Перейти к содержанию
Авторизация  
ЙОЖА

Головоломка Стивенсона

Рекомендуемые сообщения

Наткнулся тут на интересное чтиво))Прочел с великим удовольствием..Вобщем для любителей подумать)) :friend:

 

 

Все мы знаем увлекательный роман Роберта Льюиса Стивенсона (1840-1894) «Остров Сокровищ». Но каков жанр этого романа? Что это? Выдумка для детей или политический памфлет, укутанный в интриги и спрятанный за морями - подальше от цензуры?

Если «Остров Сокровищ» - детское чтение, то почему английский премьер-министр Уильям Гладстон (1809-1898), парламентский тигр и мастер красноречия, забыл о государственных делах и всю ночь напролёт «глотал» роман Стивенсона?

Роман захватывал любого читателя?

Или там - множество таинственных намёков?

Часть первая

Роберт Льюис Стивенсон

f03.jpg

Впервые роман «Остров Сокровищ» вышел в Англии в 1883 году. С тех пор много раз переиздавался по всему миру. В Англии, США, Царской и Советской России. Роман иллюстрировали, экранизировали. Всегда подчёркивали авантюрный сюжет и яркие психологические портреты. Главного героя - мальчика Джима Хокинса, его честных друзей и недругов - шайки пиратов Джона Сильвера.

В СССР «Остров Сокровищ» экранизировали трижды.

Первый раз - в 1936 году. Наш знаменитый актёр Николай Черкасов сыграл эпизодическую роль старого морского волка - пирата Билли Бонса. Черкасов - украшение фильма. Но увы! Роман Стивенсона стал... революционным боевиком.

f04.jpg

Вторая экранизация, 1971 года, оказалась более удачной. Роман не переделывали. На роль матёрого пирата-лицемера и шутника Джона Сильвера пригласили колоритного русского актёра Бориса Андреева. Роль сыграна великолепно. Статный, крепкий Андреев больше всего подходит под описание Сильвера, оставленное Стивенсоном.

Уильям Эварт Гладстон, четырежды премьер-министр Англии, всю ночь напролет читал "Остров сокровищ"

 

Однако Андрееву не объяснили всех тонкостей роли. В романе Сильвер мечтает стать членом английского парламента и разъезжать в карете («When I’m in Parliament and riding in my coach...», гл. 11). Для этого ему и нужны сокровища. Сам Сильвер далеко не беден. У него даже счёт в английском банке.

И всё же в эпоху «развитого социализма», когда восхищение Англией было тайным, - экранизация «Острова Сокровищ» подверглась цензуре. Вырезаны все упоминания о парламенте и банковских счетах! И Андреев сыграл просто «джентльмена удачи». Отнюдь не пирата Сильвера, мечтавшего стать депутатом!

Третья экранизация, 1982 года, напоминает карикатуру. С шумом и гамом, изменённым концом. Грузного Сильвера заменил худосочный Олег Борисов. Этот вариант мы видим чаще. А политические намёки тоже изъяты.

Писатель Стивенсон в современной Англии фигура немодная. А ведь раньше, на рубеже 19-20 веков, выходили целые собрания его сочинений. Там были и политические статьи, и исторические наброски. Но постепенно его имя упоминается всё реже, как бы принижается. Его начинают считать писателем чуть ли не средней руки.

Особенно очерняют имя Стивенсона космополитические круги.

Причины неприязни скрывают. Вот, по нашему мнению, одна из них.

В «Острове Сокровищ» один из главных злодеев - пират Израэль Хендс. Он и первый сообщник Джона Сильвера. Именно Хендсу Сильвер доверяет замысел стать членом английского парламента. Израэль Хендс много раз пытается убить главного героя - юнгу Джима Хокинса. Но в наш век злодей может носить любое имя - только не Израэль!

А ведь Стивенсон не случайно выбирал имена персонажей «Острова Сокровищ». Он ненавидел фарисейство и так называемую «светскую мораль», игру в «респектабельность», «попытку скрыть лицемерие под буквой закона». Об этом много писал. Его антипатия к фарисеям не была тайной. И Стивенсон, оказывается, любил читать Св. Евангелие от Матфея.

С раннего детства, с рассказов своей няни он любил историю. Его предки по отцу сооружали маяки в эдинбургском порту. А Эдинбург - это столица Шотландии. Все пращуры Стивенсона - родом из Эдинбурга. Прапрадед по матери был профессором этики в Эдинбургском университете.

