключительными качествами. Присущи только ему единственному. Давай те свои варианты. 
- Запас жизненной силы.
- Внушительный магический дар.
- Не подключенный к астралу. Самрат рассказывал о таких, очень редкое явление.
- Он очень сильный ментал. 
- Обещанный по договору, принцам мира мертвых.
- Обладает секретной, сверх важной информацией. Нет. Это нам не поможет.  
«Предложения посыпались со всех сторон, вариант за вариантом и вдруг Джон задумчиво произнес»:- Он не человек. – и в комнате воцарилась тишина, - Ну то есть человек конечно, но не плоть от плоти этого мира. Он не отсюда, так же как и вы. Вы же сможете обнаружить чужака?! – полувопросительно спросил Джон. 
Диверсанты задумчиво смотрели на Гилегана, обдумывая это предположение.
- Это очень даже может быть. Проверим прежде всего, этот вариант. – решил «Скандинав»,- Нам нужно кое-что Джон, для заклинания поиска – и быстро набросал список необходимого. 
Прочитав список Джон понял, что большую часть запрашиваемого достать не составит труда. Такие вещи как различные травы, органы животных,  кусок реликтового дерева, камень со дна реки, три пинты человеческой крови можно собрать за пару дней. Но для обряда им были необходимы кости человека который умер очень давно. И чем древнее мощи тем больше гарантий, что поиск будет результативным. Как они объяснили Джону, что связь давно умершего человека с тканью этого мира с годами становится все сильнее и сильнее. И поскольку они не могу подключится на прямую, потому как у них нет доступа, поэтому шаманы хотят использовать мощи как переходник и через них подключится к ткани и задать поиск на исключение, выявляя тех кто не относится к этому миру. Но где достать мощи?
Джон решил разбираться с проблемами поэтапно.  Загрузив холодильник едой, и попросив никуда не выходить, Джон отправился на охоту за травами и прочей требухой, которые запросили пришельцы. Травы и органы он решил оставить напоследок как самое легкое. Камень со дна реки он достал, не утруждаясь. Кровь ему подвез его старый друг который работал санитаром на скорой. На вопрос зачем ему кровь, Джон ответил, что собирается стать вампиром. Друг пожал плечами, положил в карман тысячу долларов и со словами «Иц йо лайф» передал Джону переносной холодильник с упаковками донорской крови. А вот с реликтовым деревом возникли проблемы. Оно нужно было по тем же причинам что и мощи, будучи свидетелем рождения и развития мира, эти деревья являлись неотъемлемой его частью, и оно должно было связать заклинание с тканью мира. Он не знал где это можно достать. Да и вообще, что такое это реликтовое дерево. Джон закинул запрос в гугл и получил ответ Гинкго Билоба, реликтовое китайское дерево. Погуглив еще немного он понял, что легче будет найти этот чертовое дерево на ибей. И таки нашел его в виде китайской статуэтки, выполненной из цельного куска Гинкго по крайней мере так утверждал продавец. Благо статуэтка была недалеко в Гринсборо Северная Каролина, так что можно рассчитывать на то ,что уже завтра дерево будет у них. Вопрос, где раздобыть старый труп, оставался открытым. Ответ пришел с неожиданной стороны.
- Джон, - окликнул его «Ганди», один из диверсантов удивительно похожий на своего тезку индийского политического деятеля Махатма Ганди в молодости, - Посмотри пожалуйста, что я нашел в интернете, это может нам помочь? – и Джон увидел статью об открытии в музее археологии и антропологии при Пенсильванском университете  новой экспозиции, где будут представлены экспонаты каирского музея. Среди прочего там будут три мумии времен фараонов. 
«Вот оно»:- подумал Джон. Мумия возрастом от трех до четырех тысяч лет должна подойти. 
- Молодец Ганди, возьми с полки пирожок.- обрадовался Джон и поделился своими соображениями с группой. После обсуждения было решено, что мумия сгодится для обряда. 
Остается вопрос как эту мумия из музея изъять. Но это уже не проблемы Джона, он и так много сделал. Однако, если хорошенько подумать, то без его дальнейшего участия в проекте, на успех нельзя было и рассчитывать. Этот пресловутый десант словно рыбы, выброшенные на сушу. И без Джона, скорее всего они так и будут топтаться на одном месте пока не выйдет их время. Ну что же видимо это его крест, который он должен донести до конца. Не совершив ничего значимого в своей жизни, Джону было очень приятно осознавать свою полезность. Шутка ли выживание двух рас зависит от него. Придется поработать. Он в первые, после смерти Эн почувствовал себя живым. И Гилеган энергично принялся за разработку плана ограбления музея. Во первых они в срочном порядке выехали в Филадельфию. Поселились в невзрачном мотеле в пригороде, сняв несколько номеров. Далее, в муниципалитете города Филадельфия Джон раздобыл чертежи помещений Пенсильванского университета где располагался музей.   Затем Гилеган со своей бригадой несколько раз сходили на экспозицию, разведывая территорию запоминая каждую деталь, изучая маршруты охранников,  и расположение камер наблюдения.  Времени оставалось все меньше.  
Собрав всю команду вместе, Джон держал военный совет. Разложив чертежи с отметками постов и точек расположения камер, он обозначил место нахождения мумии и путь к ней с двух сторон.
- Итак, господа грабители, что мы имеем?! Мы имеем, музей археологии и антропологии в котором по большому счеты нет особо ценных экспонатов. И соответственно нет усиленной охраны, как мы и смогли  в этом убедиться. Давайте повторим еще раз, что нас ждет.  «Мандела», сколько ты насчитал охранников и камер на первом этаже?
- Всего их трое, один постоянно в вестибюле, двое в движении.
- Хорошо, «Конан», что ты заметил  на втором этаже?
- Один охранник, в основном крутится в секции древней Греции. Постоянно пялится на безрукую статую по пояс, за то с отменной грудью, - ухмыляясь, ответил патлатый гигант, которого Джон за это прозвал Конаном. – И три камеры. Одна видимо не работает потому, что я видел, как из нее торчат провода.
- Отлично. Что насчет заднего двора? «Игорь», «Ганди»?
- Задний двор без наблюдения. Ни охраны, ни камер. За исключением того, что раз в час патрулируя, проезжает джип общей охраны университета, - ответил за двоих «Ганди»
- Что насчет главного хода? 
- Тут все просто. Так же как и на заднем дворе, все тихо, - подал голос «Мишимото».
- Все отлично, прошу не забывать, что ночью количество охраны будет вдвое меньше. – Джон чувствовал себя маршалом, который прорабатывал со своими генералами план блицкрига. Вспоминались кадры из многочисленных фильмов про ограбления. Сорокадвухлетний Джон Гилеган, водитель автобуса компании Грейхаунд, законопослушный гражданин, собрался грабануть мать его музей археологии и антропологии Пенсильванского университета, с ума сойти. Джон был уверен в том, что он понимает что делает.
- А, что насчет оружия? – отвлек его от приятных мыслей «Скандинав». Нам необходимо оружие. Разве нет? 
- Вас девять здоровых свирепых шаманов нелюдей из другого мира, которые сражаются за свой народ,  против двух полусонных охранников работающих за минимальную зарплату. Какое вам еще оружие?! Тем более огнестрел не так просто раздобыть. Обойдетесь без пушек. – отрезал Джон. – В общем, мы это уже обсуждали но давайте пробежимся по плану еще раз. Группа «А» - «Мишимото», «Ганди», «Скандинав» вы заходите с главного хода под видом ремонтной бригады. Вырубаете охранника, «Скандинав» переодевается в одежду охранника и занимает его место, «Мишимото», «Ганди»  быстро идут в комнату охраны, и отключают камеры. Как это сделать вы примерно знаете. А не сможете, ну и хрен с ними с камерами, вы все равно в масках и потом еще неделя и вас уже не будет на этой планете. Группа «Б», «Игорь», «Мандела», «Майкл», «Конан» вы заходите с заднего двора, проникаете в здание, поднимаетесь на второй этаж, находите и нейтрализуете второго охранника и двигаетесь в секцию Египта за мумией. Я , «Брюс Ли» и «Ахмед» будем ждать вас в фургоне. Я купил в магазине игрушек рации, охватывает всего лишь полторы мили, но нам этого за глаза хватит. Связь держать постоянно, каждый из отряда должен знать, что тот или иной этап пройден. Группа «Б» выносит мумию через задний двор, прямиком в фургон. Мумию надо вывозить на машине, потому как чувак гуляющий среди ночи с трупом на плече вызовет подозрение. «Мишимото», «Ганди» покидают здание, последним уходит «Скандинав». Мы уезжаем. – закончил Джон и довольный самим собой обвел интуристов взглядом.  
- На том и порешим. – поставил точку главарь банды.
До начала операции оставалось шесть часов. Шесть долгих изнурительных часов ожидания. Для того кто провел всю свою сознательную жизнь за баранкой автобуса это было пыткой. А все ли пойдет по плану, все ли учтено, ведь от неожиданностей никто не застрахован. Джон не находил себе места. В то время как парни были спокойны как слоны и занимались кто чем, кто-то мирно дремал, а кто-то решил поужинать, играли в кости, смотрели телевизор и сидели за компьютером. Будто они,  всю свою жизнь только этим и занимались, грабили музеи. Что на самом деле было не далеко от истины. До Джона только сейчас стало доходить весь абсурд происходящего.  Он, в компании шаманов из другого мира собирается ограбить музей. Бред. Но он так же понимал, что обратной дороги уже нет. Эн, этого не одобрила бы. 
В назначенный час Джон подъехал на взятом на прокат фургоне к заднему двору музея. Члены команды должны уже быть где-то неподалеку. Уже за полночь, пора начинать. 
- Группа «А» пошла, - скомандовал Джон, почувствовав, как мураши забегали по его спине. Не имея возможность видеть, что происходит у главного входа, Гилеган весь покрылся испариной от напряжения. 
- Мы внутри, охранник обезврежен. – спокойно отчитался «Скандинав».
«Чуть позже голос «Ганди»»: - Хрен его поймешь, как отключать эти камеры.  
« Решив, что медлить нельзя Джон приказал»:- Отставить камеры, группа «А» занять свои позиции по плану. Группа «Б» ваш выход, – и он увидел как четверо мужчин в масках поросят и зайчиков взламывают заднюю дверь и проникают в здание. И снова ожидание.
- Второй охранник нейтрализован, – оповестил «Конан». – Занял позицию у пролета.
- Занял позицию у второго пролета, - подал голос «Мандела».
- Идем за мумией, - отрапортовал «Игорь».
И вдруг Джон почувствовал резкий укол подсознания, что-то он упустил. Что-то очень важное. Но что? Думай Джон, думай скорей. Мало охранников, потому что экспонаты не дорогие. Кому может понадобиться битая посуда?!  Но на любой экспозиции всегда найдется пара дорогих экспонатов,  ради которых народ и идет в музей. И вот их то руководство музея и не должно было оставить без дополнительной зашиты.  В данном случае, что это может быть? Неужели… Мумии! Сигнализация! 
- Группа «Б», «Конан», «Майкл»! Отставить, сигнализация, - заорал в рацию Джон, но было уже поздно. Ему показалось, что звук последовавший мгновением позже был в стократ сильнее звука «иерихонских труб». Оцепенение и страх  сковали Джона лишая его воли. Он потерялся, он не знал, что делать дальше. Получив сигнал тревоги полиция, уже наверняка послала патрульную машину, и на этот шум сейчас точно соберутся все охранники университета. Что делать? Захватить заложников? Трубить отход? Занять оборону. Его трясло. Он не был готов к этому. Словно в кошмарном сне Джон отчетливо представил себя в оранжевой робе арестанта в застенках Сан Квентина. 
Благо, что жесткие парни из другого мира не растерялись, видимо сказался опыт. Меньше чем через минуту после того как сработала сигнализация, четверо выбежали из задней двери. Трое отделились и махнув через забор исчезли во тьме, а «Игорь» побежал к машине неся перекинутую через плечо кучу тряпок. Закинув внутрь тряпье, отсалютовал и умчался, догоняя друзей. 
- Мы ушли, - заговорила рация все тем же спокойным басом «Скандинава».
- Ну чего ждешь, - выводя Джона из ступора сказал «Брюс Ли», - отъезжай в самый дальний угол парковки, вон туда к большому дереву. Выключи свет. Нам сейчас не выехать. Наверняка на въезде и выезде уже люди. Будут проверять.  А так увидят пустой фургон, и пройдут дальше. Мы сейчас уйдем, а завтра ты вернешься и заберешь машину. Давай, возьми себя в руки Джон. 
Словно во сне, еще не совсем придя в себя он сделал все как сказал «Брюс Ли» и они перебежками через забор покинули территорию университета. Он не помнил, как добрались до гостиницы. Но они таки добрались. После третьего стакана «джека», напряжение стало спадать. Адреналин еще гулял по крови, и дрожали пальцы, но он уже взял себя в руки и посмотрел по сторонам. Спокойные парни с улыбками на лице добродушно поглядывали на Джона, словно ничего и не произошло. Как будто в магазин сходили за молоком.
- Ты молодец Джон, для человека ты хорошо держался, - положив руку ему на плечо, сказал главарь. – мы то битые жизнью и не такое делали, а тебе все это в новинку. Ты хорошо все продумал, а мы осуществили. Осталось только забрать мумию. Это ты сделаешь завтра. А теперь иди, поспи, – приказал он и легонько подтолкнул Джона к спальне. 
Уже утром Гилеган просматривая новости, прочел о странном ограблении музея. Там было сказано о том, что группа вандалов украло мумию египетского священника. Не исключается версия того, что это были приверженцы секты «Черная библия» Ла Вея, которые собираются использовать мумию египетского священнослужителя для каких то своих ритуалов. В  общем, ничего, что могло указать на них. Первую половину дня музей был закрыт в связи с расследованием, а потом его открыли для посетителей, которых набежало больше обычного. Джон решил, поехать за мумией ближе к закрытию.  Его опасениям по поводу этой вылазки не суждено было сбыться, все прошло как нельзя спокойно и без приключений. Даже усиленная охрана у ворот не проверила его фургон, они вообще не задавали никаких вопросов.  «Слишком тихо и спокойно, хотя что он в этом понимает, тоже мне грабитель со стажем»:- подумал он с раздражением. 
До гостиницы он так же доехал без проблем и только после того как выгрузили мумию и спрятали ее в мешочек Джон полностью расслабился.  А зря. 
- Открывайте полиция! - раздался громкий стук в дверь.  
«Вот и все!»:- обреченно сказал себе Гилеган. Полиция все такие проверила фургон и обнаружив там украденное они решили оставить все как есть, дождаться вора, и проследить за ним, что бы он привел их к остальным. Вот почему его не обыскали, вот почему ему не задавали вопросов. Боялись спугнуть. Теперь Джон вспомнил, как странно косился на него молодой паренек из службы охраны.  Финита, как говорится, ля комедия!
- Открывайте полиция! И без глупостей! – еще более сильный стук и уже другой голос. 
Джон был как в тумане и не замечал того, что происходило в номере. Он не заметил того, что никто ни нервничал и не паниковал, а наоборот, подобрались и без лишней суеты спокойно выстроились в очередь к «Мишимото», который стал доставать из волшебного мешочка оружие и раздавать их друзьям. Кто- то взял его за руку и вложил в нее нечто. Скосив глаза на кисть, он увидел огромный нож с рукоятью из кости обтянутой сыромятной кожей. Это был даже не нож, а целый ятаган или вроде того. 
- Друг, пришло время доказать себе, что ты чего-то да стоишь, – сказал «Скандинав», - Вставай рядом со мной и сражайся.
- Это полиция. Ты не понимаешь. У них винтовки, пистолеты и снайпера. – В паническом ужасе шепотом завизжал Джон.
- А у тебя девять витязей, девять мастеров, девять великих шаманов, элита оркского народа. Которые во что бы то ни стало должны довести дело до  конца. – спокойно ответил иномирец, и добавил хлопнув Джона по спине, - Не дрейфь, пробьемся!
Происшедшее далее было похоже на кадры из добротного боевика или точнее сказать из фильма ужасов.  Полиция не стала больше просить открыть дверь, а выбила ее с громким звуком. И в номер ввалился спецназ вооруженный автоматами, с криками «стоять и на пол».  И понеслось.
«Мандела» орудуя двумя секирами словно черлидер «дастерами» буквально влетел в столпившихся полицейских, нанося им страшные увечья. Рассекая бронежилеты, он вскрывал прячущиеся за ними грудные клетки как консервные банки, оголяя внутренние органы. Он отрубал им руки лишая возможности выстрелить, подрубая ноги валил наземь и продолжал этот танец смерти на их телах.  Сбивая каски, крошил черепа. Это было словно наглядное пособие о том как работает мясорубка изнутри. С глаз Джона лились слезы, тут же испаряясь на пылающих жаром щеках. Оглушающие выстрелы из автоматического оружия  так и не нашли своих адресатов. Хотя  в закрытом пространстве небольшой комнаты в придорожном отеле набитой людьми такого не должно было произойти. Пули отскакивали от пришельцев, словно они были вылитые не из свинца, а вырезанные из поролона. «Игорь», «Ахмед» и «Мишимото», после крика главаря «В атаку!» выскочили в окна. За ними туда устремились «Майкл», «Брюс Ли», «Конан» и «Ганди». Стрельба, крики боли и просто крики, звуки ударов метала о плоть, скрежет и лязг доносились оттуда. Симфония смерти. А затем все стихло, так же резко, как и началось. «Мандела» добивал стонущих, чудом выживших спецназовцев. 
- Видимо сегодня не твой день, - улыбаясь сказал «Скандинав», и указав в сторону улицы добавил, - мои ребята забрали всю славу себе. Ты уж извини, следующий раз. 
- Что? – Джон еще не пришел в себя, он не верил своим глазам. Вся комната была залита кровью, конечности, и другие части тел американских полицейских были разбросаны везде. Он не верил своим ушам, потому что с улицы не доносилось и звука. Он смертельно боялся увидеть то, что его ждет снаружи, будто ему не хватило того, что произошло внутри. Он проклинал свою компанию за их ошибку, он проклинал себя за то, что ввязался во все это, он проклинал пришельцев за то, что показали ему как выглядит оскал смерти.  Ведь теперь действительно все. Жизнь, к которой он привык окончена.
- Ну все, хватит сопли жевать. Уходим.- вернул его в действительность властный голос «Скандинава». 
Осторожно переступая через останки доблестных полицейских, Джон вышел наружу. Несколько десятков обеззараженных трупов, разбитые машины,  красная от крови земля и «Ганди» снимающий со своего серпа намотавшиеся на него чьи-то кишки, поставили жирный крест на жизни Гилегана. И Джона бурно стошнило на искаженное болью лицо мертвого полицейского.
Он гнал украденный минибус с девятью головорезами из другого мира по американским дорогам пытаясь уйти от погони. Понимая, что это будет не возможно. Потому как жестокое убийство десятка три полицейских это вам не кошку переехать. За ними начнут охоту -полиция всех штатов, федералы, ЦРУ, армия,  котики там всякие ,а может чем черт не шутит и НАТО с Интерполом подключат. 
«Идиот!»:- обозвал себя Джон. Какое к черту НАТО, какие ЦРУ и котики? – «Да, ты с ума сошел. Плохо то, что теперь у них есть все его данные, фото всех пришельцев, а теперь и угнанная машина с легкостью может навести их на след. Надо бросать машину и прятаться. Желательно там, где нет людей». 
Мозг Джона переключившись стал мощно думать, искать варианты выхода из ситуации. Они успели убраться из Пенсильвании, с трудом пересекли Мерилэнд, двигаясь на юг страны, въехали на территориию Западной Верджинии. Надо было срочно что то делать. По новостям только и говорили о сатанистах из Филадельфии зверски убивших двадцать девять офицеров полиции. Вся страна встала на поиски изуверов. Им не продержаться до вечера. Решение пришло неожиданно. Проезжая национальный лес имени Вашингтона и Джеферсона, Джон бросает машину и приказывает двигаться в лес. Что они и сделали. Уже позже к вечеру, когда адреналин схлынул и все успокоились, а точнее Джон успокоился. Сели поговорить.
 - Послушайте меня  внимательно господа орки. Убийство офицера полиции в моей стране карается смертной казнью, а за убийство двадцати девяти таких я даже не знаю, что с нами могут сделать. Скажу точно, на нас спустили всех собак. Нам не пройти и метра. Мы тут застряли. Мы в конкретной заднице. У вас осталось меньше недели. План такой – вы проводите свой ритуал поиска, у нас все для этого есть кроме органов. Но мы ведь в лесу, так что вы сможете найти парочку беззащитных животных и позаимствовать у них потроха. Находим Антуана, пытаемся до него добраться. И доберутся не все, я вам это точно говорю. Забираем его и валим в ваш мир. Да, вы не ослышались, я иду с вами. Потому, что я теперь преступник и когда меня поймают я труп, а меня поймают и сколько бы золота вы мне не дали не изменит этого. Так, что я иду с вами. Возражений нет? – Возражений не последовало. 
- У тебя сердце война Джон, я это чувствую. Мы сделаем все, как ты скажешь. Это твой мир. Ты тут хозяин. - Промолвил сидя на земле «Скандинав» и приказал своим, - За дело!
Двое ушли бить зверя. «Ганди» стал доставать из мешочка все необходимое, остальные начали расчищать место, подготавливая его для своего колдовства. «Скандинав» взял в руки нечто похожее на мел только черного цвета и стал вырисовывать на расчищенной площадке какой-то узор. 
- Это пентаграмма. – пояснил «Игорь». – Рунная магия, только она может тут сработать, потому как, не  требует особых  затрат энергии. 
К вечеру подоспели охотники с тушами двух мелких оленей. Выпотрошив их, достали нужные органы, а остальное закопали. Зачем, Джон не понял. Разложив ингредиенты в нужных местах пентаграммы,  последнем по центру была установлена мумия. Все было готово. При свете полной луны шаманы стали камлать. А точнее все делал их главарь, в то время как остальные, по всей видимости, играли роль страховки. 
Сюрреализм происходящего  был настолько велик, что делало восприятия этого, человеком из мира Земля, воспитанного на фильмах «Титаник» и «Форест Гамп, взращенного на «Биг Маке», и на сандвичах из курицы «Чик- Фил- Эй», привыкшего вечерами проводит в обществе Опры Уинфри и Крейга Фергюсона, просто невозможным. Но Джон старался. Он очень старался, ибо с недавнего времени вот это будет его будущим. Жизнь среди шаманов и магии. 
«Скандинав» начал свой танец, еле слышно напевая не хитрый мотив, вставлял слова на не понятном Джону языке. По линиям пентаграммы пробежался огонек и потух, потом еще раз, а затем еще раз. Пока узор не запылал постоянным огнем голубого цвета. Ингредиенты на лучах пентаграммы пришли в движения вместе с волосами на спине Джона. Сердца, печенки и почки стали мягко пульсировать. Вспыхнули травы, выделяя густой дым зеленного цвета. Кусок реликтового дерева пустило корни и стало расти вверх, превращаясь в полноценное дерево прям на глазах. А из под речного камня потекли ручейки чистой воды, огибая края пентаграммы, как бы беря всю конструкцию в кольцо. Взяв в руки упаковку донорской крови шаман произнес над ней слова и разорвав пакет окропил мумию кровью. Кровь моментально впиталась. Он опорожнял пакет за пакетом, пока не закончил все. Мумия впитала в себя всю кровь без остатка и стала подавать признаки жизни. 
- Джон! Не хватает крови. Нужно еще. Твоя кровь нужна. – прокричал шаман тонко дрожа удерживая невидимыми нитями какие та силы. Бисеринки пота покрыли лицо шамана. – Ну же Джон, скорее. Сделай это ради себя потому, что если не напоить дух он нас всех сейчас выпьет, - умоляя, произнес он.
Гилеган не веря тому, что он делает, подбежал к краю пентаграммы резанул, откуда-то взявшимся в руке ножом себя по предплечью и махнул рукой, орошая мумию своей кровью.
За этим последовала метаморфоза мумии, иссушенная за тысячи лет  человеческая плоть, менялась, на свежем скелете стали расти  мышцы, поползли кровеносные сосуды и капилляры, нервная система паутиной обросло тело, и появление свежей кожи младенца довершило превращение.  
«…Гррхх» :- издала звук мумия, - Кто? Кто посмел меня вызвать? – Джон был на грани обморока. 
- Ты давай не понтуйся  мне тут, - совершенно спокойно обратился к мумии шаман,- Кто вызвал. Кто посмел. Я тебя вызвал. Я посмел.  Дело есть.  Давай-ка прошвырнись по миру, найди мне тех кто не в системе. И побыстрей. 
- Гррхх, да как ты посмел смертный? –  с удивлением прошипела мумия, а точнее сказать уже не мумия вовсе, а восставший из мертвых египетский священнослужитель.
- У тебя есть времени три удара сердца, что бы сделать, то что я попросил иначе лунапарк который тебе устроили принцы покажется детскими каруселями. – Раз, два…
- Да Я, Тебя, - начал было говорить заново рожденный, как неожиданно вспыхнувший огонь объял существо, заставляя его невыразимо страшно закричать. Закричать от боли, которую не описать никакими словами. 
- Остановись шаман. Остановись Хозяин. Я твой раб. Я все сделаю. – Взмолился он. 
- Я же предупреждал. Делай! 
С воем и визгом от тела отделилась какая та полупрозрачная сущность и унеслась прочь. Все стали ждали. Ждал и Джон. 
«По истечении некоторого времени оно снова заговорило будто после сна»:- В пределах этого мира есть  одиннадцать представителей иных миров. Причем один из них мальчик из расы людей, он отдельно и десять других - группа эльфийских магов. Они находятся примерно в одном регионе. – отрапортовал жрец и передал информационный блок своему мучителю. -  Освободи меня шаман, я все сделал. 
- Нет не все. Твое имя? Настоящее имя, данное тебе твоим отцом при рождении. – приказал шаман.
- Рахотеп. - нехотя ответил египетский жрец. 
- Полное! – схватив сердце оленя и сжав его руке, крикнул шаман.
- Рахотеп Чаи-Эхнатон-Иму. – прокричал жрец, и  гордо вскинул голову. 
- Отлично. А теперь слушай меня внимательно Рахотеп Чаи-Эхнатон-Иму. Отныне ты мой раб. Ты будешь сражаться за меня. Пока не исчерпаешь всю свою энергию, - и ответом ему был обреченный кивок головы.  
«Скандинав» положил руку на голову египетского священнослужителя, произнес два слова, и на лбу Рахотепа появилась руна горящая красным пламенем. Бывшая мумия с трудом сделала неуверенный шаг в сторону от центра пентаграммы, потом еще шаг пока не оказалась вне круга. Пентаграмма вспыхнула голубым огнем и исчезла, а вместе с ней дерево, камень и потроха – травы сгорели раньше. 
- Хозяин! Зачем ты закрыл дверь? Зачем? Как я теперь вернусь? – заломив руки, заныл египтянин. 
- А я и не обещал, что ты вернешься той же дорогой, что и пришел. Или ты думаешь, что твой хозяин совсем дурак? И оставит открытым проход, через который вслед за тобой сюда поползет всякая нечисть вроде тебя? 
Было видно, что никому не нравилась идея идти в бой с ожившим трупом. Но все так же понимали, что в нынешней ситуации любая помощь не помешает.  ««Скандинав» обвел всех глазами, повел рукой прося подойти ближе и положа руки на плечи соратников, сказал»:- Детьми мы пили одно молоко и делили одну постель. Мы вместе стояли у порога наших первых врат. Мы были одним целым в сражениях и на пирах. Мы сражались бок о бок с дикими троллями. Мы любили одних и тех же самок. И мы умрем вместе. Смешаем же нашу кровь в последний раз, братья. – торжественно сказал командир оркского десанта, доставая из за пазухи небольшой кинжал с хищно изогнутом концом словно клюв коршуна, филигранной работы и не большой кубок сделанный из дерева испещренный рунами. И первым сделал глубокий разрез на ладони, затем выдавив изрядную порцию в  кубок, передал товарищу, который повторил тоже самое, пока все и не пролили свою кровь. Кубок, наполненный кровью этих доблестных мужей, вернулся к командиру. Взяв кубок в руки, шаман произнес над ним слова на языке своего народа и пригубил его, затем он передал его брату и тот с теми же словами отпил из кубка и так далее. Осушив кубок они обнялись и тихо завели песнью. Джон понял, они прощались. 
Братья понимали, что идут в последний бой. И скорей всего не вдохнуть им больше воздуха родного мира и не сидеть вместе за праздничным столом, и не почувствовать плечо брата  идя в атаку на врага. Джон понимал, что если акция провалится, и орки падут то ему не жить. Он обречен. Что то в нем изменилось, если нелюдь из чужого далекого мира знает что такое честь и долг, тогда почему он не должен найти в себе силы перебороть страх. Он понимал – это не его война. Не его сражение. Он сражается за свою жизнь, за свое будущее. Он всегда боялся, всего на свете. Он боялся потребовать смены маршрута Кливленд-Нью-Йорк. Он боялся  потерять работу. Он боялся подойти познакомится с девушкой, пока девушка не подошла сама и не осталась рядом на долгие годы, из-за жалости. Он боялся продолжить жить дальше после смерти Эн. Он всю свою жизнь боялся. Хватит! Он будет сражаться и если надо умрет. Потому, что он хочет жить, он хочет увидеть другие миры. 
Будто почувствовав настроение Джона «Скандинав» поманил его рукой приглашая, присоединится.
- Не одной кровью рожденные мы, но стали братьями. Так примем же нового брата, человека, ибо вскоре смешается наша с ним кровь. – и все радостно стали обнимать Джона  произнося все те же слова клятвы верности до могилы. 
«Мишимото» стал копаться в мешочке и достал оттуда бурдюк с подозрительной жидкостью. Увидев это остальные кинулись к нему и смеясь стали выхватывать его друг у друга. Это было пенное пиво сваренное в родном селенье бойцов. Они со смехом боролись и дурачились. Эти великие войны, непревзойденные маги шаманы, элита оркского народа вели себя как дети, как в те далекие времена беззаботного детства. 
«С доброй улыбкой на лице «Скандинав» отвел Джона в сторону и пригласив присесть на пень начал говорить»:- Брат мой теперь ты один из нас. И за тебя любой из этих лоботрясов не сомневаясь и секунды, отдаст свою жизнь. Но ты должен знать, что нас там ждет верная смерть. Нас там ждут эльфийские маги. Это настоящие мастера магии, которым нет равных. И их там десять как сказал египтянен. Нам не одолеть эльфов. Но мы никак не можем не попытаться. Поэтому как я и сказал, придется биться до последней капли крови. Джон, ты мне нравишься, я уже говорил тебе, что у тебя сердце война. Так оно и есть. Просто ты родился не в то время и не в том месте. Послушай меня друг, возьми мешок со всем золотом, что там есть. Там его хватит на очень долгую и богатую жизнь. Имея таки деньги я уверен, ты сможешь скрыться от властей в какой-нибудь далекой стране и просто наслаждаться жизнью. –  и заметил как тень накрыла лицо Джона быстро добавил, - Ты все равно останешься нашим братом, это уже ничто не изменит. Я даю тебе обещание, что буду сражаться за тебя в мире мертвых и сделаю все, чтобы твоя бессмертная душа не досталась голодным принцам.
- Ты все сказал, брат? – Серьезно спросил Гилеган, и увидев утвердительный кивок продолжил. – Я изменился, вы меня изменили. Я все потерял и в тоже время многое приобрел. Ты оскорбляешь меня брат такими словами. Я сделаю все, что смогу. А не смогу, то пусть моя смерть хоть немного приблизит вас к цели. 
«Шаман посмотрел на Джона с улыбкой»:- воистину ты достоин доблестной смерти рядом с нами. Но Джон, ты не обладаешь нужными навыками, против мерзких эльфов. Они могу даже лишить тебя посмертия и спокойной загробной жизни.
- Пусть попробуют. У них тоже нет тех навыков которые необходимы, что бы выжить в этом мире. – спокойно ответил Джон и подозвал «Ганди», - «Ганди» ты же взял то, что я просил когда мы сваливали с отеля?
- А то, - ответил он и быстро побежал принести волшебный мешок. Принеся мешочек он стал доставать оттуда,  АR- 15 , Heckler & Koch MP7, пара глоков, бронежилет и куча магазинов с патронами.
- Я же говорил у тебя сердце война, - довольно сказал командир отряда, сжав плечо Джона.  
Подняв руки, «Скандинав» остановил веселье. И стал излагать свой план изъятия Антуана и битвы с эльфами. Затем он стал доставать из всего того же мешка самые различные артефакты, раздавая их бойцам. Затем оружие и амуницию. Перед Джоном предстали во всем облачении оркские войны шаманы, пусть и в людском обличии, но он увидел новоприобретенных братьев в их истинном виде – все дело в магии. Грозные гиганты светло-зеленого цвета под два с половиной метра в высоту, с торчащими клыками на которые были нанизаны медные кольца, татуированные символами и рунами со следами многочисленных шрамов, полученные в боях и спаррингах. Сам Джон тоже был готов, в бронежилете с автоматами на перевес он был похож на команд-с. 
- У нас нет ни времени ни возможности добираться своим ходом. Поэтому для такого случая Самрат выдал нам одноразовый портал. Сможем пройти прямиком к мальчику. Будьте готовы встретится носом к носу с остроухими. Будьте готовы вступить в бой как только выйдите из портала. Смотрите не угробьте пацана, ради него вся эта затея. Рахотеп, где сейчас мальчик? – спросил он жреца. 
«Египтянин закатив глаза спустя пару секунд ответил»:- Мальчик в руках эльфийских магов едут на грузовике в неизвестное мне место. 
- Черт, мы опоздали он у них. Что ты видишь вокруг, Рахотеп?
- Бескрайние степи, вокруг ни одной живой души, за исключением мелких грызунов рептилий и насекомых. Это страна, которая называется Казахстан. Возможно, что ехать им еще дни, а возможно уже через пару минут они будут на месте.
- Видимо там у них выход. Нам надо, поторопится. Это отличное место для боя. Во первых это вдали от лесов, там они будут только сильнее. Нечего давать им лишнее преимущество. Во вторых там нет людей, обойдемся без лишних жертв и потом я не желаю кормить принцев, они свое еще получат. Все готовы?! – спросил он, зная, что его орки были готовы еще при рождении. И достал из мешка последний артифакт – череп не известного Джону существа. И шаман разбивает его кидая оземь. Осколки черепа со звоном разлетаются в разные стороны, чтобы вновь собраться, образуя небольшое торнадо в центре которой завис снова целый череп.   
- Транслируй координаты жрец, - крикнул шаман, и все приготовились к атаке. -  Выкидывай нас на пути движения грузовика в километре от него.
И орки бросились в торнадо, пропадая в нем один за другим. Последними пошли «Скандинав»,  Джон и жрец. 
«С криком»:- На всякий случай,- шаман кидает Джону мешочек и исчезает вслед за всеми, пинком отправив жреца вперед себя. 
Не давая себе шанса осмыслить последствия того что он собирался сделать через секунду, Джон кидает свое тело в торнадо. Его закрутило с бешенной скоростью глаза не успевали за скоростью и все слилось в одно полотно серого цвета. Он почувствовал необычайную легкость в теле. «Наверно это и есть то, что называется невесомость»:- подумал он. А точнее захотел подумать, как его нещадно ударило о землю и протащило несколько метров, обдирая кожу на незащищенных местах об острые камни. Подхватив Джона за руку и помогая подняться «Ахмед» указал на облако пыли у горизонта. 
«Мишимото» как раз заканчивал, какие та приготовления. И перед командой вспыхнуло зарево зеленного цвета, образуя занавесь  перекрывающее дорогу, через мгновение оно стало невидимым. 
- Вуаль Бергона, - пояснил «Ахмед», - силовое поле, они нас не увидят и не почувствуют. Они врежутся в вуаль. Мы атакуем. Приготовься.
И Джон проверил оружие взвел автоматы и снял с предохранителей пистолеты. Храни Господь Голливуд! Он был готов.
Приближался военный крытый грузовик российского производства КамАз (в чем в чем а в машинах Джон разбирался) и он ехал на огромной скорости.  Все напряглись, выжидая момента. И вот машина на скорости врезается в невидимую стену. Бахх ! И она взлетает на метров десять вверх, сплющенная искореженная кабина отлетает в сторону, (минус два эльфа), оторванный кузов откидывает в другую сторону, из него словно безжизненные куклы вылетают тела врагов не могущих совладать с инерцией движения. Это был сигнал для атаки. «Мишимото» прыгает вперед, и на ходу кидает артифакт, взрываясь в воздухе, образуя облако черного непроницаемого дыма, которое мгновенно распространилось на всю территории.  Секунду и из облака последовали крики боли и проклятья. А еще через секунду налетел ураганный ветер и развеял дым.  Перед ними предстали семеро очень привлекательных женщин и мужчин хоть и немного побитых. И один обезображенный тленом труп.
«Минус три, двое в кабине и этот»:- отметил про себя Джон, вскинул автомат и дал длинную очередь по супостатам. Но пули как и в случае в отеле отскакивали от колдунов как горох. Но это ввело их в замешательство, купив для орков драгоценную секунду. 
- Рахотеп в атаку, - скомандовал «Скандинав».
Египетский жрец с воем устремился на впередистоящих, словно шар для боунлига  он врезался в толпу раскидывая импровизированные кегли. Однако через мгновенье они были уже на ногах, двое занялись жрецом, остальные же пошли в атаку. Сейчас была их очередь. 
Из земли, на которой стояли орки моментально выросла трава в метр высотой, где каждая травинка была прочнее стали и острее скальпеля. Видимо имея некоторый опыт, орки успели отреагировать и разом подпрыгнули вверх. Но не всем удалось избежать плачевной участи быть нанизанным на эти пики. «Игорь» и «Брюс Ли» были пойманы пиками в прыжке, они упали истекая кровью пронизанные десятком зеленых копий. 
Не предоставляя времени осознать происходящее, эльфы бьют молниями, сила тока которых не меньше четырех сот тысяч ампер и черт знает сколько миллионов вольт. Запахло озоном и горелым мясом. «Конан» стал похож на забытый в гриле нерадивым хозяином, кусок мяса. Увидев это с диким криком боли «Ганди» бросается в самую гущу, на ходу активируя, какой-то артифакт и вынимая свои любимые серпы. Вспышка ядовитого зеленного цвета рождает десять скелетов в полной амуниции, которые кидаются на эльфов во главе с «Ганди», завязывается сеча. Тут уже не до магии. Еще двое отвлекаются на «Ганди» и скелетов. Оказывается эльфы не только отличные маги, но и совершенно поразительные мастера мечей. Это был великолепный танец. 
«Скандинав» «Мандела» сложив руки особым способом, образовали руну, затем последовало заклинание и небо затянулось черными тучами, которые разразились проливным дождем. Но это был совсем не простой дождь и не совсем вода. Потому, что вода не выедает глаза и не растворяет кожу лица, которая лохмотьями слазает с черепа, оголяя мышцы, сухожилья и кость. Двое эльфов не успев защитится, ужасно кричали, принимая кислотный душ. На их команду кислота не действовала потому как над орками зависло облако, которое нейтрализовывало кислоту. К тому времени двое которые были отвлечены на жреца наконец с ним  справились, изловчившись воткнуть в жреца нечто похожее на щупальца, и стали откачивать из него энергию. Рахотеп истошно визжал вспоминая всех родственников мучителей до двадцатого поколения. А потом он умер. В последний раз. 
Одновременно с этим эльфы которые были заняты «Ганди» и его скелетами бросили в воздух серебряный шар, который взорвавшись мелкой пудрой, осел на землю и на все что на ней было. И там где она упала, из земли полезли цветы, трава и прочая растительность. И совершенно неожиданный эффект был когда порошок попал на скелетов, моментально сковав их движения непонятная пудра начала свою страшную работу. Скелеты стали обрастать мясом в считанные мгновенья, превратились просто в людей, которых так же просто было убить, что эльфы и сделали. Лишившись поддержки уставший «Ганди» не выдержал натиска, оступился и был пронзен эльфийскими рапирами. 
По какой то причине для Джона «Ганди» был более симпатичен нежели остальные. И поэтому его смерть он воспринял близко к сердцу. На него нашло наваждение. С диким воплем «Бед Мазер Фака», Джон срывает ритуальный нож, висящий на ремне у командира, 
И поливая из двух автоматов побежал на ближайшего эльфа. Тот с удивлением взирал на психованного человека, выстрелы которого не наносили ему никакого урона. Какого же было его удивление, когда этот смертник подбежал в плотную резко откинув автоматы всадил оркский заговоренный кинжал строго в его сердце который с легкостью прошел сквозь защиту эльфа, даром что заговоренный. А потом еще раз и еще раз. Пока эльф все с тем же удивлением на прекрасном лице не испустил дух. Джон в горячке не заметил как другие эльфы, наконец поняли что происходит и в его сторону полетели три огромных огненных шара. Словно в замедленной съемке Джон смог насладится воистину прекрасным зрелищем, летящего сгустка огня. О том, что через мгновенье от Джона не останется и пепла, он не думал. И вот шары долетают до него, а он не чувствует жара, файерболы (слово которое вспомнилось Джону из прочитанных книг) ударились в невидимую стену и стекли не нанося ему никакого вреда. 
«Быстро назад брат»:- раздался в голове Джона голос командира. 
«Четверо против  пяти с половиной»:- быстро прикинул Джон  расстановку сил под половинкой имея ввиду себя. И со всех ног побежал к своим. Прибежав, Гилеган ловил на себе одобряющие и гордые за своего нового брата взгляды, бывалых воинов. В одиночку уложить одного из представителей высшей расы искушенного в магии и мастерстве владения холодным оружием, это многого, ох как многого стоило. Эльфы не были бы собой, если не смогли бы справится с потрясением и качественно ответить. По степи прошел громкий гул который усиливался по нарастающей, плавно но быстро увеличивая частоту до ультразвука, а потом резких хлопок и земля ушла из под ног. Джон думал, что видел все, но это …
На орков шли четыре каменные статуи в три раза больше и массивней самих орков, шли неукротимые, безапелляционные несокрушимые. «Под их защитой эльфы нас всех перебьют»:- тоскливо подумал Джон       
«Мандела», «Ахмед» и «Мишимото» бросились в свой последний бой под магическим прикрытием «Майкла» и командира. Это было настолько прекрасно, человек против стихии, плоть против камня, что даже эльфы невольно залюбовались происходящим. Ребята пустили в ход весь свой арсенал. И о чудо, они стали теснить каменных монстров, этого эльфы допустить не могли. И они творят свое мерзкое колдовство. Проклятые трусы! Один из них вытащил рог и стал в него трубить. Из рога спустя короткое время стали вылетать духи, которые покружив, начали пикировать на сражающихся с каменными монстрами и вселятся в них. Еще секунду назад они доблестно сражались с монстрами и вот уже они атакуют друг друга. Что за мерзкий народ может придумать такое оружие, которое способно натравить брата на брата, заставляя их сражаться, друг с другом.  Один за другим они пали от родных рук.   
«Майкл» не выдержав, бросается на помощь братьям, игнорируя окрик командира. Он запрокидывает голову и вливает в себя какую-то жидкость  из маленького пузырька. Увидев это, эльфы дрогнули. Испугавшись непонятно чего. Атакующий по запарке  орк - это страшное оружие, но когда атакует орк берсеркер … 
Страшно рыча и воя то, что когда то было «Майклом» неистовым ураганом врывается в стан врага и начинает там все крушить. Не чувствуя боли, не ощущая страха, усиленная во много раз реакция и сила делает такого соперника крайне опасным. И все бы хорошо только это заклинание возмездия, ибо берсеркер не выживает в битве. Он сгорает, полностью себя иссушая. И не каждому дано сдержать в себе берсеркера, это дар. Огромная радость приходит в дом того кто проходил тест с положительным результатом. Это огромная честь умереть последним в бою взяв с собой как можно больше врагов, принцам в дар.  «Майклу» повезло, и сейчас он имел возможность отомстить за братьев, и купить время для своего вожака. Каменные монстры не были наделены чувствами и поэтому им не дано было испытать силу ярости гнева и ненависти, а у бешенного орка все это есть и в избытке. Поэтому  он их бил, бил ни сталью и магией, а кулаками. Плоть оказалась сильнее и крепче камня. Эльфы как и положено трусам обошли его сзади и ударили, все вместе. Пронзенный тремя клинками и с отрубленной рукой орк продолжал наседать и теснить четырех эльфов. Его закидали огнем и он объятый магическим пламенем все равно шел на врага словно заговоренный. Постепенно его движения становились все медленнее, один из эльфов подрубил его ногу и орк упал на одно колено все еще полыхая как новогодняя свеча. И казалось, не подавал признаков жизни. И когда один из эльфов подошел проверить  его самочувствие, как вдруг он вскакивает, хватает эльфа оставшейся рукой и прижимает к себе мертвой хваткой. Что его товарищи только не делали, но так и не смогли вызволить друга из стального захвата берсеркера. Они так и стояли два врага одним пламенем, вечным огнем, отдавая честь павшим братьям. 
Джон посмотрел на орка и видел как по щеке этого старого воина и мага, беспощадного и жестокого скатилась скупая мужская слеза. Одна единственная маленькая свидетельница его минутной слабости.
- Джон уходи, ты все сделал, твое имя будет воспето в одах, и ты будешь отображен в летописях нашего народа. Уходи, потому что эту атаку нам не пережить, а вот у тебя есть еще шанс.  
- Забавно, - усмехнулся Джон, и пропустив последнюю фразу мимо ушей сказал, -  а я думал, что могу быть отображен только в летописях налоговой службы. И они вместе засмеялись потому как, неважно какой мир и какая раса, налоги и смерть везде неизбежны.
- Три эльфа один орк, расклад не плохой, - хмыкнул Джон.
- Три крысы и два война, вот этот расклад действительно не плох, - посмотрев ему в глаза, сказал «Скандинав»
И эльфы пошли в атаку. 
«Вот и все!»:- подумал шаман. Он только сейчас стал понимать, какой величины кредит был им выдан. Неизвестно кем и не понятно за что. То что они сделали это было фантастикой. Продержаться так долго против лучших магов и воинов конгломерата, это было чудом.  В это никто не поверит.  А как удачно подвернулся Джон, именно тот кто им был нужен,  который плюнул на свою спокойную жизнь пошел на все тяжкие. Простой человек совершавший не логические поступки. Как объяснить это? Невероятное везение и удача или все-таки, чей-то замысел? Он не знал. Да и какого черта. Плевать кто им помогает и зачем. Главное чтобы сработало. И ведь почти сработало. Но сейчас   на него шла смерть в облике трех остроухих. И у него больше нет козырей в рукаве, да их и не было никогда, и единственное что ему осталось, это постараться продать свою жизнь подороже. 
Как вдруг словно наваждение нахлынуло на орка. И перед глазами возникли слова силы. Слова которые имели власть над стихией воздуха, безграничную власть. И тот кто владел этими словами владел всей мощью стихии.  Откуда они взялись кто этот ангел хранитель? Он поблагодарит его позже, а сейчас пришло время отправить проклятых эльфов к принцам. 
Орк стал на одно колено и прокричав эти простые слова, ударил в ладони порождая воздушную волну. Бах! Еще хлопок. Бах! И ушла волна сильнее первой. Третий хлопок. Бах! И третья волна догнала две первые. Порождая сокрушительную по силе ударную волну гигантских размеров которая накрыла незадачливых эльфов перемалывая их в фарш словно куски мяса в мясорубке. 
- Вот теперь действительно все, - прошептал шаман, свалившись без сил на мягкую траву.    
Волна ушла далеко в степь, сокрушая все на своем пути, и неизвестно когда она успокоится, да это и неважно вовсе. Джон склонился над неожиданным другом и новоприобретенным братом, осторожно придерживая его голову. Он был жив но обессилен. Это заклинание отняло у орка много жизненных сил. Возьмет некоторое время восстановиться, но главное, что они победили. В этом невозможно жестоком не равном бою. Джон встал, что бы принести орку воды. Отойдя пару шагов он спиной почувствовал неладное. Один из последних эльфов которые попали под молотилку чудом выжил хоть и не хватало у него частей тела и разворочена грудь но он все таки дышал и вот с последним вздохом с уст срывается заклинание и черный сгусток устремляется  в сторону Джона. Колдовство времен владык ожило чтобы поработить его душу и оттащить в чертоги голодных принцев.  Эльф был готов простить и умереть с мыслю, что пал от руки великого мастера представителя высшей расы, каковым считал оркского шамана. Но оставить в живых это жалкое существо именующее себя человеком, которое обманом смогло подобраться так близко чтобы убить его сестру, он не мог. Еще не родился тот человек, который смог бы отправить эльфа в мир мертвых и продолжить жить дальше, как ни в чем не бывало. Это позор всему вечному народу.   Джон понимает, что не успеет уйти с линии огня. Говорят, что мысль движется со скоростью света, нет – она движется со скоростью мысли, то есть намного быстрее. Пока черный сгусток непонятной природы  был в полете, Джон подумал о том что как все таки жалко что он не увидит другой мир, а ведь Гилеган давно планировал куда-нибудь съездить. Частенько сидя на лавочке у могилы Эн он обещал ей, что вот в этом году обязательно съездит заграницу но каждый раз все откладывал и вот когда представился такой уникальный случай, облом. Но это не страшно потому, что он вскоре встретится с со своей любимой женой. По крайней мере он в это верил. «И со словами»:- Я иду к тебе Эн, - раскинул руки и улыбнулся уже мертвому эльфу. сгусток вошел в тело Джона сжигая плоть клетку за клеткой. Уничтожая саму сущность. Вырывав душу с корнями отправил ее прямиком на праздничный стол принцам. Джон не почувствовал боли, совсем никакой. Легкая смерть, смерть без боли и страдания. Ибо что такое секундное страдание плоти когда впереди вечность в застенках Куймола без шанса на посмертие. Душа уже была на полпути в Куймол, а мозг Джона доживал последние мгновенья. И он не о чем не жалел. Сорок два года он ждал этого дня. Сорок два года ради того что бы прожить эти полчаса. Он наконец то счастлив. 
«Не веря своим глазам шаман взял в руки горстку пепла – все что осталось от того кто волей судьбы и того кто над ней, стал его братом и горестно произнес»: - Я клянусь великой трясиной и мощами предков, что найду тебя в мире мертвых и вырву из рук принцев, что бы мне того не стоило. – поклялся шаман страшной клятвой.  
Прихрамывая, орк направился через поле боя к кузову грузовика в надежде найти там мальчика. Среди всего этого металлолома он обнаруживает нечто вроде плетеной корзины, в которой покоился человеческий ребенок. Усыпленный чарами малыш, пропустил все веселье. Он должен был удостовериться, что это именно он, Самрат сказал, что он поймет. 
«Разбудив ребенка, он спросил»:- Антуан Гиреро? 
- Я НЕНАВИЖУ ЭТО ИМЯ! – яростно сказал человеческий детеныш. И орка обдало таким жаром, что он отшатнулся. Недолго думая он дал пацану оглушительную оплеуху, сходу вырубив и зашвырнул на плечо. Достал кристалл и активировал его. Медленно открывался портал нехотя, видимо прав был колдун предупреждая их о времени, оно почти подошло к концу окно закрывалось. Шаман тупо смотрел, как энергия зарождающегося  прохода стремительно гасла. И тогда он разозлился. Все его ребята, неужели погибли зря, разве это справедливо подойти так близко к цели и не иметь возможности сделать последний шаг?!
- Разве это справедливо? – вопрошает орк пустоту.
И на него снова находит наваждение, теперь он знает как сделать так что бы жертвы были не напрасны. Орк аккуратно положил свою ношу на землю. взял свой нож и закусив губу медленно вспорол себе грудную клетку. Он не знал откуда это в нем, но он знал, это сработает. Оголив сердце, он вонзил нож прям в него и кровь слабеньким пульсирующим фонтанчиком начала бить из сердца. Словами сами возникли в голове и он их произнес. Небо потемнело и подул холодный ветер, температура упала и орка сковал мороз. Пошел легкий снежок.  А потом пришел он. Время остановилось и снежинки зависли в воздухе.
- Так так, кто имел такую наглость побеспокоить меня во время моей сиесты? – голос с хрипотцой раздался за спиной шамана. Но он не мог повернуть голову чтобы посмотреть. – Интересно, орк. Настоящий орк и даже шаман. А мир то какой забавный. Неинтересный. Забавный, но неинтересный. И ведь хватило смелости. Ну ладно орк говори что хотел я разрешаю. – владелец голоса по прежнему стоял позади и не желал менять дислокацию.
Орка как будто до этого что-то держало в тисках, не давая ни пошевелится, ни рта раскрыть, ни вдохнуть воздуха, и вдруг как по команде отпустило. 
- Уважаемый я не знаю кто ты. И я очень сожалею о том, что помешал твоему отдыху. Но мне очень надо домой. А мир не отпускает. Помоги и возьми плату, что пожелаешь. – максимально почтительно обратился орк к незнакомцу. Он понимал, что если кто то сюда смог прийти то он сможет и выйти. А заодно и вытащить его если они договорятся. 
-Хм, интересно. Очень интересно. А что ты мне можешь дать орк? Что у тебя есть? 
- Я могу дать золота. Много золота. 
- Не, золото меня не интересует. Меня интересуешь ты. Я хочу тебя. – и на плечо орка легла невесомая рука, тонкие пальцы не знающие рукояти топора или мотыги обхватили плечо орка.  Великий Хамор какая силище в этих пальцах, орк подумал, что он сломает ему плечевой сустав.    
- Я готов на все, - стиснув зубы сказал шаман.
- Тогда иди и жди. – и портал который уже почти закрылся полностью раскрылся. И орка отпустило. Он быстро обернулся но увидел лишь силуэт исчезающий  во мраке.
- Чего ждать ? – прокричал шаман в пустоту.
- Когда призову, -  раздался у орка в голове тихий но вместе с тем внушающий ужас голос того кого он посмел побеспокоить. 
Плюнув в сердцах, орк решил про себя особо не беспокоиться. Есть путь домой и ладно. Проблемы он будет решать по ходу их поступления. И он шагнул в портал.  

- Вот такая вот история Датан. – сказал Самрат, - Грох мой главный помощник,  вышел из портала с разрезанной грудью и пробитым сердцем.  С мальчишкой на плече. Его еле откачали. И он поведал всю эту истории, что я тебе рассказал. Только вот в чем загвоздка друг мой сердечный Датан. Мои шаманы, да что там душой кривить и я сам не способны и на половину тех подвигов о которых рассказал Грох. Да еще и в мире без источника. Понимаешь? Нет, не понимаешь! Я к чему клоню, или мой орк водит меня за нос или там произошло, что-то такое что невозможно объяснить. Закрытый мир мать его. Кто его знает, какие там законы. Верно ведь?! А, постой я же тебе самое интересное не рассказал. В общем, мальчик у меня, золото у меня, а колдуна нет. Ну думаю хрен с ним с колдуном, надо будет придет, ребенок не в тягость. И он пришел. Так же как появился. Никто его не видел, никто ничего не знает. Пришел  даже здрасти не сказал. Подошел к мальчику взял его лицо в руки посмотрел внимательно и загадочно произнес, «Еще не время», а потом мальчик уснул. А мне он сказал, что он ему больше не нужен и чтобы я делал с ним все, что угодно, только чтоб не убивал. За его жизнь как он мне сказал заплачено сполна. Вот так то. А на утро когда мальчик проснулся он ничего не помнил ни откуда он ни кто он. Сперва я хотел  его придержать, а потом появился ты и мне пришлось уступить, так ты был настойчив. – и орк заржал прям Датану в лицо. 
Датан без слов встал и вышел из шатра. И долго еще смеялся вождь кланов. Вопрос только на кем, ни над собой ли?!
Купец спросил проходящего орка где он может найти Гроха. Ему указали на сгорбленного седого старика,  орудующий метлой у отхожей ямы. На вопрос, тот ли это герой главный помощник Самрата Грох, ему ответили, что это именно он. И он таким стал в течении месяца после возвращения с похода, где погибли все его ребята
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Б

2 минуты назад, зольдат сказал:

Афигеть,вот это ты писатель бро.Читанул с удовольствием,люблю рассказки про эльфов и прочих сказочных народцев*thumbsup*

Спасибо бро. Ты пролог и две главы прочел?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Это ведь не рассказы а книга в трех томах бро. Понравилось? Тогда я буду продолжать выкладывать. Дальше будет сплошной жесткач  :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
6 минут назад, Туранчекс сказал:

Б

Спасибо бро. Ты пролог и две главы прочел?

Вторую дочитываю вот 

 

3 минуты назад, Туранчекс сказал:

Дальше будет сплошной жесткач  

Жду:Laie_100:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
24 минуты назад, DU_DU сказал:

Пишите,это увлекательно.Я даже зарегестрировался читать

На здоровье. Выкладывать буду одну две главы в день.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
25 минут назад, зольдат сказал:

Вторую дочитываю вот 

 

Жду:Laie_100:

Ждать не придется бро. Пожалуйста , третья глава. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение


Глава третья.    
   