Первая публикация Роберта Стивенсона - на техническую тему. Позже сдал экзамен на адвоката, но жизнь стряпчего отвращала его. Страсть к истории и отточенный литературный стиль создали писателя Роберта Льюиса Стивенсона. С этим пришлось смириться отцу, инженеру по маякам.

Знаменитый английский адмирал Эдвард Хоук. Под его началом якобы "служил" пират Джон Сильвер

f05a.jpg

Можно считать Стивенсона шотландским националистом. Так часто он писал о Шотландии, её поэзии, писателях, реках, её прошлом. Но не выносил политической трескотни и честолюбивых игр ради власти. Его невозможно представить в рядах нынешней SNP - Шотландской Национальной Партии (кстати, её возглавляет «шотландец» Алекс Салмонд, бывший банковский служащий).

Друзья Стивенсона сравнивали его со знаменитым английским историком Джоном Ричардом Грином (1837-1883). Имя Грина нам сейчас почти не известно. В советские годы его лишь едва упоминали. Современная Англия тоже избегает. Но ведь Грин вырос на английской почве, как Стивенсон на шотландской. Грин воспевал английский дух, Стивенсон - шотландский.

Ни Грин, ни Стивенсон не приняли бы «Англии и Шотландии для всех». Например, Грин вместе с другими английскими историками (они составили целый комитет!) резко обличал премьер-министра Дизраэли и его дружбу с Турцией.

Литература Стивенсона национальна.

Нравится вам почвенничество? Тогда вам нравятся или, напротив, не нравятся историк Грин и исторический романист Стивенсон.

Лесли Стивен, историк литературы, сравнивал их обоих: «Вы показывали кусочек старой стены или склон холма, и это немедленно открывало перед ним /Грином/ глубины прошлых веков, выявляя минувшие социальные порядки и рост наций. Так и Стивенсон, услыхав короткий рассказ о каком-либо историческом лице, делал его ядром повествования, и он был на месте героя романа, окунувшегося в круговорот волнующих приключений».

Это верная оценка. Стивенсон хорошо знал писателей, черпавших свои сюжеты в старинных летописях, например, Шекспира. Даже римский император Марк Аврелий, языческий философ и политик, был интересен ему. А из писателей приключенческого жанра Стивенсон предпочитал Александра Дюма и Даниэля Дефо.

У нас знают Дефо по его великолепной книге «Робинзон Крузо» (первое издание - 1719 г.). Однако Дефо занимался и общей историей пиратства, которая переиздавалась в Лондоне в 1926 и 1972 годах. Этот факт обычно замалчивают.

Стивенсон ценил каждое слово, отсекая всё лишнее. А вот нынешние его ненавистники из американского Гарварда твердят, будто Стивенсон писал только ради денег.

Гарвардский историк литературы Р. Кили в 1965 году выпустил даже книгу о Стивенсоне, полную злобных нападок. Кили пренебрежительно назвал «Остров Сокровищ» «очень простой книгой». Это-де не «Одиссея» и не «Том Сойер». Стивенсон, по Кили, даже не исторический романист. «Литературоведа» не устраивает уже начало романа. Главный герой, молодой Джим Хокинс, начинает свои воспоминания с 17.. года! Стивенсон, опять-таки по Кили, не сумел сказать, «насколько задолго до 17.. приключение в самом деле состоялось»!

Докажем, что эти нападки - чистый вздор!

Как действие «Острова Сокровищ» могло происходить «задолго до 17..»? Ведь матери Хокинса принадлежал постоялый двор «Адмирал Бенбоу», где юный Хокинс прислуживал. Однажды в «Адмирал Бенбоу» заглянул беглый пират Билли Бонс, которого выслеживала шайка Джона Сильвера. Вот - завязка «Острова Сокровищ».

Но ведь адмирал Бенбоу - личность историческая, а не вымысел Стивенсона!

Джон Бенбоу начал службу в английском военно-морском флоте ещё при короле Карле II Стюарте, в 1678 году. Боролся с пиратами в Средиземноморье - с алжирскими и тунисскими магометанскими морскими разбойниками. Захватил два алжирских военных корабля. Один из них вошёл в состав ВМФ Англии. Позже Бенбоу работал на судоверфях, воевал с французами на море. Англия в то время делила влияние с Францией в Европе и в колониях за океаном. В сражениях с Францией и отличился Бенбоу.

В 1701 году его, уже контр-адмирала, послали во главе флота в Карибское море - перехватывать крупные испанские торговые суда, груженные серебром. Они не должны были попасть в руки французов.

А тут возьми и разразись война. Да не простая, а общеевропейская - война за Испанское наследство (1701-1714).

Что это за война? Испанский трон опустел. Старый король Испании Карлос II Габсбург умер в 1700 году, не оставив наследников. Трон должен был достаться близким родственникам умершего. Либо французскому принцу Филиппу Анжуйскому (из рода Бурбонов), либо австрийскому принцу Карлу Габсбургу. Но родичи ненавидели друг друга. И каждый искал союзников.

Англия, как антипод Франции, заключила союз с австрийцами - против французов. Эскадра адмирала Бенбоу в «деле» (говоря старым русским военным языком) у мыса Санта-Марта - у берегов современной Колумбии, в Карибском море, сошлась с французской эскадрой знаменитого Дюкасса.

Жан-Батист Дюкасс - французский пират на службе короля Людовика 14. Торговец неграми. Сорвиголова. Во время войны за Испанское наследство Дюкасс сумел не раз привести груженные золотом испанские корабли в родную Францию. Короче, Дюкасс был достойным противником Бенбоу.

Бенбоу был тяжело ранен и вскоре умер - там же, в Карибском море, на острове Ямайке, в 1702 году.

Кто победил - французы англичан или англичане французов - предмет спора историков. Но для народного английского сознания Бенбоу стал героем - он погиб за Англию!

Слава Бенбоу жива в Англии до сих пор! Так же, как до сих пор Испанией правят «испанские короли» из французского дома Бурбонов. А это ведь плод войны за Испанское наследство!

Итак, постоялый двор «Адмирал Бенбоу», описанный в «Острове Сокровищ», никак не мог быть построен «задолго до 17..». Гарвардский «литературовед» изумительно глуп.

Война за Испанское наследство кончилась в 1713-1714 годах - серией мирных договоров. Австрийский принц Карл Габсбург, назвавший себя «испанским кролём Карлосом 3» и одно время занимавший и Барселону, и даже столицу Испании Мадрид, остался в родной Австрии. В Австрии он стал Императором «Священной Римской Империи» Карлом VI.

Эта «Империя» с выборными Императорами была слоёным пирогом из многих изогнутых княжеств, раздутых герцогств, карликовых «вольных городов», известных торгашеством. Все они чеканили свою монету и содержали свои войска. Император тоже имел свои войска и немалое влияние внутри австро-германских земель.

С 16 века императорский титул напрочь сросся с австрийским домом Габсбургов, хотя далеко не всем немцам это нравилось. В 1740 году Император Карл 6 умер. И вспыхнула новая война - уже за Австрийское наследство. И эта война тоже тесно связана с «Островом Сокровищ».

Что это за война - за Австрийское наследство?

Император Карл VI Габсбург не имел сыновей. И завещал императорскую корону своей дочери Марии-Терезии (так называемая «Прагматическая санкция»). Англия в 1731 году признала завещание Карла. Другие европейские державы тоже признали.

Но как только в октябре 1740 года Карл 6 умер, европейские державы решили вмешаться в делёж наследства. Аппетит прорезался у многих. Среди них - прусский король Фридрих II Гогенцоллерн; курфюрст (= герцог) Баварии Карл-Альбрехт Виттельсбах; король Франции Людовик 15 Бурбон; король Испании Филипп V Бурбон. Для старого Филиппа V война стала часом отмщения - 40 лет назад австрийцы рвали на части Испанию. Теперь испанцы наверстают упущенное!

Англичане вспомнили долг джентльменов и протянули руку помощи 23-летней Марии-Терезии. Давних соперников - голландцев, которые владели огромной торговой республикой, англичане приманили золотом. Соединённые провинции Голландии, вдохновлённые английскими деньгами, прониклись сочувствием к Марии-Терезии. Их праведный гнев совершенно понятен. Злодеи, испанцы и французы, покушаются на честь древней Австрийской монархии!

Голландская колониальная империя трепетала от соседства французов и испанцев. Англичан голландцы тоже не любили. Но из всех зол в союзники выбрали меньшее - Англию.

Фридрих II Прусский имел идею-фикс - отобрать у австрийцев Силезию (нынешний юго-запад Польши). Силезию отобрал, накрепко привязав к прусской (германской) монархии.