Датан покинул Тайю с тяжелым сердцем, обуреваемый мыслями о Киноре, который и не Кинор вовсе оказывается, а Антуан. Бедный мальчик, как же много выпало на его долю. Ребенка лишили отца и матери и родной земли, вырвав из своего мира, и вдобавок отобрали память и оставили рабом у жестокого грязного орка. Но теперь за него будут сражаться ордена, будут пытаться заполучить его в свои ряды. И снова судьба мальчика будет зависеть от  других не совсем порядочных и алчных людей и нелюдей. «Нет, я не позволю этому случится»:- подумал Датан и принял окончательное решение касаемо будущего Кинора. Зодчие насколько он знал, не были скомпрометированы непорядочными поступками, они известны своей аполитичностью и идеологией  держаться в стороне от самых различных игр во власть. Датан был уверен, что его мальчик получит там хорошее образование и при этом не попадет в кабалу к нечистым на руку архимагам. Датан не знал, кем на самом деле был Кинор и зачем за ним устроили охоту, но он знал кем он может стать и тогда охотник и жертва поменяются местами. Кинор должен уметь себя защитить, потому что его отец во первых всего лишь удачливый купец, а во вторых он не бессмертный. И наступит день когда мальчишка останется один на один против всего мира.  
Датан на самом деле уже принял решение еще до отъезда на Тайю, а после разговора с Самратом лишь еще более укрепился в своем решении. Быть Кинору зодчим. Датан знал, чтобы сын не выбрал и куда бы он не пошел они всегда будут связаны, «душа и сердце на двоих» как любил говорить в свое время его отец про них самих. 
До дома оставалось три дня и три перехода. Датан приготовил артефакт но в последний момент отложив его, решил переночевать в этом мире, больно уж природа тут красивая да и воздух тут вкусный какой то. Раскинув шатер посреди поля, Датан быстро сообразил себе поужинать, и принявшись за трапезу, улыбаясь своими мыслями, вспомнил те времена, когда ему еще молодым, очень часто приходилось ночевать в полях и в лесах. И было во всем этом своя прелесть. Покончив с едой он раскурил трубку и стал смотреть в звездное небо, а ведь он так давно этого не делал. Купец не заметил как его веки стали тяжелыми его сильно клонило ко сну. И вот когда он заснул, вдруг перед ним возникает образ сына. И он кричал - Отец! Отец! Ты мне очень нужен. Ты где? Он лежал с закрытыми глазами на какой то кровати, находясь в комнате похожей на казематы, то ли он спал то ли… Нет, нет, долой эти мысли это всего лишь сон, плохой сон безумно беспокоившегося за своего сына отца. Тем не менее, Датан попытался, дотянутся до Кинора, погладить по голове и успокоить, сказать, что все будет хорошо. Затем наваждение схлынуло так же резко как и началось. Датан спал и видел уже другие сны. Сны о великом маге с печальным лицом и кровавыми руками. И почему  то лицо этого мага ему было очень знакомо?! 
Наутро Датан не помнил ничего из того, что было с ним ночью. И он пошел дальше по запланированному графику.      
Как только купец вышел из портала во дворе своего дома он сразу же попал в объятья Кинора.
- Отец, отец где ты пропадал? Я тут такое тебе расскажу. Ты наверно устал с дороги пойдем, я приготовлю тебе горячего вина и потом твоим ногам нужен отдых. – зачастил мальчик.
Кинор усадил купца на веранде, снял сапоги с его ног и пока Датан наслаждался отличным глинтвейном он массируя натруженные ноги отца рассказывал о своей поездке с провинившимся портальщиком в центральный мир сектора. 
Отец приказал отправляться в центр для подачи официальной жалобы на нерадивого портальщика и затребовать компенсацию. Кинор был на седьмом небе от счастья. Он так много слышал  от заезжих бардов о красотах и мощи центральных миров, что ему не терпелось, самому в этом убедится.  Отец подготовил для Кинора должные документы, договор с орденом, верительные грамоты в которых говорилось о том, что он Кинор сын купца Датана имеет полномочия осуществлять любые сделки от имени отца. Кинор был безгранично горд доверием отца. Строго посмотрев на Рауля мага порталов он приказал ему быть готовым через час открыть портал на прямую к его башне. Рауль знал, что это конец его карьере. А может даже простым увольнением не обойдется и он получит не маленький по размеру штраф или еще хуже того, его заставят оплатить компенсацию. Считай, жизнь окончена. Может ему следует договориться с мальчишкой. Он же все-таки ребенок. Рауль не первый раз открывал для купца порталы, это было несколько лет назад и он помнит Кинора совсем еще маленьким. Это вам не Датан который может сожрать вас и не поперхнутся. Рауль нашел сына купца во внутренних покоях дома, отдавая какие то распоряжения и в который раз поясняя их смысл заторможенному элементалу земли.     
- Кинор мальчик мой ты занят? Я хотел бы с тобой поговорить. – заискивающи начал было Рауль, и тут же словно окоченный ледяной водой, был оглушен строгим взглядом совсем не детских глаз.
- Во первых слушай сюда маг, - послав элементала прочь грозно начал Кинор,- я тебе не мальчик и уж тем более не твой, во вторых я знаю о чем ты хотел бы поговорить. И мой ответ, нет! Ты знаешь, что с таким как ты делают в военное время?! Их сажают в клетку, пристегивая к голени браслет блокирующий  девяносто процентов силы, а потом отвозят на полигон и делают из них куклы для тренировок доблестных солдат. И в третьих для тебя я господин Кинор – нагнал жути сын купца. 
- Ки…нор, гос…подин Кинор. Сейчас же не военное время, - заикаясь, попробовал оправдаться маг, поняв, что выбрал не тот тон, - я совершил ошибку господин. Всего одну за долгую карьеру портальщика. Пожалейте господин у меня дети. 
- Какие дети?! Хватит врать, нет у тебя никаких детей. Вы даете обеты, магам нельзя иметь потомство.  Ты просто обычный  нерадивый маг пьяница, который может спокойно подставить заказчика. Что ты собственно говоря и сделал. 
- Ведь никакого урона нанесено не было. Вы сами смогли открыть портал, это поразительно в вашем возрасте и такие способности, - подлизывался Рауль, все еще тешащий себя надеждой договорится.
- Ты знаешь, что я чуть не погиб? – наседал на опытного мага тринадцатилетний мальчишка, - А если бы я умер не справившись с кристаллом и с потоком отрицательной энергии? Меня бы разбросало по эфиру. Ты знаешь, что с тобой тогда было бы?! Поверь мне, ты бы молил богов о  завидной судьбе куклы. А о потери заказа я вообще не хочу говорить. И если отец может и простил бы тебя. То от меня пощады не жди. Мы сейчас прыгнем в орден, где ты предстанешь перед своими коллегами и повинишься в разгильдяйстве и нерадивости. Попросишь снисхождения и еще один шанс.  Поклянешься на мощах святого архимага Зиилдуна, что с этого момента ты исправишься. И только в этом случае я обещаю не требовать для тебя наказания, которое тебе полагается по протоколу. – расставив все точки на «и», Кинор посмотрел на мага выжидая его решение. 
- Как вам будет угодно господин Кинор, - обреченно согласился Рауль и понуро пошел, готовится к активации портала.
-   На том и порешим, - тихо сказал ему в след Кинор. Ему было жалко бедолагу. Скорее всего, у него отнимут лицензию и заставят выплатить компенсацию, что приведет к его разорению. Но он не имел права жалеть. Потому, что репутация отца, прежде всего. И если надо будет пустить по миру с десяток  магов он сделает это не колеблясь. Так, куда он послал этого тупого элементала?… 
Портальшик взял себя в руки и начал работать. Сразу было видно профессионала своего дела. Портал открылся легко и непринужденно, зафиксировался в определенном размере и излучал спокойный свет розоватого цвета. И двое, Кинор и его провинившийся портальшик шагнули  в проход. 
Еще мгновение назад Кинор был во дворе своего дома. Большого красивого, богато обделанного дома. Стоящий на холме по соседству с прекрасным озером чистейшей воды. А вокруг дома куда хватает глаз были раскинуты луга с разноцветными цветами. Красиво конечно, но эта другая красота, естественная, работа богов не шла в никакое сравнение с работой людей. То что увидел Кинор как только ступил ногой на землю столицы Далайны, поразило его до глубины души. 
Высоко ввысь устремились башни и минареты, голурамы и зиккураты, своими пиками подпирали небеса.  Дворцы и замки, альгамбры и чертоги украшали своим видом этот удивительный город. Сады и парки, фонтаны и огромные памятники героям прошлого в изобилии были раскинуты по городу дополняя собой невообразимую красоту, лишний раз доказывая, что и человек способен созидать и творить. В воздухе над Далайной парили рукотворные острова самых разных размеров и назначения, из чего можно было сделать вывод, город не стесняется пользоваться магией. Особое внимание Кинора привлек ансамбль из четырех островов, с которых с огромной высоты каскадами спадала вода, образуя сумасшедшие по красоте четыре водопада. Каждый водопад нес в себе по направлению земли тысячи тонн воды, причем разного цвета и  прям на головы проходящих граждан. Но уже почти у самой поверхностью пропадали в зависшем горизонтально портале, чтобы вновь появится наверху и повторить весь путь заново. Блеск золота и самоцветов слепили глаза, что говорило о богатстве города. И вид грозной стражи в доспехах и с оружием из лучшей гномьей стали, патрулирующие улицы мощенные дорогим мрамором и на платформах зависших в воздухе, предупреждал: наслаждайтесь гостеприимством  Далайны, но знайте, что никому не позволено нарушать покой ее жителей. Про этот город можно было еще многое рассказать: неестественная чистота дорог, приятный запах в воздухе, куда бы ты не пошел. И самое главное богатство города это его жители конечно, приветливые хотя и с неким налетом высокомерия, мужчины и женщины вальяжно прогуливались, разодетые в дорогие ткани и с украшениями стоящие целые состояния. Далайна это мир одного города. Это город с целый мир. Это центр двенадцатого сектора, которым правили совет орденов.  Кинор все-таки был ребенком, провинциальным ребенком. Он словно попал в пещеру, наполненную несметными сокровищами, что в принципе было не далеко от истины. 
- Господин, нам сюда, - буркнул Рауль, не разделяя восхищение мальчика. Потому, что он это уже видел и конечно же из-за того, что его ждало в этом прекрасном городе, делая его совершенно не привлекательным в глазах мага. – Господин Кинор нам пора, повторил Рауль заметив, что Кинор его не услышал, будучи поглощенный в созерцание красот города.  
- А, что? Что ты сказал?  -  отрешенно спросил Кинор. Он был сейчас не рядом с проштрафившимся магом, а где то там на летающем  острове.   
«И тут в мозгу Рауля родился хитроумный план»:- Мы на транспортном узле, господин. Нам надо двигаться, а то привлечем внимание стражи.
- Ну и что? В Далайне разве запрещено просто стоять и любоваться ее красотами? – удивленно спросил Кинор.
- Да нет, конечно, просто мне показалось, что вы торопитесь, - маг по какой то причине нервничал больше чем ему полагалось. 
- Постой    маг, я хотел бы познакомится с местными силами правопорядка, - сказал мальчик, понявший причину беспокойства Рауля, и двинулся в сторону приближавшегося патруля.
- Не делайте этого мой господин, - в ужасе произнес Рауль и схватил Кинора за рукав его рубашки. 
- А ну-ка выкладывай быстро, что ты еще натворил, - приказал он.
«Рауль глубоко вздохнул и присев на скамейку с искусной резьбой, подумал немного, собрался с мыслями и начал свой рассказ»:- Это произошло три года назад. Я был на очень хорошем счету в гильдии, мне светило повышение до командора портальшиков. У меня был огромный особняк в самом центре города, аккурат возле вулкана. – и заметив, что с уст пацана готов был сорваться вопрос, опередил, - Нет, его отсюда не видно, я же сказал что дом был в центре, а мы юный господин находимся в седьмом транспортном узле, это самая окраина, - Кинор был удивлен, что если это окраина как должен был выглядеть центр города.  – Так вот жизнь кипела и фонтанировала. Пока на свою беду я не познакомился с очаровательной девушкой. Каким же я был тогда дураком, - и немного помедлив, добавил, - впрочем со временем я так и не поумнел. Вы еще маленький мой господин и поэтому наверно не все поймете из моего рассказа, но тем не менее. Она мне понравилась, я ей тоже, а нравы этого города таковы, что прежде всего тут ценится свобода и поэтому не принято брать на себя обязательства. Мы были довольны нашей связью, и вот наступил момент когда девушка решила сменить партнера, познакомившись с один боевым стихийником. А я еще не был готов, что по хорошему ничего не должно было означать. И потом намечался парад в честь десяти тысячелетия нашего города  на котором я хотел бы дефилировать непременно с ней под руку. Сперва я поговорил с ней на эту тему, и она мне отказала, тогда я решил зайти с заднего хода и поговорил с ее будущим новым кавалером. В надежде,  что мужик всегда поймет мужика. Но этот подлец просто рассмеялся мне в лицо. И тогда я решил ее придержать хитростью, и заодно утереть нос этому зазнайке. Да, я знаю, это было не красиво. Но что уже теперь говорить. Обратившись к одному знакомому алхимику, я попросил сварить для меня приворотное зелье. Которое должно было держать ее неделю или около того. Позже я чуть не прибил этого алхимика. Потому что прошла неделя, а затем еще и еще, но ее не отпускало. Эта кошка пылала ко мне любовью словно вечный огонь в горнилах принцев. А мне надоело и я хотел все закончить. Но никакие уговоры не действовали. Я знакомил ее с самыми желанными красавцами города. Я водил ее к известным лекарям. И ничего. Спустя полгода мучений, я получил большой заказ, рассчитанный на продолжительное время, и с облегчением вздохнув, уехал, потому как видеть ее уже не мог. Какого же было мое удивление, что когда я появился на транспортном узле в центре города, меня схватили парни из службы охраны города и повели прямиком к префекту. И там от него узнаю, что девушка, с которой я имел связь, покончила с собой. И кем же по твоему  был ее убитый горем отец, правильно этот самый префект. А префект Далайны это личность очень и очень влиятельная и при этом крайне одиозная. И хотя у меня был статус неприкосновенности, он вывернул меня наизнанку и таки добрался до истины. И тогда начался ад. Так как он поклялся преследовать меня до конца моей никчемной жизни, пока я не сдохну как собака под мостом. Что и произошло бы если бы я не убрался подальше от Далайны. Стараниями префекта, я лишился всего, работы, дома, накоплений под теми или иными предлогами. Я наверно так и умер бы как и хотел префект, но на мою удачу не все от меня отвернулись. В гильдии остался мой друг который и подкидывал мне работенку. Ваш заказ, был именно таким. Я хоть и член гильдии до сих пор но они  не будут меня защищать. Скинут на меня компенсацию твоего отца. А поскольку денег у меня нет, значит мне грозит рабство лет на двести. И если я не успею скрыться то префект меня точно убьет, как он это и обещал при последней нашей встречи. – наконец закончил грустный рассказ Рауль, исподволь наблюдая за реакцией впечатлительного мальчика. 
«Немного пожевав губу, прикидывая в голове разные комбинации, Кинор сказал» : - Ну что же Рауль, мне очень жаль тебя и положение в котором ты находишься не завидно. Но как говорил мой отец: «по счетам надо платить». Где тут портал к резиденции гильдии? – И как ни в чем ни бывало двинулся вперед. Повергнув хитрого мага в продолжительный, оглушительный, усиливающий с каждым его шагом шок. Разве он мог догадаться, что провинциальность этого молодого человека начиналась на восторженных ахов и вздохов при виде парящих островов, и там же заканчивалась. Чтобы провести воспитанника самого Датана купца, нужно намного больше чем слезливая история о разбитом сердце. Его ждала комиссия и расследование. А затем по всей видимости лишение лицензии, ведь это его не первый косяк (как любит говорить молодежь), и даже магия не в состоянии делать терпении членов гильдии безграничным. 
Транспортный узел - это вершина магической мысли. Здание узла являлось сам по себе шедевром архитектуры, но то что скрывалось за его стенами воистину было вне всяких похвал: сотни стационарных порталов, связывающие тысячи миров, работающие без перерывов, обеспечивали безопасные но не дешевые переходы по мирам в границах двенадцатого сектора. Грузовые, пассажирские и специальные для особых персон. Порталы внешние между мирами и внутренние  по Далайне.  Были так же и военные порталы для переброски целых армий, но они были законсервированы, так как в мирное время в них не было нужды. Бесконечное количество караванов, и грузов перемещались по территории узла, отправлялись и прибывали. Тысячи служащих, порталищиков, носильщиков, и конечно же гостей столицы сновали туда сюда. Представители всех рас, монстры, магические и обычные животные  и  так далее и тому подобное. Он был похож на разворошенный муравейник.  И таких транспортных узлов на Далайне было несколько. 
Маг повел Кинора в северное крыло узла, где были размещены пассажирские порталы, предназначенные для путешествия  по самому городу. Можно конечно было бы воспользоваться  услугами частной компанией, «Легко и не принужденно» порталы которой были разбросаны по всей Далайне, и дешевле и удобней и быстрее. Но Рауль из какого то мстительного чувства решил затащить пацана именно сюда, пусть мол потолкается и раскошелится, при этом тайно надеясь, что мальчишке ко всему прочему почистят карманы, лишат его денег, а заодно может и бумаги прихватят. Но видимо для местных карманников ребенок не представлял особого интереса, что не скажешь о самом Рауле, который спустя некоторое время обнаружил в кармане своего халата дыру в которой исчез пространственный мешочек со ста-двадцатью талантами. Рауль разразился проклятиями, не забыв вспомнить близких и дальних родственников умелых на все руки Далайнайских  воров. Наконец они подошли к ряду порталов для местных переходов.
- Чем могу помочь господа? – угодливо спросил молодой портальщик.
- В орден. – буркнул Рауль.
- В какой орден? – маг был сама любезность.
- В наш орден! -  вспыхнул от такой наглости Рауль. – Ты что не видишь кто я такой?
- Простите нет, «коллега», у вас на лбу не написано, - невозмутимо парировал его портальщик. 
«Кинор решил вмешаться пока тут не начались спор и ругань» : - Уважаемый, в гильдию портальщиков пожалуйста, два билета. Мы очень спешим. 
- Да, конечно господин. Десять талантов на двоих. – специально запросив плату за двоих, зная что члены гильдии путешествуют бесплатно. Маленькая месть. 
Кинор заплатил и он с рассерженным Раулем вошел в портал. Вышли они в вестибюле шикарного зала. И решив больше нигде не задерживаться, приказал Раулю отвести его куда надо. Пройдя еще несколькими  порталами предназначенные для перемещений внутри здания, они оказались в длинном коридоре, который ввел к единственному кабинету. Постучавшись, они зашли в кабинет. И увидели в нем сидящего за столом мужчину в возрасте. 
- Мое почтение, Чем обязан, господа? – поприветствовал тот вошедших, затем разглядев, сразу узнал Рауля. – Ты ли это Машрам? Рауль Машрам, собственной персоной, давненько ты ко мне не заходил. А это сынишка твой? – Хмурый Рауль оставил приветствие престарелого мага без внимания. 
- Нет, я не его сын. Я его заказчик. А точнее, заказчик мой отец. Вот мои бумаги. Мой отец купец Датан. И у нас возникла проблема с выполнением заказа. Там все написано, - сказал Кинор, указывая на бумаги.
- Так, так, - пробормотал маг, изучая бумаги, - Машрам это прокол?! – то ли спросил, то ли воскликнул маг, - И это твой третий прокол, ты в курсе?! Хорошо молодой человек, я принял вашу заявку, вы если я правильно понял, требуете компенсации?! – видимо спрашивать риторические вопросы была фирменной фишкой этого чиновника. – По протоколу у гильдии на рассмотрение вашей жалобы есть сорок восемь часов. В течении которых все тщательно будет проверенно, и расследовано.  Зная послужной список Рауля, могу Вас уверить молодой человек, проблем с компенсацией не возникнут. Эти два дня вы можете провести в отеле для гостей гильдии, конечно же за наш счет, однако если у вас возникнет желания снять номер в более респектабельном месте, то таких гостинец и постоялых дворов на Далайне множество, на любой вкус и кошелек.  Если же вы спешите, то гильдия оплатит дорогу назад и пришлет гонца с  компенсацией к вам домой.  Что вы решили молодой человек?
- Я воспользуюсь вашим гостеприимством, уважаемый. И подожду решения в Далайне. – ответил Кинор, и повернувшись к Раулю положив ему руку на плечо, сказал, - Рауль, все мы делаем ошибки, никто не безгрешен, но только настоящий мужчина готов отвечать за свои поступки. Если мы больше не увидимся, то могу лишь пожелать тебе здоровья и ясности ума, а остальное придет. – сказал Кинор короткое напутствие и развернувшись вышел оставив двух магов в полном недоумении. 
Кинор воспользовался предложением и остановился в отеле при ордене. Он расспросил, куда можно сходить в Далайне, что бы получить незабываемые впечатления, кроме осмотра самого города конечно. Ему сказали, что на Далайне есть все и на любой возраст, и что возможно его может заинтересовать парк аттракционов, удовольствие для детей и не только. Если есть желание можно поплавать в дистианском озере, которое находилось на севере города, исключительность которого  в том, что оно располагалось высоко  в небе в виде огромного шара. Можно пощекотать нервы, прокатившись на костяных драконах. Ну и если вдруг захочется экстрима, то обязательно рекомендуется посетить Арену, там кажется допуск с двенадцати лет, интерес в том что там есть возможность поучаствовать самому, и даже вызвать на бой  чемпиона. Ну и музеи конечно всякие и многое многое другое.    
Музеи и прочее Кинор отбросил сразу, все-таки он оставался ребенком и просвещаться посещением музеев, он не имел особого желания. Что же касается езды на драконов, то и здесь он не увидел ничего  необычного, он этих костяных драконов табунами гонял, когда у отца был на них заказ. Вот озеро интересная вещь и он пошел в ближайший портал компании  «Легко и непринужденно», благо хорошие люди посоветовали. Заплатив один талант (а ведь действительно намного дешевле) и помянув Рауля плохим словом, скакнул в нужную ему точку. Когда Кинор вышел из портала, его взору предстало величественное зрелище зависшего в небе огромного шара из чистейшей воды. Снизу было видно, как люди на лодках и катамаранах плавали вниз головами не собираясь падать. А  те кто прыгал с вышек расположенных на плавающих платформах по направлению земли чудом возвращались обратно в воду. Вход на озеро был бесплатным и Кинор пройдя порталом, оказался на верху на рукотворном пляже. Не смотря на, то что светило солнышко было немного прохладно, но водичка была в самый раз. Запрокинув лицо к небу, Кинор увидел город, который как ни в чем не бывало жил своей жизнью, и не собирался падать ему на голову. Насладившись водой и новыми ощущениями Кинор проголодавшись, решил попробовать местную кухню.
Остановив проходящего мимо грозного на вид гнома, Кинор вежливо спросил его, где в Далайне можно хорошо поесть, и отправился по его совету в заведение под названием «Бородатый Грец». Что бы туда попасть, не надо было опять иди в портал, таверна располагалась в трех кварталах от озера. Простенькое на вид здание со смешной вывеской, на которой был изображен маленький человек с большой бородой. Спрятанное в не приметном переулке, при более детальном изучении, его внутреннего пространства оказалось необычайно большим и шумным. Оно было забито под завязку… гномами. Что еще могло посоветовать дите гор?! Конечно же, бар для гномов. Кинор с трудом нашел свободный столик, уселся и стал ждать пока к нему подойдут. Ждать пришлось долго, видимо человеческого ребенка не очень хотели здесь обслуживать. И вот когда раздосадованный Кинор собрался уходить, к нему подошел гном в грязном переднике.   
- Че сидим? – невозмутимо спросил гном.
- Ждем! – так же невозмутимо ответил Кинор.
- А чего ты ждешь, человек? – как ни в чем не бывало, продолжил он.
- А ты как думаешь, достопочтенный гном? 
- Я думаю, ты заблудился и потерял мамку с папкой. Так ведь?
- Послушай гном, мы так можем до вечера играть в эту викторину. В итоге я уйду, голодный и злой, а завтра с утречка занесу жалобу в префектуру города на «Бородатого Греца»  о ущемление  моих прав по расовому признаку, что повлечет за собой никому не нужные проблемы. А можем закончить страдать ерундой, ты примешь мой заказ, я отобедаю и в этом случае я уйду сытым и довольным, а у тебя в кармане прибавится деньжат. Что скажешь уважаемый гном, как мы поступим?
«Пару секунд тучный гном о чем-то думал, а затем оглушительно расхохотался, хлопнул дерзкого человека по плечу и воскликнул»:- Вот это я понимаю, вот это достойный ответ достойного человека. Что пожелаешь юноша? Лучшей кухни на Далайне тебе не найти.  Все естественное, без всякой магии. И конечно же наше отменное пиво, которое горячит кровь и охлаждает голову, - заговорщически подмигнул мальчику гном. 
Купание в озере пробудило в Киноре нешуточный аппетит. И он сделал заказ: Спустя короткое время на стол перед ним легло блюдо с целым ягненком сваренном в драконьем молоке с овощами название которых он не знал.  Двухсотлетний, выдержанный в рулианских пещерах тягучий зеленый сыр, крупными кусками покоился на чешуе горного гобольта, источая умопомрачительный запах. Фрукты всех цветов радуги, сочащиеся соком, располагались по соседству с сыром. И наконец, горячие, только что из печи  пшеничные лепешки  дополняли собой этот превосходный натюрморт. И конечно же пиво, божественный напиток горного народа, действительно прибавлял энергию и очищал голову от не нужных мыслей позволяя концентрироваться на заданной цели. А цель у Кинора была сейчас одна: он собирался переправить нежного ягненка с блюдо, где он мирно лежал в свой желудок, обязательно при этом закидать его восхитительным сыром,  не забыть при этом про удивительные фрукты и хрустящие лепешки, и запить всю эту радость, гномьим пивом. Гном не соврал, было очень вкусно. Почти полностью расправившись с барашком и сыром, утолив основной голод Кинор уже с ленцой догладывал лопатку.  Периодически закидывая в рот сочные фрукты вперемешку с ароматным хлебом, он решил ничего за собой не оставлять потому как во первых - все это стоит не малых денег, а во вторых - вкусно же. И с упорством маньяка Кинор вгрызается в очередной фрукт. 
- У меня на родине говорят: «настоящий мужик тот, кто умеет есть как настоящий мужик», - поглощенный едой Кинор не сразу понял, к нему ли это обращаются. – Завидный аппетит признак, того что совесть чиста, а в наше время согласись это редкость. Хотя если посмотреть на то как едят гномы, можно подумать, что они олицетворяют собой саму добродетель. – голос доносился откуда то спереди, но из за груды того, что раньше было ягненком его обладателя видно не было.   
Кинор медленно отодвинул блюдо с костями и увидел, как напротив него вальяжно расположился маленький человек. Таких он еще не видел. Не гном и не гоблин по всем признакам человек, только очень маленький. Кинор было подумал, что это ребенок, но при внимательном рассмотрении - все-таки взрослый мужчина и к тому же в возрасте.
- Я могу вам чем-то помочь? – вежливо спросил Кинор, при этом давая понять, что тот ему мешает. 
- Не знаю. Можешь?  - карлик явно над нам насмехался. 
- Уважаемый как вас там, если у вас ко мне дело то извольте подождать пока я закончу прием пищи и желательно не за моим столиком. – добавив сталь в голосе сказал сын купца. 
- Узнаю Датана, его школа. Он тебя хорошо воспитал Кинор. –улыбаясь как ни в чем не бывало, сказал карлик.
Услышав имя отца и свое собственное имя, Кинор вздрогнул и насторожился. Какова вероятность, что в этом гигантском городе случайно, в гномьем трактире, можно встретить того кто его знает, причем в лицо. Есть конечно вариант предположить, что в гильдии можно узнать, что сын купца Датана где то бродит по Далайне, но найти его в этом городе и уж тем более опознать, казалось Кинору очень сложной задачей. Мальчик в упор посмотрел на сидящего перед ним, и никак не мог вспомнить, что когда то видел его и уж точно не помнил, что отец рассказывал о ком то подобном.  
- Мы знакомы? – утирая рот салфеткой, осторожно спросил Кинор, заодно обводя глазами пространство бара. 
- Ты был еще совсем маленьким Кинор, когда мы виделись, а теперь смотри какой ты, вырос, возмужал. Тебе ведь тринадцать сейчас. И ты смотри уже в Далайне в одиночку по поручению отца. Любо дорого смотреть. 
« Кинору надоел этот снисходительный тон да и вообще этот человек его сильно напрягал, и совершенно не важно знакомый он отца или нет он решил положить этому конец»:- Послушайте уважаемый, я очень за вас рад, но давай те вы будите придаваться приятным воспоминаниям в другом месте. Я вас не знаю, и собственно говоря, не горю желанием познакомится. Если у вас ко мне дело говорите, если нет, то прошу вас, оставьте меня в одиночестве. – Кинор вспомнил все, чему учил его отец. Как надо говорить с незнакомыми людьми, что в основной своей массе люди, которые ему встретятся, не будут к нему дружелюбны, никому не верить и по возможности выходить из сложной ситуации мирным путем. «Эх жалко, оставил боевого элементала в номере»:- с досадой подумал Кинор о своем телохранителе.
- Да не дергайся ты так пацан, я безвредный. И ничего плохого тебе не сделаю. Просто прохожу, вдруг вижу, Датана малец сидит, баранину трескает. Подойду думаю, поздороваюсь. Ну как тебе столица? Нравится? 
- «Так», - подумал Кинор, - «хватит», - и поискал взглядом хозяина трактира. Встретившись с ним глазами он жестом пригласил того подойти. Трактирщик все понял и вытащив топор из под прилавка не спеша направился к столику.
- Проблемы, молодой господин? – поигрывая топориком, спокойно спросил хозяин. 
«Незнакомец, кинув безразличный взгляд на подошедшего гнома, невозмутимо продолжил»:- Не вежливо Кинор, ох как не вежливо. Я по доброму, а ты эту бестолочь на меня натравить пытаешься.
- Что??? – возмущенно проревел гном, - Бестолочь??? Я тебе дам бестолочь. И по удобней перехватив топор, навис над маленьким человеком,- А ну как убирайся, из моего трактира пока цел! 
 - Не раньше, чем переговорю с этим пацаном. А ты гном иди за свою лавку пока она у тебя еще есть, - и бросает на стол жетон комиссара префектуры города. Гнома словно подменили. Бормоча извинения, он спиной удалился, в последний раз взглянув на Кинора виноватыми глазами.
«Ничего не понимая, мальчик спросил»:- Кто вы такой и что здесь происходит? 
- Я следователь. Расследую нарушения закона. – мягко ответил тот. 
- И что я нарушил, можно узнать? 
- Вот это мне и поручено расследовать. Понимаешь Кинор, гильдия, а точнее орден портальщиков занимается осуществлением девяносто процентов переходов по всему сектору. Это мощная организация, которая исправно платит налоги, и скажу тебе не маленькие налоги. И когда ее кто-то хочет поиметь, это очень не нравится совету орденов, которые правят в этом секторе. Понимаешь о чем я? – спросил комиссар и с интересом посмотрел на мальчика. 
- Нет, не понимаю, - ответил Кинор и лихорадочно стал перебирать в уме варианты, что же хочет от него этот неприятный тип. 
- Ну что же давай я тебе тогда растолкую. Ты кстати уже закончил кушать? – заботливо спросил комиссар и получив утвердительный кивок Кинора продолжил, - Давай по порядку. Ты прибыл в Далайну посетить главное отделение гильдии, что бы подать жалобу на одного из их сотрудников, требуя выдачи компенсации, которая по договору, кстати, составляет совсем не маленькую сумму. А знаешь почему?! А потому что орден совершенно уверен в качестве предоставляемых ими услуг. И поэтому они не боятся писать такие цифры, ибо уверены в том, что они так цифрами на бумаге и останутся. И если ты поинтересуешься, много ли было случаев выдачи компенсаций, то отвечу очень мало.  И если вдруг у тебя снова возникнет вопрос, а почему?! Отвечу.  А потому, что фирма «веников не вяжет», - закончил комиссар свое длинное вступление этой страной фразой. – И у нас возникли серьезные подозрения Кинор, в фальсификации фактов  с вашей стороны. И твой отец как никто другой должен знать, что подобные попытки мошенничества очень строго караются, очень строго. 
- Я все еще не понимаю, - тянул время Кинор, потому что до него стало доходить, гильдия не хочет платить компенсацию. А еще больше она не хочет признаваться в ошибках своих портальщиков и пытается обыграть все так, что это купец Датан хочет выставить их дураками. И выманить у них денег, которые ему не полагаются.
- Ну хорошо, давай пойдем длинной дорогой. Ваша с отцом версия такова – Рауль Машрам вдребезги напивается, в то время как ему надо работать. Вы забираете у него кристалл, сами открываете портал и так далее. И вот ты уже здесь требуешь компенсацию за возможность срыва поставки по причине нерадивости портальщика. Все верно? – и вновь получив кивок, подтверждающий, что все так оно и было, продолжил,- Так вот это ваша версия, а  версия Рауля она ведь другая. Он просто прилег отдохнуть, так как вы не сказали ему о точной дате выхода каравана, он же человек и отдыхать ему не возбраняется. И вот спит он себе спокойно, в то время как вы по-тихому вынимаете у него из-за пазухи кристалл, привлекаете стороннего мага, что бы он открыл вам портал и спокойно делаете ваши дела. А потом сваливаете на бедного Рауля огромную кучу дерьма, обвиняя его во всех грехах, а ты отправляешься за дармовыми деньгами. Как тебе такая версия?   
- Плохая версия комиссар, во первых Рауль не мирно спал, а конкретно набрался в тот день, это могут подтвердить слуги элементалы, блоки памяти которых вы сможете просмотреть хоть сейчас. Во вторых не было никаких привлеченных магов, это ведь запрещено по договору. Если бы это было так то меня тут не было. – «почему отца нет рядом, когда он так ему нужен»: - с тоской подумал Кинор.
- Ну смотри мальчик мой, что я тебе на это скажу. Блоки памяти элементалов можно корректировать это раз, поэтому мы увидим там то, что вам нужно. Два, не думай сынок, что перед тобой сидит маленький дурачек. Если не маг то кто тогда мог открыть портал? Не ты ли случайно?! Рауль сразу спросил, кто воспользовался кристаллом и получив ответ что это был ты, понял что его хотят развести. Разве может тринадцатилетний пацан из глубинки не прослушав не одного курса по пространственной магии открыть  портал к тому же точно в нужное место при этом не распылив проходящих сквозь него, по эфиру?!  Хватит «втирать мне очки», - зло стукнул по столу комиссар, снова закончив речь странной фразой.  
- Попрошу не разговаривать со мной в таком тоне, - Кинор собрал всю свою волю в кулак. Пристально посмотрел тому в глаза, подобрался и продолжил, - И нечего стучать тут по столу, а то ручку пораните. Погонщики свидетели, допросите их
- Ну хорошо прости, - комиссар поднял руки вверх, призывая к миру, -  Даже если это ты открыл портал, во что я кстати не верю, как ты это докажешь? То что видели погонщики не доказательство. Во первых это ваши люди, что хозяева скажут то они и повторят, во вторых небольшая иллюзия и вот уже Датановский сынок мужественно открывает межмирный портал заражая всех медвежьей болезнью. 
- Я понял. Вы хотите доказательства того что портал открыл сам заказчик или член его семьи, а не привлеченный со стороны маг используя артифакт гильдии, что непосредственно являлось бы нарушением договора. Я вас понимаю, и соглашусь с вами, что в это трудно поверить. Поэтому я согласен на просмотр своей памяти. Это могло бы вас убедить в честности отца? Потому что тут уже дело не в деньгах, а в принципе. Ведь если я повторю и снова удачно открою портал у вас на глазах, этого вам будет мало. Не так ли? Типа, открыл сейчас не факт, что открывал тогда. Правильно я понимаю?
- Ты пойдешь на это? – брови комиссара поползли вверх. - Сынок видимо ты не совсем в курсе, что это за процедура. Только один клан болотных троллей  с Кенеры, способны вскрывать память без ущерба для его обладателя и то это все лишь слухи. Ты не можешь этого не знать. И потом, их шаманов нет среди наших сотрудников, что бы попробовать. И если на это ты делаешь ставку, что мол вот пожалеют пацана и поверят на слово, то не надейся на это. Они ради престижа гильдии пойдут на все, что угодно. После процедуры ты станешь похож на эти овощи – в первые за весь разговор маленький человек обладающий большой властью показал свои чувства. Он был поражен. – Зачем? – спросил он.
- Имя отца, - просто ответил Кинор. – Как вы не понимаете. Неужели в гильдии думают, что самого купца Датана  может заинтересовать эта мелкая  афера?! Имя Датана гремит по всему двенадцатому сектору и за его пределами вот уже три тысячи лет. И вот из за этого имени я тут, что бы всем было ясно будь то гильдия или еще кто, никто не смеет прогнуть Датана и остаться безнаказанным, я если надо умру но добьюсь справедливости. – торжественно сказал тринадцатилетний мальчик. 
- Я искренни, завидую твоему отцу, Кинор, - с чувством сказал комиссар и добавил. – Завтра с утра тебя будут ждать в гильдии, не опаздывай. И если ты вдруг передумаешь… - но Кинор не дал ему закончить, он встал, бросил на стол несколько золотых, ушел с гордо поднятой головой, оставив комиссара в полном недоумении.
«Вот же сволочь, такое впечатление от обеда испортил»:- подумал Кинор. - «Надо бы себя развеселить. Куда бы еще пойти?!» 
И он вспомнил об Арене.
Неприятная встреча сказалась, настроение испорчено. Оставалась надежда на то, что бои развлекут Кинора, заставив его забыть о карлике и гильдии. 
Арена представляла собой здание, выстроенное в стили замка, само строение и прилегающие к ней территории были накрыты внушительным магическим силовым куполом. Дабы уберечь жителей города от ненужных травм и постройки по соседству от повреждений. Заплатив за вход круглую сумму в двадцать талантов, Кинор с открытым ртом прошел на свое место в амфитеатре. Потому, что уже с первых шагов сын купца был поражен размахом происходящего. Как успел заметить Кинор, все помещения на Далайне имели небольшие габариты снаружи, в то время как внутренняя их часть расширялась до невозможно огромных размеров. Что делало, по сути, полезную площадь города во много раз больше. Арена была поделена на секции, где одновременно велись бои различных уровней и классов. Посетив секцию морских сражений, вы становились свидетелем масштабных баталий развернувшиеся на обширных водных территориях. Сотни и тысячи кораблей, боролись за право называться королями морей и океанов. Словно сидя за шахматной доской, адмиралы двигали фигурами, передвигали целые армады кораблей, меняя их дислокацию, кого бросая в атаку на врага, а кого пряча в гаванях и бухтах, сохраняя их в резерве для следующего броска. Только очень богатые короли миров могли себе позволить побаловать себя надев адмиральские погоны.   Секция наземных войн ненамного отличался о предыдущей секции. Там так же можно было наблюдать за ходом битв и столкновений целых армий только на суше, и опять же это удовольствие рассчитано на богатых и сильных.  Бои с участием магических существ, привлекали в основном подростков и изначально были предназначены для молодого контингента. Групповые схватки, отряд на отряд, группа на группу, инсценированные и костюмированные постановки со смертельным исходом, какая изысканность. И конечно же любимый большинством сектор одиночных поединков. Тут не признавались никакие правила. Кто сильнее тот и победитель. И самое интересное, помимо самой программы, которую составили распределители, любой из посетителей мог вызвать на бой кого угодно и даже самого чемпиона. Стоит правда удовольствие умереть от руки чемпиона совсем не дешево. От такого разнообразия вариантов свести счеты с жизнью, Кинор напрочь забыл о своих проблемах, и он погрузился в мир крови и боли, предсмертных криков и криков радости победителя. Нельзя сказать, что тринадцатилетний сын купца был кровожадным и бесчувственным ребенком, он просто был продуктом своего времени и той реальности, в которой жил, в этом не было ничего предосудительного. Уже глубоко за полночь, посетив все секции и получив большое удовольствие Кинор собрался было уже уходить как по громкой связи объявили о незапланированной акции в секции одиночных боев. Чемпион давал возможность выйти с ним на арену и в случае победы счастливчик получал корону чемпиона и приз в размере пяти тысяч полновесных талантов. Отличался этот бой лишь тем, что он реально будет до смерти и за титул (потому что раньше чемпион никогда не доводил дело до конца в боях с гостями арены). И прежде можно было заказать схватку с чемпионом, но это был в основном спектакль и фарс  и даже в случае победы над чемпионом титул не перешел бы невероятно удачливому парню. А тут такая возможность. И Кинор побежал, чтобы не пропустить самое интересное. Прелесть магических залов было в том, что в нем всегда всем хватало места, и с любой точки зритель мог рассмотреть всю картину происходящего до мельчайших деталей. Создатели арены побеспокоились даже о том чтобы до зрителей доходил страшный запах смерти, можно было у самого уха слышать тяжелое дыхание бойцов, лязг оружия или звуки разрывающихся заклинаний. Для самых требовательных были обеспеченны брызги крови и пота которые разлетаясь падали на их лица и одежду создавая эффект полного присутствия в самой близи от дерущихся. А для особых почитателей этого искусства за умеренную плату, можно было устроить возможность почувствовать на своей шкуре, какого это, когда в тебя попадает огненный сгусток или разряд молнии. 
Усевшись на свое место, Кинор стал ждать. Зал гудел в предвкушении битвы. Администрация стала принимать заявки на схватку с чемпионом. Еще раз все были предупреждены, что этот поединок будет длиться до смерти бросившего вызов или самого чемпиона.  Сдача не принимается. Попытки прекратить бой и выход из него будут расцениваться как сдача, и администрация отдаст приказ магам патрулирующие зону, ликвидировать бойца.  Отозвать заявку можно в любой момент до начала схватки, после гонга обратной дороги уже не будет. 
На середину арены под улюлюканье толпы выходит чемпион. Огромных размеров темно-зеленый орк с ног до головы татуированный рунами и покрытый шрамами, он медленно вразвалочку прошелся по кругу, приветствуя зрителей. В боевой раскраске своего клана орк выглядел еще боле устрашающим. Две секиры в его ручищах выглядели почти игрушечными. Явно заколдованное оружие тускло мерцало голубым светом. Засохшая кровь и кусочки плоти на лезвиях секир  от предыдущего поединка заставляли падать в обморок особо впечатлительных дам. Орк ждал.
И вот наконец на арену вышел его соперник из зала, молодой человек крепкого телосложения экипированный в легкий кожаный доспех и без оружия (значит поединок будет магический), имеющий наглость бросить вызов этой машине для убийства. Распределитель подозвал бойцов, уточняя последние детали, и получив добро, бегом покинул будущее место брани, спустя мгновения прозвучал гонг. Чемпион все так же спокойно, будто прогуливаясь, пошел по арене, наворачивая круги вокруг соперника.  И только секиры в его руках изменили свое положение, теперь они смотрели вверх, угрожающи покачиваясь в такт ходьбы орка.  Тем временем человек, подобравшись для броска, выкрикивает заклинание и резко выкидывает вперед руки, с которых срывается поток пламени бурого цвета. Достигнув чемпиона, пламя закручивается вокруг него, создавая воронку, которая завертелась с огромной скоростью, жар был настолько сильным, что его почувствовали все, а те кто доплатил, закричали, но не от восторга, а от боли. Народ ахнул от неожиданности приготовившись увидеть, как орк объятый огнем сгорает в магическом горне. Но, о чудо спустя секунды огонь стекает с орка не причинив ему никакого вреда,  словно утреннею росу он скидывает с себя последние его капли и только руны на его теле и доспехах горели красным. Орк кивнул головой своему сопернику, тем самым говоря, что оценил попытку, и теперь его очередь, и приняв боевую стойку отсалютовал толпе. Сказать, что человек был поражен, это ничего не сказать. По нему было видно, что он очень рассчитывал на этот удар. Но чемпион не был бы чемпионом, если бы его можно было взять так легко.   
Он разводит руки по сторонам и затем резко их сводит, ударяя секирами друг о друга. Рождая звуковую волну, которая если бы не защита которую предусмотрительно выставили маги арены, погубила бы всех в зале, и череп незадачливого бойца человека просто взрывается, разбрасывая его содержимое по всей территории. Оглушительная тишина просуществовавшая пару секунд, взрывается вслед за человеческой головой громкими овациями.   
Администрация объявила о очередной победе чемпиона Юг-О-Нака. Не стоит говорить о том, что после этого поединка почти все ранее заявленные вызовы были отозваны. Почти, но не все. Следующим на ринг вышел гном. Здоровенный такой, что не совсем характерно для его расы. С невообразимо большим молотом в руках. Выхватив оружие и повертев им над головой, гном показал всем, что и он умеет  пользоваться тяжелым молотом не хуже, чем Юг-О-Нак своими секирами. Как только прозвучал гонг гном, несмотря на свою массивность и тяжелый доспех,  показывая  чудеса акробатики,  бросает свое тело вперед, прям под ноги орку. В надежде сбить орка с толку, а может даже если и повезет сбить с ног его самого. Но чемпион словно не имеющий веса, грациозно подпрыгивает в воздух, и замахиваясь в полете секирами падая наносит с размаху удар по вертлявому гному. Народ застыл, ожидая, что еще мгновение и гном станет еще меньше по росу, но сыну гор удается в последний момент уйти с пути смертоносных секир. Сделав сальто назад гном размахнувшись бьет молотом о землю, вся арена содрогнулась от чудовищного удара, земля ушла из под ног орка и он упал. Гном не стал терять времени и мгновенно атаковал, выбросив в сторону чемпиона два артифакта, которые в мгновенье ока материализовали на арене двух воинов гномов. И уже боевая единица из трех гномов пошла в атаку на казалось бы растерявшегося орка.  Юг-О-Нак стал отступать, лихорадочно оглядываясь, выискивая более выгодное место для того что бы защититься от атакующих. Разочарованные суетностью чемпиона никто так и не заметил, что сделал орк. Но это была хитрость. Заманив непреклонно наступающих гномов в определенную точку, орк срывает вместе с кожей одну из рун и кидает ее под ноги гномам, и у их ног  вспыхивает маленький огонек, который описав вокруг них кольцо, побежав по песку, стал выводить на нем простую руну. После чего гномы из артифакта занялись огнем и с трубным звуком исчезли, оставив своего товарища наедине с этим зеленым монстром. Но сын гор не растерялся от того, что лишился поддержки, он подпрыгивает на высоту головы чемпиона и просто бьет по ней молотом. У всех присутствующих перехватило дыхание, наконец, они увидят какого цвета кровь чемпиона. Но и тут их ждало разочарование, мгновенно выставленный силовой купол защитил череп орка. И вот Юг-О-Нак совершает то, что от него никто не ожидал. Он отбрасывает секиры в стороны бросает свое тело вперед, и оказавшись вплотную рядом с гномом заключает его в смертоносные объятья. Отчаянные попытки гнома вырваться из захвата ни к чему не привели, спустя секунды раздается хруст переломанного позвоночника, этот звук эхом проносится  по залу заставляя вздрогнуть даже самых невозмутимых. Победитель определен. Титул и звание непобедимого чемпиона арены остаются за орком Юг-О-Нак из клана «хранителей снов»
Заявок больше не было никто не питал иллюзий на свой счет, по крайней мере на сегодня .
Кинор под впечатлением от увиденного, возвращался в гостиницу. Ему очень не хотелось идти в гильдиию, но там все его вещи и к тому же сейчас уже глубокая ночь.  Ничего страшного, переспит как то, а завтра он покажет этим малохольным аферистам, что такое настоящая воля и честь.   
Погруженный в свои мысли Кинор не заметил как случайно зашел в темный переулок, и как оно и должно быть обычно в таких случаях,  в этом темном переулке торчали два хмурых типа.
- Привет малой. Куда идешь? – перекрывая путь Кинору, спросил тип в кожаном доспехе на голое тело.
- Домой, а что хочешь меня проводить? – не теряясь ответил, Кинор понимая, что если он не сработает как надо он из этого переулка живым не выйдет. 
- А что можно и проводить. Небось дома родные заждались, беспокоятся. Но и ты пойми,  мы не воздухом питаемся. Давай ты нам монетку другую, а мы тебя проведем, - пока первый говорил второй как бы невзначай стал заходить с сзади, и в руке его сверкнула сталь отражая лунный свет. 
Кинор еще раз обругал себя последними словами за то, что оставил элементала в гостинице. Он знал, что когда силы неравны главное это неожиданность. Он начал вспоминать все чему его учил мастер Лео, специально нанятый отцом, что бы научить Кинора приемам самообороны в случае если представится схлестнуться вот с такими, например как эти двое. Просчитав варианты и выбрав стратегию боя, он ударил. Резко выбросив кулак вперед, вогнал его в живот бандиту заставляя того согнуться в три погибели и помянуть всех родственников. Второй же не зря занял позицию сзади, он не стал ждать, он ударил. Грязно, в спину ножом, целясь в почки. Кинор не упускал второго из вида с самого начала и был готов к этому, резко присев, он ушел от удара и перекувырнувшись оказался на отдалении от бандита. Кинор замер увидев направленный на него взведенный портативный арбалет. С мерзкой улыбкой на лице, мразь спустила курок и тяжелый болт ушел в направлении мальчика. Время замедлило свой бег. Кинор отчетливо видел как разрезая воздух своим оперением, арбалетный болт не меняя траектории, нацеленный прям на его сердце преодолевая короткое расстояние неукротимо приближаясь. И тогда не понятно как, Кинор сотворил заклинание, смысл которого пришло к нему из самой глубины его сознания. Со смачным звуком от мальчика отделилась его проекция, которая опережая само время, не спеша подошла к болту и повернула его на сто восемьдесят градусов, изменив вектор полета. Какого же было удивление стрелявшего, когда его собственная стрела вонзилась ему между глаз, пробив череп глубоко застряв в мозгу.  
Кинор глубоко дыша, от пережитого страха и остаточной магии, выбежал из переулка, оставив там пораженного происшедшим но живого бандита и побежал в сторону светящейся вывески «Легко и непринужденно». Уже в гостинице лежа на кровати  анализируя то что произошло, он горько подумал о том, что сегодня он отнял жизнь. Кинор отчетливо знал, сам не зная откуда, что ему еще предстоит отнять очень много жизней, очень много. И от этой мысли его пробивала дрожь. И по сравнению с этим, то что его ждало завтра было сущей ерундой . 
Кинор проснулся совершенно разбитым, словно он провел бессонную ночь вороча тяжелыми мешками. Ополоснувшись холодной водой и немного придя в себя, Кинор стал собираться, надо идти, держать ответ перед руководством гильдии, будь она неладна. Воспоминания прошедшей ночи нахлынули на него по дороге в орден. Вызывая собой  практически физическую боль. Кинор чувствовал, в себе какие то изменения, но что именно пока уловить не мог. Загнав все это на самые задворки сознания, он сконцентрировался на испытании, которое его ждет, ну а со всем остальным он разберется позже. 
Войдя в знакомое здание, он увидел, что его уже ожидают. Молодой маг подошел к Кинору и знаком пригласил проследовать за ним. Идя вслед за магом, Кинор прошел теми же порталами, какими проходил днем ранее. Он был уверен, что конечная остановка будет кабинет того чиновника который принял у него заявку, однако когда он уже приготовился увидеть знакомый коридор, их выбросило в какой то комнате облицованной серым камнем от которого исходил неприятный холодок. В этой комнате из мебели была только кровать с тонким соломенным матрасом и все. Провожатый маг, указал на комнату и жестом дал понять, что надо будет немного подождать, а потом так же не говоря ни слова удалился. 
«На психику давят»:- зло подумал Кинор. – Ну ладно, пусть попытаются меня сломать если хотят. – и он прилег на жесткий матрас и предался воспоминаниям о родном доме о отце. Ему ярко представился образ Датана, приятная такая улыбка на суровом обветренном лице, ясные глаза цвета синего неба. Глаза которые так много повидали на своем веку, с  безграничной любовью смотрели на сына. Он что-то говорил Кинору, а точнее за что-то его ругал. Но даже ругая, Датан излучал лишь заботу и страх за сорванца. Не смотря на всю его браваду, Кинору было страшно очень страшно и он страстно захотел чтобы отец был сейчас рядом с ним, уж он точно не дал бы всяким тварям копаться в его голове. «Отец ты мне нужен!»: -  прокричал в уме Кинор и снова возник образ отца, на этот раз он был таким реальным, что Кинору даже почудился запах его старого походного плаща из трольчией кожи. Отец со страхом смотрел на Кинора, что-то пытаясь сказать, протягивая руки. Он хотел взять его лицо в свои ладони, но так и не смог дотянутся.  А потом все резко пропало, и Кинор с глубоким выдохом встал с кровати. Это был очень странный сон, и сон ли это был вообще.
И вот наконец открылась дверь, в комнату стали входить какие то люди. Среди них Кинор узнал только комиссара, который допрашивал его в баре, а всех остальных он не знал.  
«Команда экзекуторов»:- подумал с отвращением Кинор. 
«Комиссар подошел вплотную к Кинору, попросил пригнутся, и прошептал ему на ухо»:- Мальчик мой еще есть возможность передумать. Я очень не хочу этого делать. 
«Кинор не разгибаясь, так же тихо ответил»:- Мой отец придет за тобой комиссар. Тебе лучше найти самую глубокую нору, забиться туда  и молить богов о том, чтобы тебя не нашел Датан. Потому, что если ты окажешься в его руках, а точнее, когда ты окажешься в его руках,  он сделает с тобой такое, что даже принцы позавидуют фантазии купца Датана. – прошептал Кинор, а в слух сказал, - Ну что же давайте начинать, а то меня заждались дома. 
Маги переглянулись и все вместе посмотрели на комиссара. Тот был мрачнее тучи и медлил с приказом, он очень не хотел этого сканирования. 
Комиссар Требью в целом был не плохим человеком. По прихоти матушки природы ему суждено было родиться с большим добрым сердцем в изувеченном теле. Всю свою жизнь Требью был прекрасной мишенью для шуток и жестоких розыгрышей, маленький рост  и физическая слабость тела закрыли для него многие двери, но мощный интеллект и великая воля смогли пробить ему дорогу на самый вверх. И навряд ли сейчас найдется тот кто рискнул бы косо посмотреть в его сторону не то что бы пошутить. Но в ходе борьбы за место под солнцем Требью не смог сохранить свое сердце. Хотя, где то там в глубине он все еще оставался тем добрым мальчиком. С одной стороны он не хотел увечить  Кинора, с другой стороны сверху поступил приказ не удовлетворять претензии купца Датана. На кону его карьера и имя, которое он завоевал с таким трудом. И комиссар сделал выбор, он выбрал себя.
- Кинор сын купца Датана и твой отец сам купец Датан, - прочистив горло, заговорил комиссар, -  Подозреваетесь в подлоге и фабрикации фактов с целью опорочить гильдию портальщиков и  ее служащих, и выманивания не полагающихся вам денег в виде компенсации.  Поскольку нет точных доказательств подлога, поэтому руководство гильдии предложило закрыть дело. При условии, что вы отзываете заявку на компенсацию и подписываете документ о том, что у вас к гильдии нет, и не может быть никаких претензий, а так же то, что вы довольны работой мага портальщика Рауля Машрама. – закончив говорить Требью с надеждой, посмотрел на Кинора. 
«Лицо Кинора стало алым от такой наглости, и он с трудом сдерживая себя, сказал»:- Вы сборище врунов и аферистов, а так же пьяниц дармоедов. Мой отец никогда не подпишется под этим. Я уже сказал тебе комиссар, как оно все было. Но ты решил включит дурака, ну хорошо пусть будет по твоему. Нам нечего скрывать и мы получим компенсацию до последнего медяка. А потом подадим жалобу в совет орденов и запросим другую компенсацию за нанесение морального и физического ущерба. - на этом слове голос Кинора немного дрогнул, но он быстро взял себя в руки и продолжил, -  Гильдии придется выложить такую огромную сумму, что ей займет не одно десятилетие, что бы оклематься. Хватит ломать комедию комиссар, начинайте сканирование. 
Требью  схватил Кинора за руку и прокричал, - Идиот,  так оно все и будет, но ты об этом уже не узнаешь. Понимаешь? Ты до конца дней своих будешь пускать слюни и играть в догонялки со своей тенью. Опомнись Кинор, не делай этого. Это  всего лишь деньги. У твоего отца их достаточно. 
- Деньги приходят и уходят, а честь и имя вот настоящее богатство. Которые, отец заработал непосильным трудом. И я никому не позволю марать имя купца Датана. Тебе это понятно? Хотя откуда тебе знать, что такое доброе имя. Ведь свое ты сделал на несчастьях других. Начинайте. Я все сказал. – Кинор вытащил из кармана кольцо и добавил, - Поняв с кем я имею дело, я обеспечил себе страховку. Я купил этот артефакт прямой связи по дороге сюда, все что здесь будет происходить будет транслироваться  в нотариальную контору, а потом заверенный нотариусом информационный блок уйдет в память моего слуги элементала который в свою очередь отнесет его отцу.
Комиссар с уважением посмотрел на мальчика. Как все таки жалко губить такую личность. Умный, находчивый, добрый, принципиальный. Но у него был приказ. «Что б вас всех» :- в сердцах сплюнув комиссар и отдал приказ начать сканирование.
Кинора уложили на кровать и попросили одеть на голову, серебряный обруч. Который только внешне выглядел безобидным, а на самом деле он словно граблями проходился по сознанию жертвы, вспахивая и разрушая его, в поисках нужной информации. Достигнув невероятных высот в искусстве управлять магической энергией, маги так и не научились подбирать ключики к разуму живого существа. И вот вместо того что бы аккуратно открыть нужную дверцу приходилось кувалдой разбивать всю стену. Обруч засиял белым светом и тихо загудел. Созданный много лет назад безумным магом этот артефакт не знал поражения, против него были бессильны самые сильные маги. Не существовало защиты, которая могла бы противостоять обручу. Эффект был настолько сильным, что его использование разрешалось только в военное время и только для допроса особых пленников про которых было точно известно, что они обладают сверх важной информацией. Это было совсем не гуманное оружие. Которое, они применяли сейчас против невинного мальчика тринадцати лет и ради чего, ради денег и имени, которое уже не очистишь никаким мылом. Требью ничего не понимал. Но обещал себе во всем разобраться, позже. Комиссар в отличии от присутствующих магов знал как работает этот артефакт, потому что в дни своей молодости во времена десятилетней войны с отступниками он служил в контрразведке и занимался именно допросами с применением этого обруча.  Что то, идет не так, как должно.
Кинор прилег, не отказав себе в том, что бы занять максимально удобную позу. Надев на голову обруч, он почувствовал холодный метал. Однако спустя пару секунд температура постепенно стала подниматься. Нагревшись обруч уже стал обжигать кожу, Кинор рефлекторно хотел поднять руку и скинуть железку со своей головы но рука так и не поднялась. На этом артефакт не остановился, нагреваясь и дальше, он стал причинять нестерпимую боль. Казалось, что голова начала гореть и Кинор беззвучно закричал от боли, а затем он просто провалился в темный колодец. 
«Темно тепло и мокро. Где Я? Почему ничего не видно? Почему  так трудно пошевелить руками и ногами? Неужели я нахожусь в воде? И еще эти глухие звуки голосов, откуда они доносятся? Что это за проблеск света?» И его что-то стало толкать в сторону этого света. А затем он увидел руки, которые ухватив его за глову, потянули к свету еще больше.  Странное чувство, охватило Кинора, ему очень не хотелось покидать это безопасное место. Где так тепло и сыро. Но, о боги! Эти голоса, они звали, уговаривали выйти.  И он вышел, оглушая своим криком мир, взорвавшийся звуками светом и запахами. 
Говорят, что новорожденные плохо видят и плохо слышат. Но только не этот. Кинор все отлично видел и не только слышал, но и понимал, что ему говорят. К нему приблизилось лицо мужчины, добрая улыбка контрастировала с грустными глазами, в которых поселилась глубокая  печаль. 
- Вот ты и родился сын мой. Тебя ждали и ты пришел. Наступит день когда ты возьмешь свою судьбу в свои руки, ну а пока единственное, что я могу тебе дать кроме самой жизни это имя. 
Я нарекаю тебя,  Асель, - И крик многих миллионов воинов со всей ойкумены идущих в последний бой, раздался далеко за пределами конгломерата. -
Ниат, - И горячая, вязкая кровь, тяжелыми каплями падает вниз, пополняя собой  бурный поток, сбивающий с ног. -
Таркар, - И  лавина свежих беснующихся душ сокрушает чертоги принцев.-  
Уиш, - И ураган смерти, рожденный сердцем, не знающий жалости и сострадания, проносится по системе, уничтожая целые миры. -  
Акрав, - И стоящие на коленях боги умоляют принять ключи от источников силы. -
Нойон, - И мирно стоящая на холме из трупов маленькая девочка протягивает свой платочек, что бы утереть с лица пот, кровь и слезы. -    
Используй время со смыслом, АНТУАН.
Кинор открыл глаза и глотнул свежего воздуха. Он понял, что с начала сканирования и до сих пор он не сделал не одного вздоха. В комнате стояла гробовая тишина. Оглянувшись, он увидел стоящих поодаль от него магов с глазами, в которых читались удивление и страх.
Комиссар Требью лежал на полу и кажется, не дышал, он крепко вцепился в его руку мертвой хваткой. 
В поисках сканирующего обруча Кинор провел рукой по голове, но  обнаружил на месте артефакта лишь пепел опоясывающий голову. 
Маги тихо вышли, оставив Кинора и лежащего без чувств комиссара одних. Спустя недолгое время в комнату вошел глубокий старик в простом балахоне и только перстень власти на безымянном пальце левой руки выдавал в нем влиятельного человека. 
- Здравствуй сынок. Меня зовут Зиилдун, я архимаг ордена. Мне следует извиниться, за этот произвол, учиненный моими не в меру прыткими коллегами.
- Маг Зиилдун?! А разве это не ваши мощи покоятся в комнате славы, и к которым вы водите ваш молодняк, что бы давать там страшную клятву? – хриплым голосом грубо спросил Кинор.
«Старик улыбнулся, пожал плечами и ответил»:- Парадокс не так ли?! Мощи мои там, а я во плоти тут. Ну, что мне на это сказать?  Людям нужны символы, больше чем сама сила. Перед силой они пасуют потому, что знают, что ничего не могут ей противопоставить, в то время как от символов можно легко отвернутся их можно предать и они ничего им не сделают. Так как не обладают силой. А вот ты мой мальчик ею обладаешь. В достаточной мере, чтобы когда-нибудь занять мое место. 
- Вы предлагаете мне вступить в ваш орден? – удивленно спросил Кинор.
- Не только просто вступить, но и стать моим личным учеником. Я за всю свою жизнь не слышал, что кто-то мог устоять перед сканфисом. – и заметив недоумение в глаза мальчика пояснил, - так назвал сканирующий обруч его создатель. Сканфис до сих пор не давал осечки, ни разу. Но ты не только не позволил считать свою память, ты просто взял и уничтожил могущественный артефакт, который кстати, стоит целое состояние, потому что их осталось десятка два на весь сектор. – и Зиилдун ткнул тростью в крупинки пепла, все что осталось от мощного артефакта. 
- А с этим, что? – спросил Кинор, указав на комиссара.
- Требью я знал еще мальчиком, поверь мне он хороший человек. Он с самого начала был против этой затеи. Он очень переживал за тебя, грозился уволиться, если я настаю на сканировании, а зачем отказываться, тем более, что  ты сам это предложил. Но потом я его все-таки уговорил. И когда ты закричал, а не должен был, потому что сканфис хоть и превращает разум в кашу, но делает это безболезненно, такова была прихоть производителя. Так вот когда ты закричал видимо от боли, Требью схватил тебя за руку, и ему по всей видимости передалось все то что ты чувствовал, видел и так далее. Что кстати тоже не должно было быть, потому как во время сканирования мозг полностью отключается, ты должен был просто заснуть. 
- Зиилдун скажи мне, у тебя такое самомнение оно врожденное или скотом ты стал уже позже, щеголяя тяжелой мантией архимага? – сын купца смотрел, прям в глаза старому интригану и ничуть его не боялся. 
«На мгновение в прищуренных глазах Зиилдуна вспыхнул огонь ярости и злобы, но только на мгновение»:- Кинор не стоит мне грубить. Во первых я гожусь тебе в отцы, а во вторых это глупо, ты справился с бездушной железкой но неужели ты думаешь, что сможешь тягаться с главой ордена который многие тысячи лет тянет эту лямку. Я о тебе был другого мнения. 
«Кинор кряхтя, встал с кровати осторожно освободил руку, поднял комиссара и уложил его на кровать. И обрадовался, заметив, что Требью редко но все-таки дышит. Медленно подошел к архимагу, и посмотрев тому в глаза, сказал»:- Зиилдун ты ошибаешься на свой счет. Во первых ты вообще не годишься в отцы ни к кому, а во вторых ты ничем не отличаешься от как ты сказал бездушной железки. И у тебя и у железки нет души. – и уже приоткрыв дверь добавил, - Я никогда не стану твоим учеником маг. И да, кстати, купец Датан ждет курьера от гильдии… с компенсацией. Если ты не хочешь разбирательств по этому вопросу с советом орденов. Где тебя обязательно спросят, а на каком это основании ты решил применить сканфис к ребенку да еще и в мирное время. – и тихо затворив за собой дверь вышел из комнаты.   
«Пора домой»:- вдыхая свежий вечерний воздух Далайны, сказал себе Кинор. - Это были насыщенные два дня, даже слишком насыщенные. Отцу не надо знать об о всем что здесь произошло. Это его расстроит и напугает, а еще хуже он ринется в Далайну бить Зиилдуну морду. Нет, определенно нет. Он будет помалкивать. А отцу скажет, что все устроил как надо, компенсация в дороге.  Расскажет о боях, об озере, о ягненке в драконьем молоке и об островах в небе. Но не слова о сканфисе и того бреда, что обруч ему показал. Все в свое время.
- Вам куда молодой господин? – вежливо поинтересовался маг портала. 
- Домой. – ответил Кинор и в последний раз оглянувшись на Далайну шагнул в портал. 
  

Эпизод первый.  

- А, вот он ты. Где тебя черти носили? Я весь продрог. Тут же холодина не реальная. Разве была такая необходимость назначать встречу на этом богами забытом куске льда?! 
- Хватит бурчать словно ты старый тролль. Не черти меня носили, а сбившиеся потоки. Вот там действительно сам черт ногу сломит. Пока пробрался сюда, три кольца пришлось пересечь. И все благодаря Ему.  Холодно значит безопасно. И перестань ныть, будто сам не знаешь, что стоит на карте. И если надо будет назначить встречу у принца в заднице то и туда ты придешь и будешь терпеливо ждать если вдруг я задержусь. 
- Успокойся, успокойся. Грозный, какой. Я просто решил донести до твоего сведенья, что мне зябко. Давай выкладывай, зачем звал.
- Мальчик на старте.
- Не может быть. Еще очень рано. Очень рано.
- Все верно. Но Зиилдун его сканфисом обработал. Вот видимо и подстегнуло. 
- Вот же блин старый идиот. Ему, что было сказано?! Попробовать завлечь пацана в орден, взять над ним шефство, присматривать до поры до времени. Вот же гад. Голову ему оторвать мало. Что он хоть говорит в свое оправдание?
-  Что он может сказать?! Говорит, что мальчик сам вызвался на сканирование. Конечно же старая скотина хотела память ему считать, надеялся святой грааль там обнаружить. 
- Ну, а ты что?
- Мне пришла в голову мысль, что как то не справедливо поклонятся мощам великого архимага, при живом то Зиилдуне. Вот и исправил историческую ошибку. 
- Я рад. А то мне его напыщенная рожа уже опротивела. Так что теперь?
- А что теперь?! Все плохо. Если мы не успеем подготовиться. То не сможем сдержать первую волну. А не сможем сдержать первую, точно не совладаем со второй, а пропустив вторую…
- Да понял, я понял, я это и без тебя знаю. Я спрашиваю, что теперь мы будем делать. Как ускорится? 
- Ты знаешь, мы не можем вмешиваться. Нам запрещено. Единственное, что мы можем так это пытаться влиять на ход событий косвенно. Попробовать задержать его развитие, например. Датана как то приструнить и тому подобное. Понимаешь?
- Понимаю.  Вот же пакость! А может…? 
- Нет не может. Ты что ополоумел? Нам же к нему даже не приблизится, сработает клятва. Что с тобой?! 
- Да в отчаянье я. Эх, надо было раньше с ним кончать. Надо было еще его папашу придурковатого валить.
- Да кто же знал, что это именно его семя доставит нам столько проблем. 
- Кто знал, кто знал. Она знала! Или ты забыл, тот разговор? Но нет же, ты страшный и великий, не готов был опустится так низко. А теперь нас гоняют, словно полоумных гоблинов по потокам и кольцам. 
- Ну все, достаточно. Что было, то было. Расклад такой… 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Туранчексбро,скинул ссылкой твою эту тему камрадам с чатика Грибочка, :friend:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
55 минут назад, Джафаня сказал:

Туранчексбро,скинул ссылкой твою эту тему камрадам с чатика Грибочка, :friend:

Спасибо бро. Я буду только рад, если люди будут читать и получать удовольствие.  Лавры писателя фантаста мне не сыскать, да я и не стремлюсь. Но душа требует поделится несколькими напряженными годами работы. Как я и сказал материала много два полных тома (хотя и не отредактированные) на третьим я буксанул,  застрял потому что руки опустились от отчаянья, что никто кроме моего близкого друга не оценивает мой труд.   

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Глава четвертая.  

 

 

Резиденция ордена «Зодчих» располагалась в суровом мире Хилон. Здесь не водилась живность и не росли деревья. Лишь одинокие кустарники пробивались  то тут, то там, сквозь каменистую поверхность Хилона. Отсутствие красок и постоянный полумрак могли ввести в депрессию кого угодно. Даже солнце появлялось на небосводе как то с не охотой. Будто не желало тратить свой свет и тепло на этот бесполезный кусок камня. Серые безжизненные скалы плавно переходили в такие же тихие и серые водные массивы. Хилон  был миром камня и воды. И отличались они друг от друга лишь тем что одно было твердое и сухое, а другое мягкое и мокрее. Моря и океаны в этом мире так же не были обременены жизнью. Только раз в году северный ветер на пару дней оживлял моря, заставляя волноваться литую свинцом морскую гладь. «Зодчие» не просто так выбрали этот мир, отсутствие флоры и фауны с лихвой восполнялось мощностью источника. И потом безжизненные просторы Хилона представляли собой прекрасный полигон, для опытов.  Самая высокая в мире гора Кендо   верхушка, которой была срезана то ли природой, то ли основателями ордена, была отличным местом для того, что бы построить на ней башню и весь комплекс. «Зодчие» строго охраняли свои тайны, вход в Хилон был намертво закрыт. Лишь общими усилиями нескольких орденов можно было сюда прорваться, да и то если вскрыть оболочку мира. Половина мощности источника была направлена на защиту от проникновения извне. Сотни тысяч спящих каменных и водных элементалов, готовые по приказу в мгновение встать на защиту ордена. И великое множество разбросанных по всему миру мин ловушек сработают если будет полономасшабное вторжения. Но и это не все – если враг все-таки сможет, одолеть элементалов и пройти ловушки и подберется достаточно близко к Кендо, то на этот случай был приготовлен не приятный сюрприз. Все находящиеся на горе будут эвакуированы порталом в место которое известно лишь командорам, и вот когда последний зодчий уйдет, сработает заклинание которое начнет перегружать источник открыв все шлюзы и перенаправляя потоки по одному вектору – в источник. Что повлечет за собой перегруз и дальнейший коллапс узла силы. После чего Хилон перестанет существовать, схлопнувшись, уничтожит резиденцию со всем архивом, и всех кто не успеет покинуть мир.   Но для чего все это, что скрывает этот мирный орден, который старается держаться вдали от политики и власти?! Ведь «Зодчие» всегда считались орденом свободных магов. Которых интересует только магия в ее чистом виде. Они всегда были и остаются теоретиками. Бескорыстными исследователями и первопроходцами. Чего командоры зодчих опасаются?  Что скрывают от всех?

Уже второй год Кинор дышал воздухом Хилона, но так и не смог найти ответы на эти вопросы. Впрочем, он не так уже сильно их искал. Юноше в принципе было все равно, какие цели преследуют «Зодчие». Ему здесь очень нравилось. К нему хорошо относились. В особенности его учитель командор Тристар, маг седьмой ступени. Он не был самым сильным магом. И это еще одна особенность ордена. Командоры «Зодчих» не являлись самыми сильными магами, как это было заведено в других орденах. Кинор еще не понял, по какой системе в ордене распределяется власть. И опять же, не то что это было секретом, просто он не стремился это узнать. Кинор был поглощен учебой.  Словно рыба которую выпустили из сетей в открытое море он упивался свободой, свободой обладать знанием. Он проглатывал свиток за свитком, рукопись за рукописью. Будто одержимый просиживал днями и ночами в библиотеке, пытаясь постичь сложное заклинание. Изучал историю, обычаи и языки других рас. Донимал учителей и старших учеников вопросами. И те с доброй улыбкой и великим терпением удовлетворяли его  любопытство. Но не смотря ни на что Кинор не упускал возможность поговорить со своим отцом выходя с ним на связь. Это было единственным условием Датана. Не запрещать мальчику связываться с ним когда но того захочет. Кинор рассказывал отцу о своих достижениях о всем новом, что узнал или постиг. Датан был очень горд за сына. Будучи добродушным и общительным не взирая, на загруженность Кинор всегда находил время для своего друга, Сизара с которым подружился практически сразу, как только тут появился.

- Кинор! Вот ты где?! – прокричал запыхавшийся Сизар ворвавшись в библиотеку, - Ну сколько можно тебя ждать?! Ты же обещал. Я уже три наряда проиграл в кости братьям Кингтамам. Теперь мне мести плац до самой весны. Сечешь? – отдышавшись, обиженно буркнул Сизар.

Маленького роста с черными как смоль постоянно взлохмаченными волосами, Сизар Ной был постоянно в движении. Про таких говорят непоседа. Он все время, что-то придумывал, с редким постоянством навлекая на свою голову неприятности. Один из командоров нашел его в маленьком аграрном мире. Наткнувшись на него на базарной площади во время сезонной ярмарки, с удивлением обнаружил, что кто то, обойдя не простую защиту пытался вытянуть его кошелек из кармана.  Поняв что имеет дело с самородком командор поймал Сизара и предложил отвести его к родителям с целью завербовать в «Зодчие», но как оказалось у мальчика не было семьи и он с младенчества рос на улице наловчившись вытаскивать  кошельки у приезжих купцов. Обладая природной смекалкой и незаурядным умом Ной, выслушав командора, согласился покинуть опостылевший ему мир и вступить в ряды свободных магов. И вот уже три года он был головной болью наставников «Зодчих». И может от него давно избавились бы  если бы не уникальные способности Сизара. Ной интуитивно чувствовал магию, пренебрегая занятиями и проваливая экзамен за экзаменом по теории магии, Сизар показывал воистину поразительные способности по управлению потоками. Словно он был подключен к самому узлу, управлял силой непосредственно из источника. Что  делало его практически не заменимым если надо куда то незаметно проникнуть и так же не заметно совершить те или иные действия не оставляя никаких следов. Сам он не мог или не хотел объяснить, как он это делает. 

- Минуту Сизар, - не отрываясь от фолианта, попросил Кинор.

- Тебе кто-нибудь говорил, что ты книжный червь? Значит жизнь друга тебе менее интересна, чем та хрень которая написана в этой книге?! – насупившись, сказал Сизар.

-  Да ты, что Ной с ума сошел, это же труды самого Гладиуса Бергона. Тут описаны основы работы с потоками.

- Да мне плевать на эти основы. Ты что не понимаешь Кинор, я проиграл три наряда. Не один не два, а три. Понимаешь? – отчаянью Сизара не было конца.

- А зачем ты вообще сел с ними играть дурачек? Ты что забыл, что братья  сдали на третью ступень - власть над материей? – улыбаясь, спросил Кинор.

- Смейся, смейся над другом, так мне и надо. Мало того, что эти два напыщенных индюка разнесли меня в пух и прах так еще и друг насмехается. Я, Сизар Ной, с метлой на плаце до самой весны. – кажется еще чуть чуть и он расплачется.

«Кинору стало жалко друга и он вздохнув сказал»:- Ну ладно, ладно успокойся. Посмотрим, что можно сделать. Веди давай.

«Сизар радостно вскочил, схватил Кинора за руку и куда-то его потащил, на бегу быстро выкладывая свой план»:-  В общем, слушай сюда. Мы сейчас подваливаем к Кингтамам и ты с ходу на них наезжаешь. Мол, вы такие сякие, моего кореша обидели. Я вас вызываю на дуэль и все такое. Там ты их по быстрому уделываешь. Пусть  знают, как Сизара Нойя на наряды разводить.

- Эй, эй. А ну как постой. – И Кинор резко одергивает руку, осаживая Сизара. – Ты что такое говоришь? Не буду я никого вызывать на дуэль. Что за глупости?! С чего бы это? Да ты в своем уме? Они мастера третьей ступени, да меня разотрут в порошок.

- Ну-у я просто подумал… – потупив взор смущено сказал Сизар.

- А ты не думай просто. Ты думай сложно. – сердито сказал Кинор. И не много подумав, добавил, - Ладно, мы сделаем так: Мы сейчас подойдем к братьям и предложим им сыграть в кости. Скажем что хотим отыграться.

- Отвлечем их внимание, а потом резко дадим им в бубен? - с надеждой спросил Сизар.

- Да не будем мы давать никому в бубен, - с досадой сказал Кинор. – Мы просто попытаемся отыграться. Ну все, пошли, мне еще Гладиуса сегодня закончить надо.

Братьев они нашли во внутреннем дворе южного крыла общежития для послушников. Братья Кингтамы происходили из известного дворянского рода потомственных магов, которые поколениями принадлежали ордену «Зодчих». Поговаривали, что еще основатель рода Кингтам был один из первых командоров ордена. Не удивительно, что ребята были такими талантливыми, гены как ни как. Всем было известно, что они недолюбливали  Сизара и его друга Кинора. Отчасти потому, что завидовали их незаурядным талантам хотя и сами обладали не меньшим, с другой стороны как истинным аристократам им претило, то что им приходилось делить скамью на кафедре с этими простолюдинами.

- Ой, посмотрите, Сизар метельщик идет. Да еще барыгу (намекая на то, что Кинор был сыном купца) этого с собой тащит. –  тыча локтем в бок брату, ухмыляясь сказал один из них.

- Ему так понравилась идея уборки территории, что видимо за добавкой пришел. Так это и не удивительно, видать у себя дома он очень привык к подобной работе, соскучился. – вторил ему второй.

Сизар заскрипел зубами так сильно, что похоже этот скрип был слышен за пределами Хилона. Кинор положил руку на плечо друга  призывая успокоится.

«Поравнявшись с братьями Кингтам, Кинор кивнув головой в знак приветствия, сказал»:- Мое почтение мастера. Мне так и не представился случай поздравить вас с третьей ступенью. Шутка ли власть над материей. Я лишь могу мечтать о подобном мастерстве владения силой. Не мог ли бы вы показать толику вашего умения, сыграв со мной в кости? – заискивающи, улыбнулся Кинор.

- Сладко стелешь безродный. Неужто ты думаешь, что мы идиоты?! Не учится ты у нас пришел, а попытаться отыграться за Ноя. – свысока посмотрев на Кинора, сказал один из братьев.

- От братьев Кингтамов ничего не скроешь. Действительно я хотел бы попробовать отыграться за Сизара Ноя. Ставки те же. Если проигрываю, возьму метлу и встану рядом с Сизаром. А если выигрываю, то у вас к нему нет никаких претензий. Идет?        

- Послать бы тебя, куда подальше выскочка. Ну да ладно, идет.

И все четверо уселись кругом. Один из братьев достал пару шестигранных костей. Кинор сосредоточившись, начал вспоминать информацию о работе с материей, какова должна быть сила воздействие на нее,  принципы трансформации и материализации, затраты энергии на изменения точек расположения в пространстве и так далее и топу подобное. Все когда-либо прочитанное на эту тему, предстало перед глазами Кинора отчетливо и ясно. Легкое касание костей сказало ему о том, что это  были не простые кости. Облегчив себе работу, братья заранее подготовили кости к моментальной трансформации, чтобы не тратить время и силы на концентрацию в процессе игры. Подвязав кости, по сорока двум точкам соприкосновения братья, словно кукловоды, могли в любое время изменить грани костей на нужные им.

Кинор улыбнулся своим мыслям и стал незаметно плести заклинание перехвата. Все должно выглядеть так, чтобы Кингтамы ничего не заподозрили. Хорошая все-таки вещь библиотека, так много нужной и полезной информации можно было там найти. Архимаг Рифа Луциан в своих трудах емко, но точно описал весь процесс взаимодействия силы на материю и Кинор не преминул этим воспользоваться. Словно на арфе из сорока двух струн Кинор наигрывал свою мелодию. Ничего не подозревавшие братья, проиграв три кона подряд, с недоумением смотрели на Кинора.

- Хм. Видимо новичкам везет. – сказал Кинор лукаво улыбаясь. – Мы наверно пойдем господа. Как мы и договаривались. Три кона три наряда. Сизар больше вам ничего не должен.

- Не так быстро безродный, - все еще не понимая, как это произошло, сказал один из братьев. И переглянувшись с братом, продолжил, - Давай еще раз. Сет из пяти игр. Тот кто выигрывает три игры из пяти считается победителем.

- На что играем? – невозмутимо спросил Кинор.

- На то же самое. – ответили Кингтамы.

- Нет. Мне это неинтересно. Давайте так. Тот кто проиграет тот вызовется прислуживать на общих обедах. В течении месяца. – У Сезара аж дух перехватило от такой наглости и он почти не дыша ждал реакции братьев. Потому что большего унижения трудно было придумать.

«Бурно пообщавшись, Кингтамы пришли в общему мнению»:- Ну хорошо борзый ты наш, мы согласны. Только не месяц, а весь учебный год. – сказал старший брат и угрожающи вперил тяжелый взгляд в Кинора.

Равнодушно пожав плечами, Кинор молча, кивнул и предложил сделать первый бросок братьям.

Пространство между игроками звенело от напряжения. Кости раскалились угрожая просто рассыпаться в прах. Братья понимали, что Кинор играет с материей, но как он это делает, выяснить не могли. Вся прелесть была в том, что всю работу выполняли братья. Поглощенные полностью в сам процесс, загруженные распределением энергии они так и не были в состоянии понять, что Кинор над ним  просто издевался. Были бы они поумней они бы поняли, что в основном проигрывают не за счет удачных бросков Кинора, а из за неудачных своих бросков. А сын купца всего лишь и делал, что легким касанием струны в последний момент сбивал настройку и кубик падал не так как того заказывали и ожидали Кингтамы.    Проиграв нарочно две первые партии, Кинор дал братьям расслабиться и затем тремя партиями подряд просто их разгромил. Воцарилась тишина.

- Как говорил мой отец, КУПЕЦ, - «Не рой яму другому, сам в нее попадешь», - тихо сказал Кинор, позволив себе улыбку победителя, затем встал и с гордо поднятой головой пошел в сторону библиотеки. 

С легкой руки Сизара, весть о том, что братья Кингтамы проиграли в кости, разлетелась быстрее ветра. Весь орден жужжал словно улей, в ожидании ужина и братьев, подающих на стол. Пришло время вечерней трапезы, на которую обычно приходили далеко не все, но на этот раз зал был переполнен. Видимо многие недолюбливали эту парочку за спесь и гордыню, все хотели увидеть как низко пала семейство Кингтамов. Но когда наступило время приема пищи, слуги элементалы как обычно стали выносить угощение, а сами братья так и не появились. Один из негласных девизов ордена «Зодчих» гласил, что настоящий маг никогда не нарушает данное им слова. Все были просто потрясены. В этот вечер, а может еще раньше, днем, с последней партии в кости, орден лишился двух очень перспективных магов.

«К Кинору, который безмятежно жевал рябчика, как будто ничего не замечая, бесшумно подплыл элементал и скрипучим голосом командора Иссины сказал»:- Послушник Кинор, после трапезы явишься в мой кабинет.

- Попрошу объясниться, - громким басом прогромыхал командор, как только Кинор переступил порог его кабинета.

- Простите, я вас не понимаю наставник, -  потупив взор, ответил юноша, пред этим быстро окинув взглядом комнату заметив в ней еще двух человек, один из которых был командор Тристар.

- Ты знаешь, о чем я.

- Нет, не знаю. А что собственно произошло? Я разве нарушил какой то устав? – немного смелее ответил Кинор, заметив легкую улыбку на лице командора Тристара.

- Вы только посмотрите, какой молодец. Нагло врет и не краснеет. Тристар ты плохо воспитываешь своих подопечных.  Послушник, у меня сегодня паршивое настроение. А ну давай выкладывай, что произошло между тобой и Кингтамами.

- Ах вы об этом, - решил он еще немного поиграть на нервах, но заметив как вздулись вены на шее командора быстро, продолжил, - Да все было в пределах приличия, командор. Ребята предложили сыграть в кости я согласился. И в итоге они проиграли. Вот собственно говоря и вся история. 

- Да ну. А вот твой друг Сизар, рассказал совсем другую историю. Он сказал, что ранее он играл с ними и он проиграл, поставив три наряда по уборки территории ордена. И ты как лучший друг решил его спасти. Зная, что Кингтамы сдали на третью ступень став мастерами по владению материей, ты предположил, что играли те не честно, и у Сизара не было никаких шансов. Тогда ты вызвался отыграть наряды назад, и вы пошли к братьям предложить новую игру. Так оно было? Говори честно, - лицо командора становилось все краснее и краснее, Кинор даже забеспокоился.

- Ну да как-то так, - уклончиво ответил он.

- Тогда позволь мне узнать послушник, с чего ты решил, что сможешь тягаться с двумя магами третьей ступени, прошедшие аттестацию по предмету, власть над материей? Отвечай.

- А я и не решал ничего, просто надо было, что-то сделать, - спокойно ответил сын купца.

- Но откуда уверенность в том, что у тебя был хоть какой-то шанс? – недоумевал командор Иссина.

- Рифа Луциан. 

- Прости, - не понял Иссина.

- Понимаете наставник, труды архимага Луциана это просто кладезь полезных, теоретических и практических знаний. Его труд по принципам работы с материей воистину выше всяческих похвал, - Кинор все больше распалялся, - открытая им теория потоков с отрицательным вектором это же основа всех основ для работы с материей. Без нее вы словно огр в посудной лавке. Вот например захотите вы трансформировать базальт в сосну, так вы без этой теории  угробите огромное количество энергии да и скорость страдает. А вот если использовать…

- Ну хватит Кинор, мы все поняли, - подняв руки вверх улыбаясь, явно очень довольный им, заговорил Тристар. – И все же как именно ты действовал. Расскажи. – и Кинор рассказал. – И все это ты вычитал у Рифа?

- Ну, не совсем. Луциан  показал мне путь, а прошел по нему я сам.

Тристар переглянулся сперва с Иссиной, а потом с незнакомым человеком, который за все время не произнес ни слова. И молча, вернулся на свое место, жестом приглашая Иссину  продолжить.

- Послушник Кинор ты знаешь, что магу не пристало играть в азартные  игры тем более использовать для этого силу магии?! Это позорит его статус, это позорит саму магию. Владеющий силой не должен так низко пасть. И знаешь, что может быть еще хуже, чем использование силы не по назначению?! Это когда маг не держит своего слова. Лучше позор и мученская смерть, чем нарушенное слово. Ты не вольно указал ордену на то, что в наших рядах есть такие, кто не готов поступится гордостью ради того, что бы сдержать слово. Но не тешь себя надеждой послушник, ты все равно будешь наказан. – сказал Иссина доставая из шкафа три толстенных фолианта. – Секретные рукописи Рифа Луциана. Проштудировать до конца месяца, а затем у тебя аттестация по материи. Посмотрим, какой ты дока. Посещение лекции командора Оханы. – сказал командор Иссина, указав на незнакомого Кинору человека, - обязательны. Ты свободен.

Кинор не поверил своим глазам. «Утерянные» рукописи архимага Луциана. Этого не может быть. Он вцепился в фолианты и бормоча извинения и слова благодарности выскочил из кабинета и помчался в библиотеку забыв закрыть за собой дверь.     

«Задумчиво посмотрев в след Кинору, и затем, тихо затворив дверь командор Тристар, сказал»:- Что скажите коллеги?

- Большой потенциал.

- Если сработаем правильно, это будущий маг вне ступени.

- Я не помню себя, что бы после двух лет обучения мог работать с материей.

- Он открыл межмирный портал для каравана, не проучившись  и дня. Не забывайте этого господа.

- Выяснили откуда мальчик? Кто его родители?

- К сожалению нет. Известно только что купец выкупил его у оркского шамана. У которого Кинор был рабом. Откуда он не известно. И выяснить невозможно. Шаман уже мертв. Известно только что была какая та спасательная операция, в которой погибли восемь лучших шаманов. Оставшийся в живых командир принес мальчика. Поговорить с этим орком не представляется возможным. Его разум полностью истощен. В общем мутная история. Подозреваю, что Датан не за долго до смерти главного шамана встречался с ним и ему известно намного больше чем он говорит. Но он не скажет больше, чем сказал.

- Хм. Действительно странно. Впрочем, все это не важно. Этот мальчик станет гордостью ордена. Тристар, увеличь нагрузки. Охана, удели ему чуть больше внимания. Я хочу видеть результат к концу этого месяца. И если подтвердится, что это была не слепая удача, а его таланты. Я сам займусь его обучением. – подытожил командор Иссина. – И да кстати, кто то должен съездить к Кингтамам, надо успокоить сэра Базеному. А то он из за своих, ублюдков очень оскорбился. Воспитывать надо было хорошо. А то вырастил спесивых и заносчивых гордецов. Базенома совсем забыл, к какому ордену принадлежит его семья. В общем надо поехать и подмазать старого дурака, как ни как его семья каждый год жертвует ордену десятки тысяч талантов. Не надо с ним сориться. Пообещайте пристроить братьев в нашем филиале на Далайне. И все на этом.      

Имея такое сокровище на руках как «утерянные» рукописи Рифа  Луциана, Кинор полностью окунулся в священные для него тексты. Он прилежно посещал лекции командора Оханы, и был вынужден признаться, что они ему были необходимы. Командор Охана оставлял его после лекций, и они разбирали особенно трудные места из трудов Рифа. Кинор был счастлив как никогда. Он питался всухомятку и спал урывками полностью поглощенный учебой. Его друг Сизар понимая, в каком он сейчас состоянии, пытался не мешать. Месяц пролетел быстро и незаметно. Кинор проходил рукописи по третьему кругу.

- Кинор тебе просили напомнить, что завтра у тебя аттестация, с рассветом будь на плацу. – тихо что бы не беспокоить посетителей библиотеки сказал библиотекарь, старый гоблин Гурбечь. С которым, Кинор очень сдружился за эти два года.

- Спасибо Гурбечь. Я помню. Я этого дня уже месяц жду. Жду и трясусь. А если ничего не выйдет?! А если я подведу моего учителя командора Тристара?! – вздохнув, ответил Кинор.

- Милый мальчик послушай, что тебе скажет старый гоблин. Эти стены поведали многое и я вместе с ними. Я видел подъемы и падения. На моих глазах зарождались великие маги и я видел как они умирали не успев родится.  Кинор малыш, ты только начинаешь жить. И в твоей жизни будет еще очень много испытаний и проверок на прочность. Пройдешь ты аттестацию или нет, это не важно. Пройдешь ее позже, не в этом суть. А суть в том Кинор, позволишь ли ты чему-либо или кому-либо влиять на твою судьбу. – старый гоблин пристально посмотрел в глаза Кинору, взяв его руки в свои, добавил, - Я вижу в твоих глазах силу, напористость, упрямство. У тебя великое будущее Кинор и судьба твоя в твоих руках. Иди вперед и ничего не бойся. Слушай свое сердце. Оно тебе плохого не посоветует.  А теперь отложи Луциана,  найди своего друга, и хорошенько оттянись. Завтра все будет нормально.

Кинор кивнул старому гоблину, улыбнулся и убежал искать Сизара.

А Гурбечь задумчиво посмотрел на свои руки, которые еще не остыли от тепла рук молодого мага,… они были все в крови, а в ушах все еще стоял гул беспорядочных голосов молящих о пощаде.

С самого рассвета не дружелюбного Хилонского солнца Кинор был уже на плацу. За долгие годы, камень отполированный босыми ногами тысяч послушников, приятно холодил стопы. Кинор ждал. И вот семь командоров появляются на плацу. Обычно такие мероприятия сопровождаются большим количеством зрителей. Многим интересно посмотреть на экзамен. Можно узнать, чего им самим вскоре ждать, да и не повредит познакомиться, с тем, чем обладает твой товарищ по кафедре. Но на этот раз все было по-другому. На плаце не было ни души, кроме Кинора и семи командоров. И еще одного пройдохи, Сизара. А точнее не его самого, а его хитросплетенное заклинание подглядывания.

- Послушник Кинор ты стоишь на святой земле. – торжественно начал говорить командор Иссина. - Склони колено. До тебя на этом месте стояли великие зодчие и после тебя будут стоять. Ты претендуешь на знания?  ты тяжело работал, что бы их получить? И ты пришел сюда доказать, что достоин их? – задал командор три вопроса.

- Я претендую на знания. Я тяжело ради этого работал. И я докажу, что достоин их. – соблюдая традиции ответил Кинор. Он был готов к экзамену.

Командор Норн вышел вперед и развел руки в стороны. И вокруг Кинора стал образовываться не проницаемый для потоков купол. Кинор был отрезан от источника. Как только купол сомкнулся, воздух который был в куполе, стал со свистом его покидать. Одновременно с этим вся одежда на Киноре рассыпалась прахом, который так же был высосан вместе с остатками воздуха. Голый, отрезанный от источника, лишенный воздуха и точек соприкосновения с землей Кинор остался один на один с собой. И лишь небольшой кусок дерева, одиноко лежал перед ним. Имея ограниченное количество энергии, он должен был, прежде всего, обеспечить себя воздухом. Что он и сделал. Экономно тратя энергию, он перестраивает механизм своего тела, заставляя его, обходится без кислорода. Как только он спас себя от удушая, стало резко падать давление. Если он срочно что то не предпримет его просто на просто разорвет в клочья собственное давление. Кинор лихорадочно стал усиливать скелет, мышцы, кожу. Катастрофически не хватало материи для работы. Кусок дерева, он решил пока не трогать. Он стал перестраивать свой организм. Втрое сократив свой рост, перенаправив материю на нужные места, Кинор создал организм способный выдержать низкое давление.

Спустя минуту с рук командора Тристара сорвалась молния и полетела в Кинора, плавно войдя в купол. На решение у послушника было не больше мгновения. Кусок дерева доселе не тронутое взлетает в воздух трансформируясь в металлический щит отполированный до зеркальной поверхности. И отражает молнию в потолок купола. За молнией на ученика устремился рой остроконечных стрел с отравленными наконечниками, а на щите появилась ржавчина, стремительно поедавшая метал. Металлический щит тут же сменился на сверхпрочный каучук, который не был подвержен коррозии и прекрасно отражавший стрелы. Отраженные стрелы Кинор тут же перехватил и дополнил к материалу который был в его распоряжении. Десяти секундная передышка, а потом начался сущий ад. Резкое смена давления то верх то вниз, смена температур от очень низкой до невероятно высокой, заставляли менять и преобразовывать организм с очень высокой скоростью. А потом на Кинора обрушился огонь, семь огнеметов с разных сторон стали поливать его смертоносным пламенем, а точнее лавой под давлением. Этого показалось мало, и к лаве прибавился кислотный ливень. Тело могло выдержать такое не больше одной секунды, а потом смерть. И он сделал первое, что пришло ему в голову, имеющийся  материал он превратил в алмаз, который ровным слоем покрыл поверхность его тела. Отражая огонь, алмазный щит прекрасно защищал Кинора от высокой температуры и кислоты. К сожалению, поступающую лаву и кислоту он не мог использовать потому, что они имели очень мощную защиту. И Кинор знал, что только защищаясь, не выиграешь сражение. Рано или поздно его достанут. Он не знал, чем заканчивается экзамена, может его смерть, должна положит этому конец, он не знал.  Надо, что-то предпринять. Находясь под кислотным ливнем и потоками огня, Кинор в спешном порядке искал выход из сложившейся ситуации.  И кажется, у него появилась идея. Игра в кости, оказывается, может быть не только приятным времяпровождением, а так же может дать очень ценный опыт. Кинор вспомнил, как использовал заклинания братьев Кингтам  против них же самих. Он понимал, что сквозь купол не пробиться, слишком сильный, не по силам, но есть одно но, поскольку сплошной поток лавы и кислоты шел извне, то это значит, что есть окно. И вот используя это окно, он ударит. У него есть одна секунда, на то что бы послать алмазный щебень в это окно и попытаться поразить врага, надеясь на то, что потоки лавы и кислоты прекратятся. И если это ему не удастся, то лишенная защиты плоть будет уничтожена. Вопрос, что раньше убьет Кинора огонь или кислота, был гипотетическим, потому что какая уже к черту разница. Кинор все взвесил и рассчитал, найдя окно, он приготовился снять защиту.

«Отец, я смогу. Я обещал тебе, что вернусь, вернусь победителем», и перед его взором предстал образ Датана, стоящего на крыльце дома, когда Тристар за руку уводил мальчика. И его напутствующие слова, которые Кинор никогда не забудет – «Куда бы ты ни пошел сынок, что бы ты не делал и когда бы ты не решил вернуться, ты всегда найдешь меня вот на этом самом месте. Знай, сын я буду ждать пока принцы не приберут меня».

У него все получится, потому что есть тот, кто ждет его возвращения, и он ударил.

Алмазный щит слетает с Кинора и крошась на ходу устремляется в окно, туда откуда льется огонь и кислота. На тело юноши обрушилась адский бульон состоящий из лавы и концентрированной кислоты. Пошел отсчет, время замедлилось. Каменная кожа расплавленная и съеденная кислотой кусками опадает, оголяя мышцы и кости. Алмазный снаряд достигает окна.

Последние остатки энергии пущены на то, чтобы купить еще пару долей секунды. Боль единственный индикатор того, что он еще жив. Рой из алмазной крошки влетает в окно и взрывается, разлетаясь шрапнелью. 

Мгновенье, и Кинор стоит на коленях, уперевшись руками в холодный камень, его била крупная дрожь. Тяжело дыша, сын купца с трудом сдерживался, чтобы не упасть. Прохладный камень мостовой так и манил прильнуть к нему. Он все еще чувствовал нестерпимый жар, и боль когда твою плоть разъедает кислота. В горле першило, а язык прилип к небу. Голова казалось вот, вот взорвется.  

«К нему подошел командор Тристар, помог встать и дав воды, сказал»:- Мастер, тебе надо выпить воды, ты сильно обезвожен. Так всегда бывает после контактной иллюзии.

- Иллюзии? Мастер? – ошарашено посмотрел на него уже мастер Кинор.

«Командор лукаво улыбнулся и прошептал ему в ухо»:- Я очень тобой горд мой мальчик, очень горд. А теперь иди, хорошенько поешь и обязательно поспи. Найди в себе силы сынок, выпрямись и гордо пройди мимо этих старых командоров. Сегодня родилась легенда. Ты эта легенда. Только не зазнавайся. Потому, что до вершины еще очень не близкий путь.

Кинор закусив губу, выпрямился как того посоветовал наставник. Болела каждая клетка его тела, но он прошел плац легкой походкой, кивнув командорам на прощание.

Главе ордена командору Иссине сегодня не спалось. Его голову никак  не хотели покидать мысли о событиях минувшего дня. Он и подумать не мог, что желание поставить на место заносчивого Тристара и его подопечного даст такие результаты. За месяц достичь такого, даже у него самого в свое время, чтобы добиться такого уровня заняло долгие годы.  И даже если предположить, что Тристар в тайне, до того как привести его сюда, подготавливал мальчика, все равно это поражает. Этот мальчик подарок для ордена, лучшее, что могло произойти за многие тысячелетия. Иссина не помнил ни на своем веку, ни в летописях о подобном прецеденте. А ведь ему только пятнадцать и он только вошел во вкус.    

Он не может позволить, что бы приемный сын купца, черт знает откуда появившийся, засиял в ордене новой звездой, и тогда он командор Иссина начнет тускнеть на его фоне пока и вовсе не потухнет. Нет, так не годится, надо от него избавиться. Иссина вызвал слугу и приказал найти и пригласить командора Тристара. Спустя какое-то время в дверь постучали и не дождавшись ответа открыли. В проеме стоял командор Тристар, он как всегда отлично выглядел, свежее лицо без намека на усталость, аккуратно уложенные назад волосы блестели маслом. Командор был одет в безукоризненно чистый парчовый халат и кожаные сапоги с высоким голенищем, начищенные до такой степени, что в них можно было увидеть свое отражение. Подтянутый и крепкий, а еще очень опасный, он пружинистой походкой вошел в комнату и тихо затворил за собой дверь. Взглянув на Тристара, Иссина почувствовал себя на все свои девять тысяч лет.

«Вот же гад. Он, что специально меня выводит из себя? Как можно в три часа ночи вот так вот выглядеть?! На его фоне, я кажусь себе просто развалиной. Небось метит в мое кресло и собирается его получить с помощью своего ублюдка Кинора. Но ничего, меня за даром не возьмешь. Я еще повоюю. Разбушевался про себя Иссина. Но затем еще раз взглянув на недоуменно смотревшего на него Тристара успокоился и взял себя в руки»:- Тебя что стучать не учили, - сердито  сказал он.

- Я постучал, - невозмутимо ответил Тристар.

- Постучал и сразу вошел, будто тебя пригласили войти. Много себе позволяешь Тристар. – пробурчал Иссина уже спокойней.

- Что случилось друг? Ты неважно выглядишь. Я вижу, что тебя, что-то беспокоит. Ты вызвал меня посреди ночи, значит дело неотложное. Вот я и не стал ждать, вошел, как только пришел. Не сердись Иссина. Выкладывай что случилось.

- Кинор твой случился. -  полностью успокоившись сказал Иссина. – Ты там был, ты сам все видел.

- И что? – все еще не понимая, куда тот клонит, спросил Тристар.

- А то друг мой, что Кинор это бомба. Он прошел седьмую ступень управление материей. Ты понимаешь, что это значит?! Кстати ты сам на этом настоял. Орден давно ждал такого. А точнее не ждал потому, что даже подумать не мог, что такое возможно. Ты все проверил? Физика иллюзии была достоверной? Он не мог использовать прорехи если они были?

- Да нет вроде. Норн создал иллюзию и поддерживал ее тоже Норн. И тебе известно, что нет лучшего мастера по иллюзиям, чем он.

- Тогда в наших руках самый, крупный алмаз за всю историю ордена, неограненный правда. И вот наша задача в том, что бы довести его огранку до совершенства.

- Что ты надумал? – присев на край кровати, спросил Тристар.

- Аглай Бильморро! – пристально посмотрев в глаза Тристару, сказал командор Иссина. 

- Архимаг Аглай Бильморро? Основатель ордена Аглай? Ты его имеешь ввиду? – удивленно спросил Тристар.

- Да. Мы пошлем Кинора к нему на обучение. Только он сможет дать мальчику то, чего он заслуживает.

- Иссина ты не выспался? Неужто забыл тех двух несчастных, которых мы отправили к нему на обучение две с половиной тысячи лет назад? Никто не выжил. А ведь они могли стать великими командорами. Аглай мясник. Он чуть не погубил орден, пытаясь достигнуть все больших и больших вершин владения силой. Нас, правда, тогда еще не было, но летописи красочно все описывают. Сходи в библиотеку, освежи память.

- Тристар, - устало сказал Иссина. - Как ты не понимаешь. Кинор, это великий дар богов. Он очень отличается от тех двух послушников. Я вижу это, а ты нет. Кинор станет жемчужиной в короне ордена. А спустя время кто знает, может и займет мое место. Если ты на него не претендуешь, конечно, - с улыбкой хлопнув по колену друга, сказал Иссина.

- Какие боги? Что ты мелешь? – не принимая шутливый тон Иссина, негодовал командор Тристар,- Не станет Кинор никакой жемчужиной, потому что Аглай его доконает, как сделал это с двумя другими послушниками. И если он как ты выразился дар богов, то не надо этот дар выбрасывать в выгребную яму. Что ты и хочешь сделать послав мальчишку на убой к Бильморро. Я не дам на это согласие. Я подниму этот вопрос на форуме. Кинор мой подопечный. И по закону даже у тебя нет власти распоряжаться его судьбой. – гневно закончил командор Тристар.

- Ты не благодарен Тристар. Я приблизил тебя. Я дал тебе власть в руки. Ты стал могущественным и влиятельным благодаря мне. Ты всем обязан мне. Я глава ордена. И я лучше знаю, что для ордена хорошо, а что плохо. И если надо рискнуть жизнью мальчика я непременно это сделаю, и если потребуется, я рискну еще сотнями других жизней. И твоей в том числе. Не смей угрожать моему авторитету. Советую не стоять у меня на пути Тристар. – глава ордена медленно встал с кровати и в плотную к нему приблизился. Темные провалы вместо глаз не сулили ничего хорошего. - Иначе ты пожалеешь о том, что тогда много лет назад, волей высших сил неисправный портал выкинул меня на плато Дефалько, где ты умирал истощенный магическим боем. Или не дай мне пожалеть о том, что я рискуя пережечь себя вырвал тебя из лап вечно голодных принцев.

«Шок поразивший Тристара был настолько велик, что он целую минуту не мог вымолвить и слова»:- Это был ты? – только и смог выдавить из себя пораженный этой новостью командор Тристар.

- Я никогда не напоминал тебе о твоем долге. Потому что не считал, что ты мне должен. Но  ты стал зазнаваться своим положением. А теперь иди. И завтра на форуме ты поддержишь главу ордена в любом решении, который он примет. 

«Тристар молча пошел к выходу и  отворив дверь повернувшись, спросил»:- Откуда ты знаешь, что Бильморро  все еще жив?

- Просто знаю. – односложно ответил Иссина, и повернулся к другу спиной, показывая, что говорить больше не о чем. - Надеюсь, что Аглай сожрет тебя с потрохами, мелкий ты  выскочка. – с ненавистью прошептал глава ордена командор Иссина, как только закрылась дверь.

 

Эпизод второй. 

 

Он был поглощен своими мыслями и даже не заметил, что сыр, который поставил перед ним трактирщик был весь зеленый от плесени, а мясо отдавало сильным душком. В кружке пива плавало какое то насекомое, а из под стола за которым он сидел, доносилась вонь мочи и рвоты. У него были проблемы посерьезней, чем трактир похожий на отхожее место. Он не справился с задачей. И теперь надо как то объясняться перед тем, кто вскоре войдет в покосившуюся дверь этого трактира расположенный в захолустном городишке в далеком никому ненужном мирке. Размышляя о том как лучше преподнести неприятные вести, он не заметил как к нему подошли.

- А еще советую заказать их фирменный пирог с грибами на кефире из молока васелиска. Один кусок и ты первым классом отправишься прямиком к принцам. – со смехом в голосе сказал подошедший к нему человек в черном плаще. Высокий мужчина не скрывал своего лица. Высоко расположенные длинные брови говорили о его уме и целеустремленности, а большие, ясные голубые глаза выдавали в нем человека привыкшего повелевать. И если тонкие губы и были искривлены улыбкой, то в глазах не было и тени веселья. Взгляд этих глаз проникал в самую душу. От этого человека просто несло опасностью. И под этим взглядом, ожидающий его мужчина чувствовал себя словно мышь перед удавом. – Чувствую, что новости будут не из приятных, поэтому предлагаю покинуть этот трактир, пока мы что-нибудь тут не подхватили и испить минерального вина непосредственно из источника в Геркании. Что скажешь?

И не дождавшись реакции сидящего за столом, плавно махнув рукой открыл огромный в ширину всего трактира грузовой портал. И поманив, пригласил последовать за ним. Вышли они уже в живописном ущелье. И пройдя немного, остановились у двух больших валунов, из-под которых ключом бил родник из желтоватой на цвет жидкости.

- Герканийское вино, - указал на источник маг  и достав из воздуха два бокала из горного хрусталя наполнил их до краев. – Говорят, что тому у кого совесть чиста нечего боятся. Для того это вино словно живая вода, оно восстановит силы, как физические так и магические. Прибавит пару сотен лет жизни. А вот если человеку есть чего стыдится, то вино разъест его мозг сделав того идиотом на всю жизнь. – и с улыбкой протягивая бокал собеседнику, добавил. – Но это все сказки. Я лично в них не верю. Ты пей, оно очень вкусное. Вряд ли тебе представится еще такая возможность. 

- Есть проблемы, - приняв из его рук бокал, но не торопясь его пригубить, сказал первый.

- Они всегда есть. Вопрос в том, способен ли ты их решать. Не так ли Тристар?!

-  Они выдворяют мальчика из ордена. – сглотнув слюну сказал Тристар дрогнувшим голосом. Командор «Зодчих», правая рука главы ордена, панически боялся этого человека.

- Хм. Интересно. Кто это они?

- Это была идея Иссина, и все командоры его поддержали. Старый козел боится пацана. Думает, что со временем мальчик имея такие способности сместит его с должности. Я пытался мессир. Я пытался его остановить. – оправдывался Тристар, судорожно сжимая все еще полный бокал.

- Ясно. И куда его теперь?

- Иссина решил отправить его обучатся к Аглайю Бильморро.

- Аглай? Кто это такой? И почему это проблема?

- Аглай Бильморро мессир, это же основатель «Зодчих». – удивленный такой неосведомленностью собеседника ответил Тристар. – А проблема в том, что он форменный зверь. В свое время он практически уничтожил весь свет ордена в погоне за идеалом и силой. Мы имели неосторожность отдать пару тысяч лет назад двух подопечных, тоже очень перспективных ребят. Так он их загнал до смерти. Подозреваю, что и тогда это была идея Иссина.

- Аглай да? Ваш папка?! Так его теперь зовут, значит?! Интересно. И чем сейчас занимается владыка Тирон?

- Владыка Тирон? – не понимая спросил командор.

- Ну Аглай этот ваш. Чем он занимается?

- Точно не знаю. Кажется, делает артефакты на продажу и этим живет. Может быть… - хотел продолжить Тристар но был остановлен громким хохотом. Его собеседник просто залился звонким заразительным смехом.

- Про… прости Тристар. Уфф не могу. – спустя пару минут отсмеявшись вытирая выступившие слезы, продолжил. -  Артефакты говоришь на продажу. Ну и ну, рассмешил. Только из-за того, что ты поднял мне настроение, я не оторву тебе твою дурную башку, прям сейчас. Ты бесполезен командор. Ты же правая рука Иссины, и Кинор твой подопечный, как ты мог это допустить?

- Я обязан Иссине жизнью. И он мне об этом напомнил. – потупив взор мрачно промолвил командор.

- Ах это. Ну ладно. Придется обрабатывать владыку. Черт, лишние беспокойства. Хотя может быть, что на доске появится новая фигура. Кто знает, кто знает. – отстраненно размышлял в слух этот странный человек, совершенно игнорируя командора, будто того и существует вовсе. Тристар задрожал, словно осиновый лист, и приготовился к встрече с принцами.  

- Ладно, не дрожи ты так, - презрительно сказал мессир. Живи. Может, ты еще сгодишься на что-нибудь, хотя я в этом не уверен. Ты так и не попробовал вина. Выпей, не оскорбляй духов этого мира.

«Осторожно отпив немного вина, Тристар осмелился спросить»:- А почему вы назвали Аглайя владыкой Тироном? И что будет с Кинором.

- Забудь. Пусть судьба Кинора тебя не беспокоит. А насчет Тирона это длинная  история. Боюсь, у тебя нет столько времени. - с интересом разглядывая командора, сказал он. – Видимо легенды все-таки не врут. А ведь я предупреждал тебя, что только человек с чистой совестью может вкусить этот божественный напиток с пользой для себя. Оказалось, что с душком ты человек командор, прям как та говядина которую тебе подали в грязном трактире.  

Командор Тристар с ужасом посмотрел на бокал вина, а потом выронив его, схватился за голову и беззвучно закричал.

- Забавно, как я и сказал, порой легенды оказываются поразительно правдивы, верно, командор?! – наблюдая за муками командора и смакуя мелкими глотками чудесный напиток, сказал человек в черном плаще. – Пока твои мозги окончательно не превратились в кашу командор, я хочу рассказать тебе маленькую историю. Много лет назад молодой амбициозный и очень талантливый маг ордена «Зодчих» засиял словно сверхновая на небосводе. Заставляя меркнуть и затухать другие звезды этого созвездия. И вот тогда в голове главы ордена родился коварный план. Он поручает этому магу ответственное задание, посылает его к черту на рога, раздобыть кое-какую информацию. Но одновременно с ним в путь уходят четыре мага, все наемные убийцы. Они получили заказ, который был совсем не дурно оплачен, ликвидировать молодого мага. Они перехватили его на плато Дефалько, место очень не приятное. Это место имеет одно поганое свойство, оно высасывает силы. Молодой маг оказался крепким орешком он уделал под орех четырех убийц но и сам сильно пострадал. И из-за особенности местности оказался в ловушке он не мог просто уйти или помочь себе восстановиться. Он тихо умирал, лишаясь все больше и больше сил. Но видимо толи совесть, то ли еще более хитрый замысел заставил главу прийти на плато Дефалько и спасти молодого мага от оков смерти. Согласись, Иссина тот еще фрукт, а?! – и потрепав по щеке Тристара глаза которого уже стали мутнеть и лишаться разума, отбросил бокал в сторону. – Надо было договариваться с этим Иссиной. Толковый малый.

Взмахом руки он открыл портал, в известное только ему место и ни оборачиваясь, в него шагнул, оставляя за собой пускающее слюни и ходящее под себя существо без разума, некогда бывшее великим командором ордена «Зодчих».

 

Кинор уже неделю не видел своего наставника. Он расспрашивал командоров о Тристаре и никто не знал где его искать.  По всей видимости, наставник выполнял очень важное и секретное задание по поручению ордена и поэтому никто не мог сказать, где он сейчас находится и когда вернется.

- Кинор дружище, как дела, - выпрыгнув из за угла и по дружески хлопнув на спине, проорал на ухо его лучший друг Сизар. – Слушай, я тут раздобыл гномьего пива немного. Ты как, в деле? Ну давай, а, тоска смертная ведь. Хочешь, я на коленях буду тебя умолять, распить  со мной этот превосходный напиток?! – ну как можно было отказать этому человеку, когда он так просит. По румянцу на обеих щеках Сизара и не ровной походке можно было понять, что он уже произвел дегустацию.

- Ну хорошо, пошли пить пиво, - благодушно согласился Кинор. – А потом пойдем, поищем командора Тристара.

Найдя укромное местечко подальше от любопытных глаз учителей и наставников, друзья поудобней уселись и начали попивать из кожаного бурдюка густое пенистое гномье пиво. Эти два молодых человека были из разных миров, получили разное воспитание, имели совершенно отличимые друг от друга темпераменты и интересы,  но что-то их объединяло. Они понимали друг друга с полуслова. Им не нужны общие темы для разговора, что бы поддержать беседу и было интересно. Им было интересно и так, друзья могли запросто просидеть полдня посасывая пивко из бурдюка, не произнеся и слова, а потом полностью удовлетворенные общением разойтись по своим делам. Видимо это был один из таких дней. 

«Они сидели в полной тишине и булькали пивом, каждый думая о своем, вдруг Сизар произнес»:- Что ты думаешь о будущем брат?

- Не знаю Сизар, как то не задумывался. У меня все просто наверно будет. Узнаю побольше о магии, силе, потоках и прочее, а потом вернусь к отцу буду возить караваны по сектору, а может и за его пределы.  А ты, что собираешься делать?

- А я, - Сизар мечтательно прикрыл глаза, - Я тоже вернусь домой, только уже в мантии мастера «зодчего» и обязательно найду своих родителей. И если они будут все еще живы, посмотрю им в глаза, и скажу, я ваш сын смотрите, какой я стал, а вы меня бросили. Пусть кусают себе локти. – сказал он, с силой сжав кулаки до белых костяшек.

- Сизар, сделав это, ты не станешь счастливей друг мой. И потом не спеши их винить, ты не знаешь, как оно все произошло.

- Ну, может ты и прав, - легко согласился Сизар. Хотя по его глазам было видно, что от своего первоначального плана он отступать не собирается.  

«И друзья продолжили пить пиво в тишине. Пока спустя кое-какое время Сизар опять не нарушил молчание»:- Кинор я еще кое-что хочу у тебя спросить и попросить.

- Для тебя все, что угодно.

- Скажи мне Кинор, мы действительно друзья? – спрыгнув со своего места и подойдя вплотную к другу, спросил он.

- О чем ты говоришь, конечно. – удивился такому вопросу Кинор.

- Я подглядывал за твоей аттестацией. Ты знаешь?! Я все видел, все, что ты смог сделать, прочтя пару книжек. И думаю о том, на что ты еще способен. Я тебя боюсь брат. А я не хочу, тебя боятся.

- Сизар, тебе не надо меня бояться. Перестань говорить глупости.  А то после твоих слов я сам скоро начну себя бояться. – пытался пошутить Кинор. Хотя ему совсем не было смешно.

- Пообещай мне, что ты никогда не причинишь мне боль. Пообещай.

Зная своего друга, Кинор решил было, что он над ним смеется. Но взглянув тому в глаза, он понял, что Сизар говорит совершенно серьезно.

«Он положил руку Сизару на плечо и крепко сжал, затем Кинор посмотрел ему прям в глаза и торжественно поклялся»:- Я Кинор сын купца Датана клянусь своему другу и брату по ордену Сизару Ною, в том, что никогда и не при каких обстоятельствах не подниму на него руки. Клянусь не обижать его ни, словом ни, делом. Клянусь чтить и уважать, помогать и защищать. Пока принцы не уведут мою душу в свои чертоги. – сказав свою клятву Кинор понял, что это не просто слова и теперь его семья стала больше на одного человека. Отец и названый брат, вот ради кого он готов пойти на все что угодно. – Ну все хватит пьянствовать. Побежали, а то наставники впаяют нам по наряду за прогул.

- Подожди Кинор. А ты не хочешь потребовать с меня такой же клятвы. – спросил Сизар.

«Уже покидая их схрон, Кинор обернулся и сказал»:- Я не нуждаюсь в твоей клятве брат. И я никогда у тебя ничего не потребую. Ну кроме одного: тебе прям сейчас надо взять ноги в руки и бежать на лекцию к Охане. А то тебе реально попадет.

 

Лекции командора Норна были словно глотки свежего воздуха. Посещаемость была стопроцентная. В непринужденной обстановке командор учил ребят работать с разумом, а именно как создавать иллюзии. Это было очень интересно. Уроки были похожи на игру.  Командор Норн учил, как влиять на восприятие разумного существа, то есть обман чувств на уровне сознания. Оптические, физические, вербальные и тактильные. Слуховые, осознаваемые, аффективные и черт еще знает, какие иллюзии. Все кроме контактной. Все иллюзии направленные на то, что бы ввести разумное существо в заблуждение. Воздействуя на органы чувств, обманывая их. В то время как контактная иллюзия действует непосредственно на глубинные слои сознание. Не давая возможности разуму  осознать, что все происходящее с ним это иллюзия. Это очень и очень опасно. Так как есть шанс реально от нее погибнуть. И еще, потому что тот, кто создает такую иллюзию, сам должен в ней участвовать. И вот в этом кроется серьезная опасность того, что создатель иллюзии может сам пострадать от своей магии. Только мастера с многолетним опытом сотворений иллюзий способны на такой подвиг.

Что такое контактная иллюзия Кинор почувствовал на своей так сказать шкуре. И он горел желанием, самому научится создавать подобное. Он словно губка впитывал каждое слово наставника.

«И вот на самом интересном месте в дверь аудитории постучали»:- Простите командор Норн, - извинился адъютант главы ордена, - Послушник Кинор, командор Иссина ожидает вас в своем кабинете. Прошу не мешкать. С вашего позволение командор.

Ничего не понимая, раздосадованный тем, что его отвлекли от лекции, Кинор пошел к главе ордена.

- О! Кинор. Проходи, проходи. Как твои дела? – командор Иссина был в хорошем расположении духа.

- Здравствуйте командор Иссина. Все хорошо, спасибо. Вы хотели меня видеть?

- Ну замечательно. Да я хотел тебя видеть. Извини, что отвлек тебя от занятий. Но новость, которую я хочу тебе сообщить она радостная, поэтому не стоит ее удерживать слишком долго. Во первых я тебе еще не поздравлял с аттестацией. Вот, поздравляю. Ты сдал, ее более чем на отлично. Командоры даже затрудняются решить какую ступень тебе присудить. Представляешь, какую задачу ты нам задал?! Ты хочешь, что-то сказать Кинор? – спросил командор, заметив, что юноша ерзает на стуле не решаясь перебить главу ордена.

«Кинор недолюбливал Иссина, сам не зная почему. Ему было наплевать на ступень, его интересовало совсем другое»:- Командор Иссина, вы не знаете где мой наставник, командор Тристар? – решил спросить он.

«На мгновение, тень прошла по лицу Иссина, прошла и исчезла. Но неискушенный ребенок этого никак не мог заметить»:- Я знаю, кто твой наставник Кинор, и я не могу тебе сказать, где он. Могу лишь успокоить, что с командором Тристаром все хорошо он выполняет важное задание во благо ордена. – ответил Иссина, а у самого перед глазами полуживой «кусок мяса» с практически полностью сгнившим мозгом запертый в комнате без окон и дверей в глубинах горы Кендо в катакомбах ордена. – Ну а теперь ты готов меня выслушать?

- Да, командор Иссина. Простите меня. Просто я очень переживаю за своего наставника. Он так внезапно исчез. И потом командор Тристар…- хотел продолжить Кинор  но, увидев как лицо главы ордена, с каждым его словом становилось все мрачнее, решил не искушать судьбу, - Простите меня еще раз командор. Вы хотели мне, что-то сказать. Прошу вас продолжайте, пожалуйста.

- Итак Кинор, как я уже сказал ты отлично сдал экзамен. Даже слишком отлично, - усмехнулся командор. – Чтобы твой талант развивался правильно, и ты смог добиться максимальных результатов, было решено отправить тебя на учебу к великому магу. К самому Аглаю Бильморро. У тебя зачет по истории ордена, я знаю, поэтому объяснять тебе кто он такой думаю не надо. – и сказав это Иссина откинулся на спинку стула, наслаждался наблюдая за реакцией которая была вызвана его словами.

- Архимаг Бильморро? Основатель «зодчих»? Сам Аглай великий первый командор ордена? – задыхаясь от  восторга, зачастил Кинор, все еще не до конца веря своему счастью. Он и мечтать не мог,  что ему представится случай учиться магии у самой легенды. Он был уверен, что Аглай Бильморро давным-давно мертв. Не одна тысяча лет прошла с тех пор, как он покинул орден, разочаровавшись в самой ее идеи, которую сам же сформулировал и запустил.  

- Я так понимаю, ты не собираешься возражать послушник Кинор?! – по-доброму расхохотался командор. В этот момент можно было подумать, что Иссина искренни рад за мальчика и за орден. А ведь на самом деле он посылал Кинора на верную смерть. Передавая полуразрушенный орден, в руки нынешнего главы почти пять тысяч лет назад, после взаимных оскорблений и упреков, Аглай и Иссина заключили пари. Иссина утверждал, что орден прекрасно обойдется и без разрушительных новаций бывшего архимага, загоняя талантливых молодых и перспективных магов до смерти. А Аглай сказал, что без него орден превратится в кучку невежд и неумех. Он считал, что только его авторитет и опыт по настоящему может раскрыть их потенциал. После чего они поспорили, Иссина будет отсылать к нему сформированных по его мнению  магов, а Аглай будет пытаться дать им больше чем они могли получить в ордене. И если Бильморро добьется успехов и в орден вернутся улучшенные варианты, то Иссина должен будет расформировать орден. А неудачи основателя ордена сами по себе были Иссине наградой. За весь период десятки молодых магов сгинули под жестким руководством Аглая,  так и не добившись успехов. После нескольких случаев Иссина понял, что эта прекрасная возможность избавляться от неугодных ему магов. Когда командор Тристар упомянул о двух несчастных, которые так и не вернулись, он говорил о тех, о которых знал, в то время как их было намного больше. Вот и на этот раз, Иссина решил избавиться от Кинора руками Аглая Бильморро. 

- Будь готов мой мальчик покинуть гору Кендо к завтрашнему вечеру.

От командора Иссины Кинор вышел со смешенным чувством. С одной стороны он был необыкновенно счастлив тем фактом, что он продолжит обучение у такого мастера как Бильморро, с другой стороны из головы не уходили мысли о наставнике. Он не поверил Иссине который сказал, что командор Тристар якобы находится на важном задании. Вся эта истории дурно пахла. Он не мог объяснить, откуда у него такое чувство. Сын купца просто это знал. Знал, но ничего не мог с этим поделать. Отказаться от Бильморро, чтобы продолжить поиски Тристара это было  бы не правильным поступком.

«Командор Тристар опытный и очень сильный маг, навряд ли, если ему угрожала бы опасность, он не смог бы с ней справится. Наверняка с ним все в порядке. И потом, чем он, младший послушник может ему помочь, если вообще требуется помощь. Я просто так психую, и ищу проблему там, где ее нет. И если я откажусь ехать и продолжу его искать, командор, когда вернется, будет просто в бешенстве из-за этого.  Наставник по возвращении обязательно меня навестит у Аглая». В конце концов, Кинор смог себя уговорить, успокоив свою совесть. Решено, он будет дожидаться наставника у мастера Бильморро, а для связи, если что  у него есть Сизар. Кстати где он?!

Сизара как нестранно он нашел на лекции по рунной магии. Даже такому ботанику как Кинор лекции по рунной магии казались тоскливыми и ужасно не интересными. И ладно, если бы  Сизар готовил какую-нибудь каверзу, но нет. Кинор застал его прилежно конспектирующего лекцию командора Ребью, нудного, как и сама лекция.   Сам он теорию рун сдал еще в первое полугодие. Старясь побыстрей избавится от, как ему казалось не нужного и бесполезного раздела общеобразовательной программы. Если подумать, кому нужны эти руны. Медленно и не эффективно. Когда в моду вошли мыслеформы, и магический алфавит руны быстро отошли на последний план, став архаичной формой работы с силой. Кинор не понимал зачем вообще руны продолжают преподавать, и что черт подери тут делает Сизар, с таким серьезным лицом внимающий заунывному голосу командора Ребью.

Не желая попадаться на глаза лектору, Кинор произнеся не большое заклинание, сотворил маленького элементала воздуха и вложив в его блок памяти послание, что бы Сизар под благовидным предлогом улизнул с занятий и поскорее приходил в их место, отослал его к другу, надеясь что Ребью этого не заметит.

- … Как я уже говорил дорогие мои послушники, возможности рун многими недооцениваются. – пропел растягивая слова командор Ребью, - прошу внимание на доску. Я хотел оставить это на следующий урок, но как нельзя, кстати, представился случай показать вам мои дорогие, что рунная магия способна на очень многое. Давным давно, во времена моей молодости будучи послушником, неприятно это вспоминать но я был отличной мишенью для насмешек и розыгрышей. Вот и пришлось научиться, как то защищаться от злоумышленников. Я вывел одну руну, которая играла роль оповестителя, то бишь если кто-то замышлял не доброе по отношению ко мне, то эта руна сигнализировала мне об этом. Там где высшая магия пасовала, моя «птичка» всегда была работоспособной потому что…? Кто скажет почему? – и увидев  лес рук, указал именно на  Сизара? Послушник Ной, пожалуйста, объясни коллегам, почему это так работает.

- Все просто наставник, рунная магия очень экономична, видимо, поэтому она сильно развита в мирах со слабыми источниками. А поскольку руны не требуют сильных энергозатрат, поэтому ее намного тяжелее заметить и нейтрализовать, другими словами руны практически не фонят. Руны не работают напрямую с потоками, они как бы питаются остатками энергии разбросанной повсюду. И поэтому ваша «птичка» в то время как заклинания высшей магии претерпели неудачу принесла результат, поскольку когда перекрываются потоки всегда остаются мелкие щели и червоточины, через которые и работает рунная магия. – без запинки, с каким-то веселым задором ответил Сизар

- Замечательно Сизар. А теперь иди и выясни, что нужно нашему золотому мальчику, который решил оторвать тебя от моей лекции,  пренебрегая таким важным разделом, как рунная магия. – с улыбкой пропел Ребью, - и прихвати с собой его «разведчика». А то у меня аллергия на этих элементалов.

Кинор слыша каждое слово, был готов, от стыда провалится сквозь землю.

- Здравствуй брат, - встретив Кинора в саду, поприветствовал Сизар.

- Привет, - ответил он и заметив, что его названый брат был мрачнее тучи с беспокойством, спросил, - Я помешал тебе братишка? Прости, я не знал, что ты увлекаешься рунной магией. Я подумал, что тебя наказали, за что то и заставили слушать лекции этого Ребью.

- Да кому нужна эта рунная магия, старье. Магия инвалидов. Я просто поспорил, что смогу выдержать весь курс и буду на нем первым, сдав все нормативы по рунной магии на отлично. – буркнул Сизар.

- Поспорил?! А, понятно. А то я, было, подумал куда девался, Сизар которого я знаю, - смеясь, сказал Кинор. – Но почему ты мрачен, брат? Кто тебя обидел? 

- Ты меня обидел.

- Я? – все еще не понимая, что сделал с удивлением, спросил Кинор.    

- Ты брат, ты. Кто из нас двоих покидает обитель, что бы продолжить учится у старого архимага основателя «зодчих», оставляя второго в одиночестве?  Уж точно не я. – выпалил Сизар и повернулся к Кинору спиной.

- Но откуда ты узнал? Я только что от Иссина. Ты, что за мной следишь? – возмущенно спросил Кинор.

- Еще с аттестации я забыл снять с тебя жучек, - виновато ответил Сизар, а потом резко напал на брата, - Но это ничего не меняет. Ты меня предал. А как же твои клятвы и все такое? Ты оставляешь меня тут одного, ради сумасшедшего старого мага. – растирая злые слезы по лицу прокричал Сизар обвиняя Кинора.

- Сизар брат мой да ты, что? Разве ты не понимаешь, какая эта возможность?! Получить образование у самого основателя ордена. Я же для нас стараюсь. И потом какая разница, где я нахожусь. Мое сердце все равно остается тут, с тобой. – Кинор приобнял Сизара заглянул тому в глаза и мягко сказал, - Друг мой, ты должен радоваться за меня, за нас, а не обвинять. Я надеялся на твое понимание и шел к тебе получить от тебя благословение. Мы будем все время на связи. Я буду в шаге от тебя. – успокаивал его Кинор. Но отчего-то в глазах Сизара он читал страх и не согласие. Кинор не мог понять почему. – Скажи мне честно Сизар, что тебя беспокоит?

- Я не знаю Кинор, откуда. Но я чувствую, что мы больше не увидимся. По крайней мере, те, кем мы являемся сейчас, никогда больше не встретятся. Понимаешь?

Но Кинор не понимал. Он думал, что его названый брат и лучший друг просто не хочет расставаться. И он тоже конечно этого не хотел. Но он чувствовал, что там, за стенами ордена, за пределами Хилона и горы Кендо, ждет его будущее. Его судьба в руках архимага Аглая Бильморро. Кинор не знал, что его брат обладал еще одной ценной способностью, которая в свое время помогала ему каждый раз ускользать из рук хозяев кошельков. Он чувствовал опасность. Он не смог бы объяснить, откуда, но он точно знал, что с Кинором должно произойти страшное.

Проводы Кинора были более чем скромные, никто как будто и не заметил исчезновение одного из лучших учеников ордена. Лишь Сизар неоднократно пытался уговорить брата отказаться от этой поездке. Предлагая даже вместе покинуть орден. Но Кинор был не преклонен в своем решении. Поняв, что не сумеет переубедить друга. Сизар снова напомнил Кинору о его клятве, с ненавистью посмотрел на главу ордена и пообещал найти его наставника Тристара. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Глава пятая.

 

 

Кинора ждала длинная дорога. Аглай Бильморро жил почти на другом конце конгломерата. Он решил идти налегке, с трудом расставшись с дорогими его сердцу книгами и рукописями, молодой маг посчитал, что этого добра у Бильморро уж точно будет в избытке. Рекомендательные письма от главы ордена командора Иссина Аглаю Бильморро, оплаченный проездной билет по межмирным порталам гильдии на пятнадцать скачков. А еще кольцо для связи с братом, сработанное наставником Сизара, плотно сидело на безымянном пальце. Еда в дорогу, смена одежды, и пространственный кошелек с не малой суммой в тысячу талантов (личный подарок от Иссина). Все это находилось в не большом кожаном рюкзаке, который Кинор закинул на плечо, в последний раз оглянувшись на обитель, в которой провел более двух лет, он шагнул в портал. Мир, куда был направлен Кинор, находился очень далеко от Хилона. Ему надо было пересечь три кольца - семнадцать секторов. Для юноши, который, по сути, кроме своего сектора пришлось побывать только на Хилоне расположенным не так далеко от двенадцатого сектора, это было настоящим приключением.   Прыжок от Хилона в мир Бильморро стоил бы десятки тысяч полновесных талантов, что даже для ордена «зодчих» была совсем не малая сумма, поэтому Кинор должен был скакать из мира в мир, используя стационарные порталы гильдии или нанимать свободных портальщиков за наличное золото. Кинор был немного удивлен, почему ему не дали провожатого, но он не очень жалел об этом. Приключение, приключение и еще раз приключение.

Первый прыжок доставил молодого мага в одну из столиц сектора в котором располагался Хилон. Посетив один раз Далайну, к которой Кинор кстати испытывал двоякое чувство (если вспомнить небольшой эпизод с пыткой сканфисом), он уже имел представление о столицах секторов. Таркаш один из центров шестого сектора мало чем отличался от Далайны - огромный, красивый, даже не красивый, а роскошный, гордый и напыщенный. Побродив по  городу, Кинор посетил некоторые местные достопримечательности. Например, невольничий рынок Таркаша, который славился своим разнообразием. Кинора поразила даже не величина рынка, на котором были представлены сотни тысяч рабов, а то, что на ряду с плененными духами и захваченными  демонами, дикими элементалами и энергетическими существами. Магическими тварями и мертвыми из мира принцев, в оковах с ценниками на шеях стояли представители всех возможных разумных рас. Гномы и тролли, орки и люди, эльфы и золотые драконы, гоблины и огры, и так далее и тому подобное. Кинор не привык видеть такое. Он конечно, слышал об этом, но увидеть подобное собственными глазами это совсем другое дело. Его отец всегда учил его, что нельзя торговать свободой существа наделенного разумом. Можно и нужно торговать всем чем угодно, но не свободой. Того же мнения были и «зодчие». Над врагом, который покушался на твою жизнь можно в конечном итоге и сжалится, но тому, кто посягнул на твою свободу, нет пощады. И уж конечно сам «зодчий» никогда и не при каких, обстоятельствах не должен лишать другое разумное существо его свободы.

Зазывалы кричали на всех языках конгломерата. Предлагая и рекламируя свой товар. Было шумно и пыльно. В воздухе пахло потом, кровью и болью. Звуки ударов плетей, заставляли Кинора содрогаться, словно это его плоть сдирает с костей скрученная в несколько раз кожаная тесьма. Полуразумные животные так же вызывали жалость у впечатлительного юноши. Не имея возможность выразить свои чувства, они издавали жалобные вопли, как бы умоляя мучителей отпустить на волю в их дивные миры, из которых были вырваны жестокими охотниками за экзотикой. Всякую нечисть и магических животных, Кинору жалко не было, они с отцом и сами не однократно ими торговали. Было, что-то неправильным в том, что разум, рожденный в свободе, по чужой воли был заключен в клетку, оценен в  золотом или серебряном эквиваленте и выставлен на продажу. Кинор с мрачным выражением лица проходил по ряду, где кучковались клетки с полуразумными существами со всех концов ойкумены.

Думая о своем, он не заметил как на его пути вдруг возник огромный  мускулистый верзила огр, намеренно перекрывая Кинору проход.

- Эй, мулец ты че… это… ну… тут расходилси ? – коверкая общий, еле выдавила из себя эта гора мяса с бровями.

- Ой. Не ешь меня многоуважаемый, я совсем не вкусный. Во мне одни кости да кожа. Я очень беспокоюсь, за твой желудок, как бы не было несварения, – изобразив на лице подлинный испуг вскричал Кинор, а сам приготовился врезать наглому огру по полной программе. Он и так был на взводе после этой прогулки по рынку и был готов уже кого-нибудь покалечить.

- Гррх, - забулькала мечта мясной лавки, видимо пытаясь имитировать смех. – Это… да… я такой, гррх- гррх, это я магу. Ты… э… это… мулец, деньгу довай, о! – наморщив низкий лоб, демонстрируя работу одной единственной извилины, сказал огр.

Кинор не мог поверить своим ушам. Его грабят. Посреди белого дня в самом центре рынка. Ну и порядки тут на Таркаше, однако. А вот и первое приключение. Ну что же, моральная сторона вопроса решена. Этого дубину не жалко будет отправить к его праотцам. Конечно, он не собирался его убивать, Он вообще не хотел никого убивать, но хорошенько наказать огра, смысл был. Кинор прикрыл глаза, поискав потоки и быстро их обнаружив, зачерпнул не стыдясь, так как сила на Таркаше была в изобилии, она просто лилась рекой, бери не хочу. Моментально вычислив силу удара и вид стихии, Кинор ударил белковую массу в живот кулаком, с помощью стихии воздуха разгоняя кулак и увеличивая силу удара во много раз. Кулак глубоко вошел в брюхо гиганта, Кинор кажется даже мог нащупать его завтрак если бы захотел. Резко выдохнув, огр сложился пополам, затем медленно осел в пыль, и свернувшись в позу эмбриона, тихо заскулил от боли. На мгновение у Кинора появилось дикое желание продолжить бить это животное, пока оно не испустит дух и от него останутся одни  воспоминания. Но это было лишь мгновение, которое возникло и тут же исчезло оставшись незамеченным для самого Кинора. Прохожие, мимолетно обернувшись на шум, продолжили идти по своим делам, всем было все равно, что тут кого-то убивают. Кинор был этому поражен. Но как оказалось, не всем было все равно.

- Стоять не двигаться. Стража Таркаши! Не санкционированное использование боевой магии. Назовись маг. – прозвучал со спины грозный голос.

Кинор медленно обернулся. Перед ним стояли два поджарых парня, в туниках синего цвета и с жезлами артефактами, которые искрились, переполненные силой, а за их спинами затухающий портал, из которого так оперативно выскочили блюстители закона. Один из них направив оружие на Кинора, ждал выполнение приказа.

- Послушник Кинор, «зодчий», орден свободных магов. – отчитался он.

- Цель твоего нахождения на Таркаши?

- Проездом.

- Огр мертв?

- Все еще дышит, и ужасно воняет, - сказал Кинор и обернулся посмотреть на мычащее от боли кожаный мешок с требухой, все ли на самом деле с ним в порядке.

Маги стражники, немного опустив жезлы, приблизились к Кинору. Один минуя его, подошел к огру проверить его самочувствие. И удостоверившись, что тот подает признаки жизни, потерял к нему интерес.   

- Ты давно тут? – спросил тот, кто проверял огра, видимо главный в этой паре.

- Да нет. Утром прибыл, прям с горы Кендо. Следую за третье кольцо. Миновать Таркаш никак не получается. И я рад этому. Ваш мир очень красивый. – польстил стражам Кинор.

- Ты разве не знаешь, что на Таркаши в пределах города запрещено использовать боевую магию? Это первое о чем предупреждают портальщики туристов.

- Нет, не знал. Видимо, мой портальшик забыл о такой мелочи.

- Твое счастье, что ты его не убил. Ну, то есть магией не убил. А любым другим способом, пожалуйста. Тебе даже спасибо скажут. Он же грабить тебя собирался ведь верно? – и получив от Кинора утвердительный кивок продолжил. – Эти твари специально выбирают жертв послабее на вид, зная, что магия под запретом и не боятся напороться на кого-нибудь вроде тебя. – Потом немного подумав и переглянувшись с товарищем, добавил, -  Смотри коллега, по протоколу мы обязаны тебя задержать на несколько дней и наложить штраф. Но знаешь что, нам до печенок надоели, сволочи вроде этой туши, и мне очень понравилось то, что ты сделал. Давай ты иди отсюда пока я не передумал и больше не попадайся. А лучше всего найми охрану. Телохранителям можно использовать боевую магию для защиты клиента.  Если с тобой будет  ходить один такой, тебе не придется беспокоиться за свою безопасность, коллега. Давай, удачи. - хлопнув Кинора по плечу, сказал  страж и развернувшись удалился со своим товарищем ловить настоящих преступников.

«Однако пронесло»: - подумал Кинор, - «Надо быть более осторожным. Как говорится – «В каждой избушке свои погремушки»» - и обойдя огра, продолжил свою экскурсию по рынку.

Еще очень много чего он там увидел интересного и одновременно противного, пора было сворачиваться. Кинор решил переночевать в отеле при рынке, благо их тут видимо, не видимо разных классов и ценовых категорий.  Уже покидая опостылевший ему рынок, он почувствовал легкий холодок в области затылка. Кто-то легонько касался его сознания. Остановившись, Кинор проанализировал воздействие.  Оно не было враждебным, и оно не пыталось проникнуть внутрь с целью сканирования сознания. Это было, что-то вроде мимолетной улыбки приветствия, проходящего мимо незнакомого человека. Чувство прохлады не уходило. Кинор чувствовал, что тот, кто пытался с ним контактировать, как бы извинялся за невольное вторжение, но и отступить тоже мог. Он решил ответить на приветствие, и послал по контакту ответный привет, в виде эманации дружелюбия подбадривая контактера. Вдруг перед глазами все поплыло. Кинор пошатнувшись, схватился за рядом стоящую плетень, что бы не упасть. Перед его взором пронесся каскад образов не имеющий никакого смысла, затем все резко спало, и опять остался лишь приятный холодок, который еле касался его затылка. Тот, который был по ту сторону, извинялся. Кинор было рассердился, но потом его заинтересовало кто же или что же это такое. «Медленно не так быстро»:- попросил Кинор, - «Не бойся меня. Кто ты?». И снова перед глазами поплыло, но не так как в первый раз. Кинору не стало плохо, и перед глазами не возникло куча сумбурных видений. А появился образ существа не большого роста, чем-то похожего на олененка, только с восемью ножками и с прозрачной кожей, через которую просвечивались мышцы. Большие умные глаза говорили о наличии интеллекта, а призрачная корона из зеленного метала зависшая над его головой видимо являлась знаком отличия, по которой можно было заключить, что он относился к королевскому роду. 

«Что тебе надо малыш?»: - укрепив  связь с существом, мысленно спросил Кинор. После чего Кинора опять сбило с ног, а лавина образов захлестнуло мага с новой силой. «Потише малыш, потише», - придя в себя, прошептал Кинор. – не так сильно, я тебя и так слушаю.

Это подействовало, образы схлынули, сконцентрировавшись на видах некой долины. Чем-то она напоминала Хилон. Только не камень, а голая земля без намека на растительность. Показывая это Кинору, существо излучало ряд эманаций: тоску, грусть, любовь.

«Ага! Видимо это его дом» - подумал Кинор, - и попросил существо продолжить.

Чуть погодя на фоне изваяний из зеленного метала напоминающие  одинокие деревья разбросанных по долине, стали возникать образы - похожие на него существа, возникли из неоткуда. Словно сотканные из солнечных лучей они светились мягким зеленоватым светом. Они отличались от малыша тем, что это были взрослые особи. Разум Кинора просто провалился в пучину боли и страха, и чувства утраты. 

«Какое мощное сознание»: - застонал Кинор, которому передалась вся гамма переживаний этого создания. Потом еле его успокоив, попросил продолжить.

Группа из четырех оленей, (так на время, Кинор обозначил этот вид) возникнув в долине, спокойно прохаживалась, словно осматривая свои угодья. 

Во главе группы была очень крупная особь, видимо самец. С ветвистыми рогами цвета морского жемчуга. Он размеренным шагом описывал вокруг остальных круги. Оставляя за собой легкую дымку которая не спешила рассеиваться. Троица сбившиеся в кучку, чего-то ожидала. Спустя некоторое время внутри круга, который обозначил самец, возникло мерцание, которое переросло в сильное сияние, расширяясь, оно, грозилось поглотить собой все стадо. Но они не боялись этого сияния, они чего-то ждали. Прошли минуты напряженного ожидания,  а вместе с ними спал и яркий свет. Олени стали вокруг нечто, что лежало на земле. Присмотревшись, Кинор увидел маленькое создание очень похожее на его маленького друга. И он понял, что контактер показывает ему родной мир, свою семью и его рождение. На Кинора нахлынули потоки безумно приятных эмоций. Такого он не испытывал никогда. Он просто растворился в этих эмоциях, как вдруг все резко обрывается и его взору предстает другая картина. Голубое море и песчаный берег опять же без всякого намека на растительность за исключением странных деревьев из зеленного метала, которые вряд ли можно было назвать живыми. Он, отчего то понимал, что крона деревьев именно из метала. И вот, из-за горизонта показывается парусный фрегат. Подойдя на максимально близкое расстояние к берегу, от корабля отделяется лодка заполненная людьми и не только, которая поплыла к берегу. Причалив, из лодки стали выпрыгивать крепкие парни, в руках которых были самые различные предметы, сети, крюки, железные оковы, дубинки, остроги и прочая охотничья снасть. И снова волна эмоций захлестнули Кинора, но на этот раз это были гнев, ярость, желание крушить и уничтожать. С трудом подавив чужую волю, Кинор приказал быть спокойней, а то он разорвет связь. Это подействовало. Волна схлынула.

Далее Кинору показали как охотники напали на стадо пытаясь их изловить но не смогли, слишком уж они были прыткими и ловкими, но не все. Малыш не успевший набраться сил не  обладал достаточной сноровкой, естественно оказался в руках охотников. Дальнейшая судьба, олененка была понятно Кинору и без хроники событий. Он оказался на невольничьем рынке. Ему показалось странным несколько вещей. За всю трансляцию он не услышал ни одного звука, ни от стада, ни от охотников даже фон не издавал никаких шумов. Нельзя сказать, что это было немое кино, просто мир олененка не знал звуков, он сразу обратил внимание на то, что люди общались друг с другом жестами, сперва, ему это показалось странным, а теперь все стало ясно, что же бывает и не такое. А еще более странная вещь, которую он заметил, так это то, что охотники не использовали никакой магии. Вообще без нее. А вот это действительно странно.

«Где ты сейчас»:- спросил его Кинор. И его взору предстала лавка, которую он прошел  двумя рядами ранее. «Интересно»:- подумал Кинор. – «Ведь малыш достаточно давно тут, чтобы попытаться связаться еще с кем-нибудь и попросить о помощи, почему он связался именно со мной? А может он уже пытался, но ничего не вышло. Неважно, - решил Кинор. – Он сейчас пойдет в лавку и все разузнает. 

Вернувшись назад он, нашел эту лавку, и тренькув звоночком открыв дверь, вошел внутрь.

Внутри было темно и пахло какими то травами. За не высоким прилавком виднелась голова, какого-то старика, который мирно дремал, посапывая и причмокивая во сне.

- Простите, вы открыты, - постучав по столешнице, громко произнес Кинор.

- А если и да, что вам надо молодой человек? – не открывая глаз, спросил старик.

- А что у вас есть интересное? – спросил маг.

- О! У меня много чего есть интересного. Вопрос в том, интересно ли это будет тебе молодой господин.

- Я не случайно зашел в вашу лавку уважаемый. – начал издалека Кинор.

- Конечно, не случайно. Ко мне просто так не заглядывают, - таинственно сказал старик, наконец, удосужившись открыть глаза и повернуться в сторону потенциального клиента.

- Покажи мне олененка. – потребовал Кинор, решив сразу перейти к тому из за чего он тут на самом деле.

- А как же иначе. Только не олененок он, а полуразумное магическое существо Менкос, так называется его мир. – пояснил старик. - Он таки нашел контактера, а. Это не может не радовать. – с облегчением как показалось Кинору, промолвил он. Кинор присутствовал на многих сделках, которые заключал отец и он прекрасно читал по лицу. И так вот, это лицо всем своим видом пыталось не проявлять интереса, в то время как глаза говорили о том, старик всю жизнь только его и ждал. Кряхтя, встав, он попросил его обождать тут и ничего не трогать.  Было бы, что трогать. Лавка ведь была совершенно пустой. Спустя некоторое время, так же кряхтя при каждом шаге, старик, ковыляя подошел к Кинору, а в руках его хрустальный куб не больших размеров. «Поставив его на столешницу, торговец указал на него, и скрипучим голосом сказал»:- Вот на, знакомьтесь. – а сам присев на табурет опять прикрыл глаза.

Кинор заглянул в куб и увидел там того кого он видел в видениях. Свернувшись в комочек, поджав под себя все восемь ножек, олененок, а точнее Менкос смотрел на Кинора огромными голубыми глазами.

На Кинора нежно нахлынула теплая волна благодарности и надежды, гладя его по лицу и голове. Понемногу волны схлынули, и Менкос задал главный вопрос – заберет ли он его отсюда. Не словами конечно, но Кинор уже научился понимать его язык образов и чувств. Он заверил Менкоса, что сделает все возможное, чтобы забрать его отсюда. И цунами благодарности обрушились на Кинора с новой силой.

- Уважаемый, как тебя зовут? - спросил юноша.

- Мое имя тебе ничего не даст, зови меня старик, коим в принципе я и являюсь. – с ленцой ответил лавочник.

- Продай мне Менкоса. – попросил Кинор, и затаив дыхание стал ждать ответа.

- Да нет проблем. Бери, он твой. – огорошил он парня таким простым ответом.

- В чем подвох?

- Ни в чем. Честно. Понимаешь, молодой господин. Менкос бесценен, так же как и бесполезен. Это мощнейшее оружие, но никто не знает где у него рубильник. – по глазам молодого человека лавочник понял что тому ничего не понятно. – Давай я расскажу немного о Менкосе. Сотни лет назад, когда я  был молод и полон сил, я зарабатывал себе на жизнь охотой. Охотой на особо редких и дорогих тварей, которые только можно найти, изловить и выгодно продать. У меня была своя команда, мои агенты рыскали по всему конгломерату в поисках самых разных редкостей. И вот в один злополучный день ко мне пришел человек, который рассказал историю о недавно открытом мире. Мир был настолько странным, что заинтересовал магические ордена. Мир который    с чей-то легкой руки получил название Менкос, и уникальность этого мира была в том, что в нем не только не было никаких источников сил или узлов, но даже еще хуже. Мир был абсолютно антимагичен. То есть, любая магия не то, что растворялась там, она просто не могла туда проникнуть. Как смогли, открыть туда проход и кто это сделал, до сих пор остается загадкой. Никто этого не знает. Говорят, он был всегда. Просто дыра в пространстве вот вам и весь проход. Итак, любое существо наделенное магией не могло туда войти, невозможно было пронести даже самые простые и слабые артефакты. Более того если на человеке было какое то заклятие оно или аннулировалось или человек не могу туда пройти. Я уже не говорю, что там не распространяется звук. Не растут растения. Нет живности. Однако, этот человек сказал, что был в команде первых исследователей от магического ордена от какого он говорить отказался. И вот в одном из походов он увидел их, Менкосов. Удивительных животных, которые могли бы украсить собой любую коллекцию. Иллюзией он продемонстрировал мне этих сказочно красивых зверей и я понял, что добыв парочку таких,  я смогу уйти на покой.  Он согласился проводить меня и мою команду до прохода за «символическую» плату в пять тысяч талантов. Я собрал группу отличных охотников, и мы выдвинулись. Да, кстати проход вел в открытое море, так что пришлось фрахтовать целое судно с командой и капитаном.  Пройдя через проход и протащив корабль, мы оказались в водах Менкоса. Тот человек отказался идти с нами дальше, передав координаты по которым я смогу найти животных  ушел и больше я его не видел. Потому что если бы увидел, оторвал бы ему башку. – зло сверкнув глазами процедил лавочник, наливая себе какой-то мутной жидкости. Кинору выпить он не предложил. Затем опрокинув стакан в глотку прокашлявшись продолжил, - Менкос это сплошной океан. С одним единственным островом. К, которому мы и причалили. Потом мы увидели их. О Боги! Смилуйтесь. – старик внезапно застыл с закрытыми глазами поглощенный воспоминаниями и из его глаз полились слезы. Кинор оторопел, не ожидая увидеть такое. – Какая эта была красота. – придя в себя продолжил он. – Они были такие доверчивые, они излучали одну лишь любовь. Миллион талантов. Вот сумма, которая возникла у меня в мозгу. Миллион полновесных талантов за каждого. Среди них был детеныш, за которого дали бы не меньше двух. И мы сбросив оцепенение начали облаву. Не привыкшие работать в сухую, то есть без наших артефактов и магии мы никак не могли их изловить. Потом они пропали. Мы обыскали весь остров. Но так никого и не нашли. Пришлось довольствоваться новорожденным  менкосом. Дальше события начали развиваться с молниеносной скоростью. На море поднялся невообразимый шторм, мир не хотел  выпускать нас с добычей. Погибла почти вся команда, но мы все-таки дошли до прохода бросили там судно и таки  смогли выбраться. Дальше, больше. Пока мы дошли да Таркаша, погибла остальная часть команды. Тем или иным способом. Остался я один с менкосом на руках. Когда я пришел в город, выяснилось, что я не могу продать маленького менкоса. Его никто не желал покупать. Хотел было просто выкинуть его на свалку или подарить кому, но тоже ничего из этого не вышло. Он пленил меня и сделал своим рабом. И вот уже четыреста лет я сижу в этой лавке, не имея возможности даже умереть, и жду. Жду тебя, молодой господин. Забери его, пожалуйста. Освободи меня. – старик вцепился в Кинора с такой силой, что даже не верилось откуда силы, и зашептал, - Каждую ночь, он насылает на меня кошмары один хуже другого. Только при свете дня я могу вздремнуть, дать истощенному мозгу хоть немного отдохнуть, но ночью все начинается сначала.  За все эти годы я собрал не  малую сумму. Я дам тебе двадцать три тысячи талантов, забери менкоса и отнеси его на родину. Иначе даже у принцев не будет мне покоя, я знаю. Умоляю – упав на колени, взмолился старик.

- Хорошо. – ответил Кинор пораженный этой историей по новому взглянув на странного олененка. В ответ легкое касание и заверения, в том, что зло надо еще заслужить. А он, Кинор его не заслуживает.

На стол перед молодым магом упал пространственный мешочек с золотом. Затем старик подробно объяснил, как добраться до прохода. Где лучше фрахтовать судно, как набрать команду, координаты острова, в общем все. И пожелав счастливой дороги, выпихнул его из лавки.

Кинор понимал, что это не его дело. Его вообще-то ждет Аглай Бильморро. Но посмотрев на олененка менкоса, он решил, что  Аглай подождет. И сразу после этих мыслей его обдало волной любви и благодарности. Путешествие в назначенную точку туда, где проход, был необычайно легким. Ему на пути попадались нужные люди, и сложные ситуации разрешались сами собой. И вот, наконец он дошел до мира о котором говорил старик.

Это был аграрный мир, как и все прочие. Ничего интересного. Как и сказал старик, надо было зафрахтовать судно. И Кинор пошел в порт. В порту он быстро нашел нужный по размерам ему корабль. Не фрегат конечно, но небольшое рыболовецкое судно было достаточно для его целей, он снял его за какие-то несчастные семьдесят талантов, да еще и вместе с командой. Ударив порукам, и заплатив предоплату, Кинор отправился искать мага, который произведет минимизацию корабля, что бы можно было перенести его до точки входа. Мага он хотел нанять так же и  для того, чтобы он сопровождал экспедицию на всем его пути. С трудом, но все-таки он нашел такого мага, тот все сделал и подготовил. И лишь спусти два дня оказавшись со всей командой и кораблем за пазухой у прохода о котором говорил старик, до Кинора стал доходить смысл сказанного стариком, о особенностях того мира. Если антимагичный мир не пропускает ничего, что имеет в себе хоть грамм магической силы, то как ради всех святых пророков в проход пропустил корабль? Проход это небольшая дыра в скале в рост человека. Как прошел туда корабль не будучи минимизирован до оптимальных размеров? Ведь попытка пронести видоизмененный магией корабль с собой должна по идеи окончится неудачей, по словам того же лавочника.  Что-то здесь было не так. Но, что. В такой близи от дома менкос излучал нетерпение, радость, и благодарность, благодарность и еще раз благодарность. Это конечно все замечательно, но что делать с кораблем? И как они вообще вернулись? Старик об этом не рассказал. А он дурак и не спросил. Может все-таки, внести артефакт можно, а вот в самом мире чары все развеются, и он вернется к нормальным размерам? Тогда опять встает вопрос, что потом делать с кораблем? Может просто бросить его в том мире и просто вернутся уже без него?! Мда, дилемма. Посовещавшись с магом, они решили попробовать. Капитан запросил еще пятьсот талантов сверху, потому что о потере судна в договоре не было и слова. Кинор, конечно же согласился на новые условия.    

Старпом капитана с кораблем в руках первым вошел в пещеру. За ним капитан и остальная команда. Маг настоял, что бы Кинор пошел последним. В этих краях такие клиенты как Кинор, готовые платить и не сильно задумываться о суммах очень ценились. И поэтому маг с капитаном решили, что лишний раз подвергать его опасности не стоит.    

Юный «зодчий» с менкосом на руках шел последний. Войдя в темную пещеру, Кинор ни как не мог избавиться от чувства ирреальности происходящего: «Так, из мира в мир не ходят. Как дыра в горе может привести  в другую вселенную?! Это же  противоречит основным законам взаимодействия силы с пространством и материей. Он спинным мозгом чувствовал, какой-то подвох, но не понимал какой. Тут явно работал очень сильный маг. Или все-таки это просто аномалия?» Раздумывая о природе вещей, Кинор не заметил, как пройдя метров тридцать по прямому, но узкому и низкому коридору в глубине горы, он вдруг дошел до резкого поворота налево. Кинор решительно завернул за поворот…  и задохнулся от неожиданности. Войдя в пещеру посреди материка в одном мире, Кинор вышел в другом. А точнее вывалился из дыры в пространстве, на высоте пару метров от воды.  Упав в теплую воду, он сперва вспыхнул и четырхнулся от возмущения,  а потом под смех и улюлюканье других членов команды так же барахтавшихся в воде расслабился и тоже рассмеялся. Корабль дрейфовал неподалеку, вернув свои габариты назад, чары благополучно развеялись. И слава великим героям прошлого, что этого не произошло в самой пещере. Олененок менкос на удивление был тих. Он толи, не веря в свое счастье, лишился дара речи, толи затаился в предвкушении встречи со своей семьей.  Забравшись на судно, Кинор скомандовал следовать по координатам, которые дал ему лавочник. И как можно быстрее. Ему не терпелось побыстрей привезти менкоса на родной остров. Все еще ожидая бурной реакции олененка, Кинор удивлялся тому, что он продолжал быть очень тихим. Лишь иногда, образно выражаясь, прижившись к Кинору, он тонко дрожал. И излучал недоумение. Причины такого поведения Кинору были пока не ясны. Спустя неполных две недели хода по спокойным водам Менкоса, на горизонте, наконец, забрезжила суша. Олененок подобрался, приготовившись к прыжку крепко вцепившись в сознание Кинора, причиняя тому боль. Понимая состояние своего маленького друга, Кинор не сердился, а только немного ослабил хватку менкоса. Бросив якорь в лиге от берега, судно остановилось, и Кинор на шлюпке в сопровождении двух матросов поплыл к острову. Но вместо того что бы радоваться на душе у Кинора было очень не спокойно, он чувствовал неладное, а может это передалось ему от олененка. Приближаясь все ближе и ближе, он становился все мрачнее и мрачнее. А молодой менкос весь сжался, на него было жалко смотреть. Наконец шлюпка причалила к берегу, и Кинор жестами приказав матросам ждать его тут, осторожно взяв олененка на руки, пошел вглубь острова. Но отойдя буквально пару десятков метров от береговой линии он упал наземь, схватившись за голову, которая буквально взорвалась дикой болью. Это мысленно кричал от боли менкос,  передавая все свои ощущения Кинору. Выпав из его рук, олененок встал на свои восемь ножек и не обращая внимание на изнывающего от боли Кинора засеменил вперед. Сквозь пелену боли застилающая глаза, юноша не видел, что происходит и куда ушел менкос. Увидев, как наниматель катается по земле, держась за голову, подбежали матросы, пытаясь хоть как то ему помочь. Не имея возможность пользоваться магией, ему пришлось лишь ждать, пока все само не пройдет. Казалось, что пытка будет вечной, но вдруг все резко закончилось. И физическая боль сменилась отчаяньем, мрачным всепоглощающим отчаяньем и горем, от которого, хотелось наложить на себя руки.  Вскочив, Кинор бросился вслед за малышом. Забежав на вершину небольшой сопки, его взору предстала картина, которая еще долго будет преследовать его по ночам. Четыре дерева из все того же зеленного метала, смутно напоминавшие своими формами менкосов, стояли в ряд протянув свои ветви в сторону моря. А малыш, прижавшись к одному из деревьев, горько навзрыд плакал. Оглашая мир своим громким плачем. По всему Менкосу прошел невероятно громкий гул, от которого замирало сердце и перехватывало дыхание. Имея опыт общения с молодым менкосом, Кинор решил про себя, что ему конец. Как только тот начнет транслировать свои чувства на него, он этого не переживет. Но к своему удивлению, Кинор ничего не почувствовал, и он понял, менкос блокировал его сознание, что бы тот не пострадал. «Спасибо малыш»:- с чувством прошептал Кинор, - И прости.

Кинор обуреваемый чувствами и мыслями размышлял о несправедливости и несовершенстве, о жестокости, людской алчности и глупости. Тупо уставившись в одну точку молодой маг был эмоционально опустошен.

«Спустя некоторое время к нему подошел менкос и уткнувшись мордочкой ему в грудь ментально произнес»:- Спасибо тебе друг мой, что вернул меня домой. Время скорбеть прошло, настало время созидать. Я никогда не забуду того, что ты для меня сделал. Наступит день, когда ты меня призовешь, и я должен быть к этому готов.  Сейчас я слаб и одинок, но время залечит любые раны. Иди дальше своей дорогой и пусть надежда на лучшее всегда будет освещать твой путь. Дай мне имя дорогой друг, оно будет ключом для зова. Когда ты вспомнишь обо мне, произнеси имя, и я приду к тебе, где бы ты ни находился. Я буду сражаться с тобой бок обок, в этой жизни и во всех последующих. – и отстранившись от Кинора олененок стал ждать. Маленький, на слабых сгибающихся ножках  внешне выглядевший как почти настоящий олененок он стоял, немного покачиваясь от ветра, который дул с моря.  Стоял и выжидал, и пронзительный взгляд выразительных голубых почти человеческих глаз, проникал Кинору, прям в душу.

- Менкос. Я буду звать тебя Менкос.

Олененок кивнув головой в знак согласия, указал на нечто лежащее у его ног. Кинор  опустив глаза, увидел внушительный кусок, зеленного метала.

«Возьми мой друг это с собой», - прозвучало в голове у Кинора. – «Это плоть моего народа, она поможет тебе. А теперь иди и помни, когда все отвернутся от тебя, твой Менкос всегда будет рядом, чтобы не случилось. – сказал малыш и повернувшись осторожно ступая на гальку медленно удалился.

Кинор встал, поднял тяжелый кусок зеленного метала, и пошел к шлюпке. Спустившись с сопки, он увидел двух матросов лежащих там где недавно катался от боли он сам. Подойдя ближе, он увидел, что их головы были похожи на лопнувшие арбузы, а фрагменты мозгов были раскиданы вокруг них. Кинор был раздосадован тем, что теперь ему придется самому грести до судна. Он даже не удивился своей реакцией на смерть двух ни в чем не повинных людей, которые просто делали свою работу, пытаясь заработать на кусок хлеба, согласились пойти с ним на край света, где и нашли там свою смерть. Сердце Кинора ужесточилось. Отныне он не собирается сопереживать тем, кто готов ради пары серебряников губить красоту.

Доплыв до корабля он уже знал, что его там ждет. Судно было похоже на скотобойню, дюжина мертвых тел, осколки черепов, кровь и мозги по всей палубе.  Скинув тела в море, Кинор, поднял якорь и натянул паруса, он был уверен, что дойдет до прохода без проблем. Последний раз взглянув на остров, он отчетливо увидел образ Менкоса в небе и  корона из зеленного метала над его головой словно маяк излучала направленный луч света, указывая путь.

 

 

Эпизод третий.

 

Третий кувшин эля явно был лишним. Старые глаза слезились, а печень уже давно ждала визита хорошего мага целителя. Да и кости неплохо бы обновить. Правильно говорит людская поговорка – «Старость не в радость». Попытка встать с табурета окончилась неудачей. «Надо вызвать поломойку», - подумал он, отдирая от грязного пола щеку.

– А все он. Из-за него я тут торчу как петух на насесте и жду своего избавителя, - с ненавистью посмотрев на дверь, ведущую в подсобное помещение, прошипел старик. - А вот не буду ждать, сейчас вот пойду и прирежу мерзкое создание.- подбадривая себя, прокричал в пустоту.

Неровным шагом хозяин дома добрался до двери и с силой ее рванул. Но не удержался на ногах и снова упал, во второй раз, убеждаясь, что надо срочно звать уборщицу.

«Качаясь из стороны в сторону, размахивая руками и  сбивая с полок различные предметы, он подошел к шкафу, открыл его и цедя слова сквозь зубы, промолвил»: - Ну, что уставилась на меня, глупая скотина. Видеть тебя не могу. Урод. Зарезать бы тебя и на вертел. Хотя боюсь, мясо твое, если на огне его сделать будет слишком жесткое, а вот на суп в самый раз. Ну почему я не могу схватить тебя за твою тонкую шею и свернуть ее одним движением, а?! Скажи, мне почему. Ну! А-а, я совсем забыл, ты же косноязычная тварь и не можешь разговаривать.

- На мой взгляд, Лазарь, ты делаешь большую ошибку, разговаривая так с Гилириоментором. - вдруг раздалось за его спиной.

«Он медленно развернулся, разведя руки по сторонам, словно канатоходец, пытаясь сохранить равновесие, хватался за пустоту. Затем прищурившись посмотрел на гостя, будто видел того в первый раз, хотя сразу узнал по голосу»:- А, это ты. Чего явился? Прочесть мне лекцию о вреде алкоголя? Вошел вон. Это моя тюрьма.

- Лазарь, не льсти себе, твоя тюрьма будет не такая комфортная как это обитель  святого Лазаря. Хватит ныть. Как там наш Гилириоментор? – заглядывая за спину пьяно качающегося старика, спросил гость.

- А, что с ним станет. Сидит слюни пускает мелкая сволочь. – обернувшись на шкаф и сплюнув, сказал старик.

- Я тебя понимаю, друг мой. Но вспомни, ты сам вызвался на это. Я более чем кто-либо знаю, что это значит пасти Гилириоментора, да еще столько времени. У тебя мощное сознание, другой бы на твоем месте уже давно кормил бы червей или превратился бы в безумца. Ты неплохо держишься, друг. Кстати, как ты его называешь?

- Я прозвал его Менкос. И хватит меня мазать медом. – грубо ответил старик. - Скажи мне лучше сколько еще мне терпеть, потому что я чувствую что он начинает пробивать мою защиту. Потихоньку не спеша, проникает в глубинные слои сознания, коварная тварь. А ведь оно еще дитя. Что же из себя могут представлять взрослые, боюсь даже подумать об этом. Надо уничтожить их под корень.

- Ты же знаешь эту истории Лазарь. В эпоху когда привратники и канцлеры были еще в разработке, раса Гилириоменторов в свое время в сумасшедшие сроки практически захватила всю систему. Это прирожденные воины. Очень амбициозные и гордые создания. Каждый по отдельности стоил всей армии, а целый народ стоил всех сил конгломерата вместе взятых. У них нет недостатков, одни только достоинства. И если бы в последний момент, объединенные силы не смогли бы чудом захватить наследного принца, то мы сейчас жили бы в другом мире Лазарь. Вечный договор между королевской семьей Гилириоменторов и силами конгломерата положил конец войне и загнал их всех в резервацию. Мир тюрьму, который сотворили общими усилиями великие маги и боги прошлого, специально для них. И тем не менее, как мне думается в основном только честное слово и договор сдерживали их на протяжении всего этого времени. На нашу удачу, насколько мне известно они все вымерли. И только одно семейство выжило. Как ты понимаешь, королевское. Мы не видим в этом смысла, не понимали этого и тогда. Пожертвовать всем ради наследника, абсурд. Но тем не менее, это так. Ты сам все видел, когда шел забирать детеныша. Там никого не осталось. Он последний.  И ему понадобится семья. Мальчик будет хорошей заменой. По крайней мере, такой был план, помнишь?! Они составят отличную пару. Лучшего тандема и придумать невозможно.

- Перестань полоскать мне мозги. Я все это и без тебя знаю. Черт подери, это была моя идея, это я предложил. Забыл, что ли. Поэтому не надо меня уговаривать. Я и так знаю насколько это важно. Но когда все это затевалось, я и предположить не мог, что придется так долго ждать. Он меня убивает. – прокричал старик срывая голос.

- Дорогой мой друг, я знаю. – схватив его за плечи прошептал гость. – Не всегда все идет по плану. Но осталось немного. Ты выжидал века, подожди еще несколько месяцев. Скоро я буду знать его маршрут. И сообщу тебе. Там ты будешь его поджидать. Гилириоментор обязательно почувствует силу достойную его внимания. И надежду на свободу. Терпи Лазарь, ради нашего общего дела, терпи. Пацан должен пройти инициацию Гилириоментором, во что бы то, не стало. 

- А если мы ошиблись, и контакта не будет? – спросил Лазарь.

- Тогда вся операция это ошибка и нам придется искать другую систему, потому что в этой нам не жить.

Старик устало вздохнул, держась за друга, он дошел до кресла и тяжело  в него опустился. Он все понимал. Взявшись за это, он знал, что обратной дороги не будет. Придется стиснуть зубы и все довести до конца и выйти победителем, в противном случае его душе даже в чертогах принцев не будет места. Он не заметил, как старый товарищ тихо вышел из лавки, крепко затворив за собой дверь.

Прикрыв глаза, бывший владыка Лазарь очень хотел хоть немного поспать. Но возникший в голове образ милого олененка с большими голубыми глазами  не предвещал ничего хорошего. С не давних пор он стал являться к нему и в дневное время. А это значит, что очередной слой защиты пал.   Владыка приготовился к бою потому, что пара часов и его ждет еще  одна бессонная ночь наполненная ужасами. И вопрос,  встретит ли он рассвет оставался открытым.

 

Благополучно выбравшись из Менкоса, Кинор решил больше нигде не задерживаться. Он хотел поскорей добраться до Бильморро и начать свое обучение. За спиной полпути, события, произошедшие на Менкосе, не давали ему покоя. Почти сразу после этого он стал  видеть сны, а точнее один и тот же сон: он на острове на Менкосе и перед ним на сколько хватает глаз, был раскинут металлический лес, деревья  тянули к нему свое ветви, словно прося о чем то, а ветер, который дул со стороны леса доносил до его ушей шепот голосов. Кинор пока не понимал смысла этих слов, но каждый раз просыпаясь, он был уверен в том, что  придет время и он поймет, что ему хотят сказать, падшие родичи Менкоса. Кинор верил в судьбу, и то, что встреча с олененком Менкосом была не случайна, он в это верил. Образ маленького друга перед его глазами придавал силы и уверенности в себе, он являлся залогом того, что все будет хорошо. С момента, когда он рискнул открыть портал с ним стали происходить события, странные вещи, объяснить которые он пока не мог, пока. Временами Кинор пытался задумываться о их природе, но в основном юноша старался не забивать себе мозг всякой ерундой. У него была цель, к которой он шел. И он не собирался позволить чему либо или кому-либо в этому ему помещать. Вот так и здесь, первые дни после того как он выбрался из загадочного мира, Кинор был вне себя от злости и негодовал по поводу того какими порой могу быть люди. Он возненавидел людей, он хотел им той же участи, что пережил малыш Менкос. Но в силу характера и воспитания добрый мальчик не мог долго нести в себе эту ненависть. И он потихоньку отходил. Заменяя ненависть и злость, на осторожность и недоверие.

Он думал сейчас о предстоящем прыжке. В мир, в который его закинуло не было стационарного портала гильдии. Точнее был, но он сейчас на ремонте, какой-то бешеный гном вчера утром взорвал его, пытаясь не дать конкуренту провести свой груз. Поговаривали, что этот взрыв был заказной. Конкурирующая с гильдией компания планировала прибрать к рукам Неросту, промышленный мир в котором и застрял Кинор. Конечно же были и еще порталы и много, потому как в Неросту со всех концов свозили железную руду для выплавки стали, с Неросты и обратно  постоянно шли караваны. Нероста была центром по обработки железа. Тысячи гномьих плавилен трудились день и ночь, выдавая отменную, известную на многие сектора гномью сталь. Без которой и меч не меч и орало не орало. 

Гильдия на время приостановила работу всех порталов, по подозрению о еще возможных терактов. Можно конечно попытаться найти частника, который кинет Кинора дальше, но говорят, что сейчас никто не будет рисковать. Потому, что гильдия расследуя этот случай пристально наблюдает за всеми частными прыжками и магами которые их осуществляют. Ведь какая же эта удача для частного сектора, когда гильдия приостанавливает свою работу. Никто не откроет Кинору портал. По крайней мере, до официального объявления о конце расследования. И неизвестно было, когда все разрешится, и Кинор сможет продолжить свой путь.

Погруженный в свои мрачные мысли молодой «зодчий» сидел в припортовом баре и задумчиво рассматривал подарок Менкоса, кусок зеленного метала, плоть его народа, как он сказал.

- Интересная вещь, парень. – глубоким басом сказал бородатый гном нависая над столом, пристально разглядывая кусок метала, что был в руках Кинора.

- Интересная, - спрятав подарок в пространственный мешок, согласился молодой маг.

- Продаешь?

- Нет.

- Но ты же не услышал цену.

- Не интересует. Не на продажу.

- Так не бывает. На Неросте продается все, если цена подходит.

- Гном, ты никуда не спешишь? – устало спросил Кинор, Пытаясь отвязаться от назойливого коротышки.

- Неа, – ответил гном, плюхнувшись на свободный стул. - Куда тут спешить все порталы на замке. Мой караван должен был уйти еще вчера. Вот теперь сижу, трачу еще не заработанные таланты в этом баре. Слушай, если мы уже сидим. Давай за знакомство, за мой счет – и подозвав бармена, заказал четыре пинты гномьего пива. - Тебя как звать то? – спросил он.

- Кинор.

- А меня Силемон. Приятно познакомится.  Я купец. Привожу железную руду, закупаю у братьев гномов сталь, и развожу по мирам. Вот с этого и живу. А ты чем занимаешься. – обрушил на Кинор водопад слов и словосочетаний слишком говорливый гном, замолкая лишь для того что бы смочить горло пивом.  

- А я маг из ордена свободных магов, направляюсь на повышение классификации.

- О! «Зодчие». Уважаю. Помню, свела меня однажды судьба с одним из ваших, душевный был человек должен сказать. А пить то как умел, а. Мда, таких уже не производят. Старая школа. А вот я еще помню… - гном все говорил и говорил, а Кинор все мрачнел и мрачнел. Он уже пожалел, что вообще зашел в этот бар. Вот отличный пример, когда про кого-то говорят, что у него «язык без костей».

- Силемон, все это очень интересно. Но я наверно пойду. Устал. Мне бы поспать, – пытаясь улизнуть от незамолкающего гнома, начал было говорить Кинор.

- Что, уже уходишь? Правильно. Я тоже наверно пойду. В какую сторону ты идешь? В каком постоялом дворе ты остановился? Давай пойдем вместе. Вместе как-никак веселее. Да и безопасней. А слиток у тебя очень интересный, таких я еще не видел. А видел я все. Может, дашь заценить, а? Но если не хочешь как хочешь, конечно. Хозяин барин. Можно просто поболтать, я знаешь, сколько анекдотов смешных знаю.

«Кинор понял, что отвязаться от гнома не получится»:- Ладно Силемон, если я покажу тебе слиток ты меня оставишь в покое? Только сразу предупреждаю он не на продажу.  – и Кинор вытащил кусок метала из сумки и положил его перед гномом.

Гном моментально преобразился и перед Кинором чудаковатый болтун преобразился в самого настоящего профи. Аккуратно взяв слиток в руки, он стал рассматривать его со всех сторон. Взвешивая его на руках. Подносил к свету, и что-то тихо наговаривая, гном то понюхает его, то лизнет. Потом пытался просканировать. После чего у него на лоб вылезли огромные глаза, которые и без этого были на выкате.

- Метал не подается сканированию. – удивленно сказал гном.

- Все верно. На него вообще нельзя воздействовать магией. – уточнил Кинор.

- Поразительное качество. Это не возможно. Что за материал? Откуда он.

- Там больше таких нет. – отрезал Кинор давая понять, что гном задает не нужные вопросы.

-Все. Понял. Не дурак. А что ты собираешься с ним делать Кинор? Может, все-таки продашь? -  не унимался купец Силемон.

- Нет.

- Дам за него тысячу полновесных. – но увидев как Кинор свел брови вместе, быстро исправился, - Десять тысяч.

- Силемон, ты что не понимаешь общий? Сказано тебе не продается.

- Да ладно тебе, - взмолился гном. - Когда человек говорит, не продается, он имеет в виду, что не продается дешево. Десять тысяч это заоблачная цена. Столько  тебе никто не предложит, только я.

- Силемон, я сын Датана купца с двенадцатого сектора, и я очень хорошо разбираюсь в том, сколько может стоить товар подобного рода. Выставив его на аукционе на Далайне, я могу получить не менее ста тысяч золотых талантов, - и уточняя добавил, - полновесных.

- Может быть – согласился купец, - но Далайна далека, а я близко. Пятьдесят тысяч талантов, - гном весь задрожал от возбуждения.

- Уважаемый гном, я в последний раз тебе говорю. Что слиток не продам. Ни за пятьдесят и ни за сто. Я богатый человек и деньги меня не интересуют, а слиток подарок друга. Вот и все. Давай не будем сориться, и каждый пойдет своей дорогой. Как учил меня отец. «Если сделка сорвалась, то это не причина рвать на себе волосы и терять лицо. Будут еще сделки», ты теряешь лицо купец Силемон.

«Поняв, что, парень непреклонен, гном глубоко вздохнув, сказал, - Твой отец умный человек. Все верно. Что-то меня занесло. Давай начнем с чистого листа.  Не уходи, давай закажем, что-нибудь поесть, познакомимся поближе. Ты я вижу достойный человек, принципиальный. Я таких, уважаю. – и Кинор согласился.

Они заказали мясо голубого дракона, считалось, что мясо этого животного приобретет особый вкус, если перед подачей на стол, окропить его слезой василиска.

Гном оказался очень интересным собеседником. Он рассказывал Кинору о своих похождениях, о своей родине, о мире под названием Дигнея. Дигнея состояла из одной единственной горы, уходящей за облака высоко в небо и не большой долины перед ней. Его народ жил в этой горе, добывая различные ресурсы. Все свое детство Силемон провел, бегая по неисчислимым тоннелям и забойным шахтам. А повзрослев немного проводил время, сражаясь с вечными врагами горного народа - гобольтами и каменными монстрами великой горы, в этих сражениях молодые гномы приобретали навыки превосходных бойцов, и не было мастеров разбирающихся, в природе метала и других ископаемых лучше, чем гномы Дигнеи. А еще Силемон рассказал, о сокровищнице хранившийся глубоко в недрах горы, которую постоянно пополняли вот уже не одно тысячелетие. Однажды  еще совсем юным, когда у него еще не было имени, он с друзьями пробрался в сокровищницу. И то что он там увидел, тронуло молодого гнома до самой глубины души. Горы золотых слитков, холмы из самоцветов, сотни тысяч комплектов для полного обмундирования воина сработанные лучшими мастерами Дигнеи, неизвестные гному материалы и так далее и тому подобное. Для чего все это копится, никто не мог ему ответить. Копят, значит надо. С тех пор прошло много лет, он получил имя и стал настоящим специалистом как и его собратья, но за долгую жизнь он ни разу не встречал зеленного метала на подобии того что был у Кинора. Кинор знал, что миров подобных этому большое множество и вероятней всего, что Силемон сильно приукрашивал заслуги своего народа, но как же красиво он это делал. Молодому, «зодчиму» очень хотелось побывать в этой сказочной горе, но он понимал, что сейчас не время для экскурсий, он и так потерял много времени. Кинор в свою очередь поведал гному о днях проведенных им в ордене на горе Кендо. Заставляя Силемона охать и ахать рассказывая о экзамене на владение материей. Он рассказал о своих походах с отцом. Вспомнив об отце, ему взгрустнулось. И Силемон предложил поднять кружки и произнес тост за родителей, чтобы принцы никогда не смогли до них добраться.   Так они просидели до самого закрытия бара, употребив не один кувшин крепкого пива. Поддерживая друг друга, чтобы не упасть, они вышли из бара, и пошли в сторону постоялого двора. Дигнейский купец гном Силемон и молодой маг ордена «зодчих» Кинор за один вечер стали, чуть ли не лучшими друзьями.  Хотя выпили они и поровну, опытный, тертый жизнью гном еле стоял на ногах и хрипло горланил, какую-то свою гномью песню, а Кинор как ни странно более или менее держался, да еще и умудрился донести гнома до его покоев, хотя и его самого штормило не слабо. Возвращаясь неровной походкой в свой постоялый двор, Кинор думал о том, как он будет выбираться из Неросты. В эту ночь ему снились катакомбы Дигинеи, уродливые гобольты, и горы золота и самоцветов, на фоне улыбающегося Менкоса.

- Вставай, пьянь. – раздалось откуда то сверху.

С трудом разлепив глаза, Кинор увидел улыбающегося Силемона, который протягивал ему кружку с какой-то жидкостью.

- Силемон? – на всякий случай спросил он.

- Он самый. – улыбаясь ответил гном, радуясь что его узнали.

- На, выпей. Это лекарство.

- Это пиво, - пригубив кружку поморщившись, сказал Кинор.

- Ну, правильно, а я что говорю – лекарство. Пей давай, я уже полечился теперь твоя очередь, – настаивал гном.- После хорошей попойки нет ничего лучше пива. Кстати спасибо тебе, что довел до кровати, надо сказать, силен ты пить - не по годам. Скажи честно, у тебя в роду случайно гномов не было?

- Насколько мне известно, нет, - ответил Кинор, кряхтя присев на край кровати. Голова трещала, словно тысячи демонов устроили в ней танцы в брачный сезон, а во рту, будто тролли нагадили. Но сделав несколько маленьких глотков пива, он с удивлением обнаружил, что ему стало легче. 

- Умой лицо и пошли завтракать, я голоден как сотня гобольтов.

Расположившись на их вчерашнем месте, они заказали обильный завтрак, состоящий из дюжины яиц, двух огромных ломтя варенного мяса, соленного сыра и овощей, а на десерт им принесли невообразимых размеров посуду, практически таз с нарезанными  фруктами.  Плотно позавтракав, они завели беседу о блокаде переходов и вариантов того как можно уйти из Неросты.

- Кинор, я вот о чем подумал, - начал Силемон. – Метал, он ведь живой понимаешь?! Не годится, ему слитком в мешке болтаться, - и заметив как молодой маг начал хмурится, быстро добавил, - ты не подумай, я не завожу свою старую песню. И не пытаюсь тебя уговорить продать слиток. Но есть вариант, который может помочь нам обоим. По объему и весу он тянет на хороший комплект защиты. А что если тебе из него выковать доспех?! Учитывая его способность к антимагии, у тебя появится отличный эксклюзивный не имеющий аналогов комплект доспехов. Что скажешь?

«Кинор о таком варианте и не задумывался. А что, это может оказать очень кстати. И он спросил»:- А твой интерес, в чем Силемон?

- О! Я знал, что тебе понравится идея. Можно конечно заказать работу и здесь на Неросте, тем более я знаю пару тройку очень хороших мастеров. Но! Только на Дигнеи есть непревзойденный мастер Туваль, который ковал для самих королей. И только он сможет в полной мере оценить материал и выжать из него максимум возможное, создав воистину нечто шедевральное. И вот тут мы делаем следующее: мы идем в представительство Дигнеи на Неросте, тут не далеко, связываемся, то есть я связываюсь с Тувалем и предлагаю поработать над новым материалом. Он мир перевернет, что бы испробовать твой слиток в своих горнилах. У него хватит власти и силы  уговорить представительство открыть нам дипломатический портал, через который мы и уйдем. Гильдия не сможет ничего с этим сделать. Для меня, конечно, никто подобное делать не будет, а вот для пацана с редким слитком для Туваля, пожалуйста, ну и я под шумок пролезу. – Силемон замолк и стал ждать решения молодого «зодчего».

Кинор задумался. С одной стороны это действительно выход из сложившийся ситуации, неизвестно, когда еще запустят порталы. Да  и доспехи из антиагического материала будут очень кстати. Опять же, он увидит Дигнею, как и хотел, одно смущает, он катастрофически отстает от графика. Но делать нечего. Надо соглашаться.

- Давай гном, почему нет. Только быстрее пока я не передумал.     

Расплатившись, они вышли из бара и скорым шагом направились в представительство Дигнеи на Неросте.

Высокое здание из мегалитов гордо возвышалось над всеми остальными в этом районе. На входе стояли два огромных гнома, постовые, видимо специально выращенные для этой цели. Перекинувшись с Силемоном парочкой слов, они их пропустили. Внутренние убранство цитадели было не менее внушительным нежели внешнее. Высокие колоны подпирали сводчатый потолок с витиеватой лепниной. На стенах висели гобелены со сценами сражений, где доблестные гномы повергают своих извечных врагов гобольтов. Еще на них были изображены гномы добывающие руду, гномы ведущие переговоры и заключающие сделки с глупыми и недалекими людьми и орками, гномы на празднествах, гномы на похоронах, гному то , гномы се.

Обратив внимание на Кинора и на то, как тот был обескуражен этим самовосхвалением, Силемон улыбнулся, похлопал его по плечу и повлек дальше по коридору вглубь здания. По кривым коридорам которые явно повторяли формы туннелей и проходов в горе Дигнеи сновали гномы. Никто не сидел, сложа руки. Про гномов можно сказать многое – они до одурения жадные, дотошные и нудные, скучные без чувства юмора, но  вот в одном нельзя было обвинить гномов, так это в безделье. Это очень трудолюбивая раса. И если гномы, за что-то взялись, выжав все соки и в конец истрепав заказчику нервы, то можно спать спокойно, заказ наивысшего качества, будет выполнен точно в срок. А еще гномы всегда честны со своим заказчиком. Никто до сих пор не мог уличить их в непорядочности по отношению к клиенту.

Силемон усадив Кинора в одно из кресел для посетителей, и попросил подождать. А сам ушел договариваться, скрывшись за дубовой дверью. Подозревая, что болтливость являлась природным качеством народа Силемона, Кинор приготовился к долгому ожиданию.

- Принести, что-нибудь выпить, молодой господин? – вырвал Кинора из раздумий, мелодичный, нежный голосок. Подняв глаза на обладателя этого голоса, юноша задохнулся от восторга. Перед ним стояла молодая и прекрасная эльфиечка.  Ну, на счет молодая он скорее все погорячился, но то, что она была прекрасна, это было вне всяких сомнений, как впрочем, и все представители этой расы. Парень, застыл изваянием, купаясь в лучах неописуемой красоты. Легкий певучий смех вывел его из ступора заставив стать пунцовым.

- Пр.. прос.. прости что? – наконец выговорил он.

- Я спрашиваю, может быть, ты желаешь, что-нибудь выпить. Сегодня на редкость очень жарко. – сделав серьезным  прекрасное лицо, чтобы еще больше не смутить парня, спросила эльфийка. И лишь уголки ее губ предательски подрагивали и глаза лучились смехом.

«Если откажусь, - подумал Кинор, - то она просто уйдет и он наверняка ее больше не увидит, а если закажет что-нибудь то еще какое-то время сможет насладится ее обществом»:- Да, пожалуйста. Если можно сок.

- Какой? – улыбнулась девушка, ослепив Кинора ярким сиянием жемчужных зубов.

- На твой вкус. – сердце юноши по немного замедляло свой ход грозясь и  вовсе остановится.

Кивнув эльфийка ушла за соком, а Кинор глубоко вдохнул, потому что только сейчас понял, что практически не дышал, боясь спугнуть прекрасную девушку словно она была пугливой серной.

Следующие пять минут он был как на иголках, высматривая ее в коридорах. И вот, наконец она показалась неся поднос с хрустальным кувшином, в котором плескалась жидкость изумрудного цвета и бокалом из того же горного хрусталя.

- Сок из живительных  трав, с самого Эльфграда. – протягивая бокал Кинору сказала эльфийка и наполнив его на половину, поставила кувшин рядом с Кинором на небольшой столик. -  этот коктейль восстановит твои силы и выведет все яды из организма, и потом у него восхитительный вкус.  Кувшин заколдованный, напиток в нем все время будет прохладным. – сказала она собираясь удалится.

- Постой, не уходи - остановил ее Кинор, сам не веря в свою наглость, - Побудь со мной еще немного. Мне очень странно видеть тебя в таком месте. Расскажи о себе.

«Подумав немного прекрасная дива, улыбнувшись, присела на краешек кресла рядом с Кинором и начала свой рассказ.»:- Ну что же давай знакомится. Тебя зовут Кинор, я слышала, как ты разговаривал со своим другом Силемоном. А меня зовут Жасмин, я младшая дочь короля  Дарнего правящего в Эльфграде, что находится по соседству с Дигнеи. Когда ты восемнадцатая дочь, то шансов найти свое место под солнцем Эльфграда, практически нет. Вот отец и отправил меня в услужение «топору и молоту», - и увидев недоумение на лице Кинора указала на герб Дигнеи зарисованный на одном из гобеленов. Каменный топор и молот на фоне горы и солнца. Как залог мира и дружбы я уже триста двадцать лет прислуживаю топору и молоту. Семнадцать лет в представительстве, тут на  Неросте. А ты какими судьбами здесь оказался?

- Я? Я проездом, - загипнотизированный сладким голоском, Кинор не сразу нашелся, что ответить. – Я послушник ордена «зодчих» еду продолжить учебу у самого основателя ордена.

- А, что ты делаешь в представительстве Дигнеи?

- Пытаюсь выбраться с Неросты, порталы заблокированы, ты же знаешь. Вот мой знакомый гном и предложил использовать дипломатический портал. – как же легко и спокойно Кинор чувствовал себя подле этой нимфы.

- И с какой стати «топор и молот» откроют перед тобой портал?

- А у меня есть, редкий метал, обладающий антимагическими свойствами.

- Да ты что? Красивый наверно? – мечтательно закатив глазки, проворковала эльфийка.

- Ага. Очень. – все больше распаляясь Кинор полез в мешок за слитком, - Его мне дал друг, это длинная история, но я тебе как-нибудь расскажу. – достав слиток зеленного метала Кинор с готовностью стал протягивать его девушке. Как вдруг к ним подошел не высокий гном в возрасте с длиннющей бородой ржавого цвета.

- Игнос, что ты тут делаешь, а? Разве я не послал тебя в архив принести мне дело тысяча восемь сорок, дробь два? Сидишь тут болтаешь с клиентами.  Сочек попиваешь. А ну быстро поднял свою задницу с кресла, и бегом в архив, пока я тебя гобольтам на поругание не отдал, кусок ты троличего дерьма.  – грубо напал на бедную Жасмин  этот уродливый коротышка.

«Не помня себя от ярости, Кинор бросил слиток и схватил гнома за грудки»:- Да как ты смеешь, остолоп, так разговаривать с принцессой? Пусть она восемнадцатая дочь, пусть сосланная прислуживать «топору и молоту», но это не причина измываться над разумным существом, хоть она и из эльфов.

- Каких эльфов, кто  принцесса, что за восемнадцатая дочь,  ты о чем? Дурман травы покурил,  что ли, - совершенно ошалевший гном выпучив глаза, со страхом смотрел на разъяренного Кинора.

Тем временем принцесса Эльфграда Жасмин а может и Игнос -троличие дерьмо схватил слиток и побежал быстро удаляясь от Кинора и мелкого гнома.

Поняв, что его обманули, Кинор из красного стал белым от стыда и гнева. Выпустив гнома, он помчался за «принцессой».  Через мгновение разобравшись, в чем дело гном включил сирену. Охотник за редкоземельными металлами, был обречен.  Высококлассная защита цитадели сработала как надо - оконные проемы моментально закрылись металлическими щитами, переборки  разделили коридоры и помещения на отдельные отрезки и сектора, все двери без исключения автоматически заперлись на магические замки. По параллельным коридорам закрытые для общего использования  уже бежали полностью экипированные бойцы  Дигнеи, перекрывая все возможные ходы и выходы, которые по каким-то причинам не были перекрыты. Ну и на десерт, по всему зданию представительства автоматически был пущен усыпляющий газ. Служащие были защищены от газа, в то время как все гости, моментально погружались в глубокий сон.  

Пробуждение не сулило ничего хорошего, адски болела голова, а в глаза будто насыпали песка. Все тело ужасно ломило, и двигаться совершенно не хотелось. Кто-то заботливой рукой укрыл его одеялом и подложил под голову подушку. Последнее, что смог вспомнить Кинор, так это, как он несется по коридорам представительства пытаясь догнать «принцессу», которая сперла у него слиток зеленного метала.   А потом пошел, какой то дурно пахнущий газ, ноги словно что-то подкосило, тело парализовало, и веки моментально налились свинцом, последний кадр который поймал Кинор, это то что «принцесса» тоже упала, и с этой приятной мыслью он провалился в глубокий сон. Молодой маг понимал, что газ был частью защиты цитадели. И был благодарен гномам за их предусмотрительность. Грубо, но действенно.

«Где слиток», - подумал Кинор, окидывая взглядом комнату. – «Где я?!» 

Красиво обставленное помещение и мягкая кровать говорили о том, что о нем заботятся как о дорогом госте. Хрустальный фужер с красной жидкостью, по всей видимости, вином, стоял на маленьком круглом столике у самой кровати, чтобы легче было дотянуться. Кинор не стал себя уговаривать, а просто опрокинул в глотку не смакуя терпкое вино. Правда хрусталь по началу, вызвал в нем некоторые не приятные ассоциации, но жажда была сильнее. Вино сделало свое дело, смочило слизистую, и прогнало из головы туман. Он не заметил, как открылась дверь, в которую осторожно вошли.

-  Проснулся? – услышал он знакомый бас.

- Привет Силемон. – прокаркал Кинор. Мимолетно подумал о том, что пробуждении от о сна в компании бородатого гнома уже стало традицией – Поймали? – и получив утвердительный кивок, спросил,- Слиток?

- В безопасности твой слиток, успокойся.

- Что это было, - постепенно к Кинору стали возвращаться силы. Последствие воздействие газа быстро проходили.

- Суккуб! И не спрашивай, почему она решила напасть именно в цитадели, когда у нее было полно вариантов сделать это и раньше. Мой ответ- не знаю. Есть мнение, что она была подослана, с определенной целью - выкрасть твой слиток. Глава очень заинтересовался слитком и тобой. Будет разговор. Тебе предложат сделку Кинор. Серьезно обдумай предложение.

- Силемон , ты знаешь мою позицию. Слиток я не продам.

- Дружище, краем уха я слышал, что речь может идти о миллионе. Они готовы на это пойти. Мне кажется, что Туваль приложил к этом свою руку. 

- Не интересует.

- Да ты с ума выжил. Ты хоть представляешь, как может выглядеть миллион полновесных талантов?

- А сколько получишь ты? – в упор, посмотрев на гнома, спросил Кинор.

- Что? Ты о чем? Я? Как ты можешь? Ты за кого меня принимаешь? – задохнувшись от обиды, набычился Силемон.

- А чего ты задергался, гном? Слишком много вопросов для того кому нечего стыдится. Теряешь хватку Силемон. Ты забыл. Я сын прославленного на весь сектор купца. Я вижу тебя на сквозь. Продажная ты шкура. Хотя, а чего я еще ожидал от гнома. Вам ведь слово дать все равно, что троллю в карман нассать.- Кинор намеренно оскорбил гнома желая вывести того из себя.

- Поосторожней сын человека. Перегибаешь палку. – гном весь потемнел от гнева. – Ты забываешь где находишься. Это тебе не твои ясли в Хилоне. Это мать его представительство Дигнеи на Неросте. Следи за языком.

- Вот оно, истинное лицо горного народа. – шел на рожон Кинор. – И что теперь? Труп мой скормите собакам или все-таки удосужитесь сжечь? И редкий металл получите и платить не надо.

- Это бизнес, мелкий ты придурок. – сорвался на крик гном. Потом взяв себя в руки, более спокойно продолжил. – Кинор, я не отрекаюсь от своих слов, зря ты меня обижаешь, и мой народ тоже. Никто тебя грабить не будет. Попробуют надавить, еще лучшим предложением вот и все. А упрешься рогом, плюнут и будут жить дальше. И да, мне, если получится тебя уговорить, обещали пять процентов от суммы сделки. Разве я совершил, что-то плохое?

- Мне не нужна сделка, мне нужны обещанные тобой доспехи и выход из этой дыры. А если ты выполнишь свое обещание, то я в свою очередь обещаю: если в мои руки, когда-либо попадет еще вот такой вот образец, я его тебе подарю. По рукам?

- Не надо меня подкупать, - буркнул Силемон. Я и так сделаю все что обещал. Но конечно если в таком случае ты решишь вспомнить о старике Силемоне, я буду тебе признателен. 

После этого разговора были еще несколько, с разными гномами, все крутилось вокруг слитка и возможности его продажи. Кинору предлагали огромные суммы денег, драгоценных камней и целые караваны, груженные редким товаром. Рай для купца. Но Кинор не стал размениваться по мелочам. Он позвоночником чувствовал, что плоть родичей Менкоса не раз еще спасет ему жизнь. Силемон связался с мастером Тувалем по особому артефакту и повел речь о заказе на комплект доспехов из неизвестного металла. Силемон был уверен, старому мастеру давно было все известно. Скрепя сердцем он шел против своего естества, отвергая очередное крайне выгодное предложение.  В конце концов, Туваль дал себя уговорить и принял заказ, назначив цену за работу в двести семьдесят тысяч талантов. Силемон потерял дар речи, услышав сумму. Самые лучшие работы мастера стоили в десятки раз меньше. Но мастер был не приклонен. Озвучив сумму, Силемон рассчитывал, что Кинор передумает. Но он просто сказал, что надо договариваться. Деньги не проблема. Откуда такая уверенность Кинор опять же не смог бы сказать точно. В последнее время многое из того что он делал было сделано по наитию, и пока что он не оставался в проигрыше. Заключив контракт с великим мастером Дигнеи, Кинор с Силемоном приготовились к прыжку на родину гнома. Представительство открыло дипломатический портал, проведя Кинора и купца в самое сердце Дигнеи, в зал славы «топора и молота».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
2 часа назад, DU_DU сказал:

Много букв ,но я смог) прочитал, пока на работу ехал в транспорте :clap2:Интересно

Это только начало. Букв будет еще  очень много. Очень много!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.
Примечание: Ваш пост требует одобрения модератора, прежде чем станет видимым.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...