Баварский правитель Карл-Альбрехт взял Прагу и силой оружия заставил чехов провозгласить себя чешским королём! Во Франкфурте-на-Майне он стал «Римским Императором» Карлом VII. Но австрийцы выгнали Карла VII и из Праги, и из баварской столицы Мюнхена (дважды). С горя Карл VII умер. Его сын Максимилиан III помирился с Австрией и выбыл из войны.

Австрийцы сражались с испанцами в Италии, а англичане и голландцы с французами - на Рейне в Германии и во Фландрии (современная Бельгия). Английский флот бомбардировал итальянский Неаполь, бывший под испанской властью.

Таково краткое описание драматичнейших событий войны за Австрийское наследство.

А мы возвращаемся к роману «Остров Сокровищ».

Слепой пират Пью, лазутчик Сильвера, нищий, головорез, пробирается к постоялому двору «Адмирал Бенбоу». Пью говорит, что он матрос-инвалид, сражавшийся за Англию и потерявший зрение на морской службе. Пью лживо восклицает: «Благослови, Боже, короля Георга!»

Но Георг I был английским королём в 1714-1727 годах, а Георг II - в 1727-1760 годах.

Положительный герой романа - доктор Ливси вспоминает, как он сражался при Фонтенуа (современная Бельгия) и был ранен. Битва произошла в 1745 году в разгар царствования короля Георга II, то есть во время Войны за Австрийское наследство - за наследство Императора Карла VI Габсбурга.

Значит, действие романа происходит при Георге II, в середине XVIII века.

Стивенсон отставляет ещё один ключ к отгадке.

Главные герои, в чьих руках оказалась пиратская карта Острова Сокровищ, нанимают корабль в Бристоле. Разговорчивый сквайр Трелони «случайно» знакомится с Джоном Сильвером. Тот, конечно, имеет про запас готовую биографию. Ногу потерял-де, сражаясь за Англию под командой «бессмертного Хоука», и даже не получает пенсии. Трелони верит Сильверу на слово и сокрушается, в какое противное время мы живём! Так Сильвер оказывается в советчиках у Трелони и тотчас протаскивает на корабль своих пиратов, якобы честных, бывалых матросов. И даже в своём трактире «Подзорная труба» Сильвер вспоминает адмирала Хоука!

Адмирал Эдвард Хоук (1705-1781) - не выдумка Стивенсона. Это морской герой Англии (Хоук - в русском дореволюционном написании - Гауке, Гаук, Гок). Морскую службу начал с 15 лет и прошёл все ступени. Служил и у побережья Западной Африки, и в Средиземном море, и в проливе Ла-Манш, и в Карибском море. Имя Хоука прогремело во время войны за Австрийское наследство (1740-1748).

В 1744 году Хоук, командир корабля «Бервик», отличился в огромном Тулонском морском сражении с французским и испанским флотами. Англичане под общим командованием адмирала Мэтьюса имели 28 линейных кораблей (по испанским данным - 32). Французская эскадра де Кура - 16 линейных кораблей. Испанская эскадра адмирала Хуана Наварро - 12 линейных кораблей.

В артиллерии англичане значительно превосходили французов и испанцев. 2144 орудия против 1740! Но английская мощь была распылена из-за ротозейства и зависти. Английский вице-адмирал Лесток, командовавший аръергардом из 8 линейных кораблей, вообще намеренно отстал и не принял участие в сражении. Якобы Лесток терпеть не мог Мэтьюса. И «не понял» его приказа!

Из оставшихся 20 линейных кораблей только 8 или 9 (по английским же данным!) вынесли всю тяжесть сражения. Остальные тоже «случайно отстали».

Флагманский корабль Мэтьюса - «Намюр» - был изрядно потрёпан. А английский линкор «Мальборо» и вовсе искалечен - испанским адмиралом Наварро! За победу над Англией испанский король Филипп 5 даровал адмиралу Наварро титул маркиз де ла Викториа («маркиз Победы»)!

На фоне грандиозного поражения лишь отвага Хоука радовала сердца - он сходился с вражеским испанским кораблём на пистолетный выстрел (около 40 метров) и бил в упор. Хоук заставил один испанский линкор - «Подер» - спустить флаг.

Тулонское поражение 1744 года взбесило англичан. Весь командный состав был отдан под суд (вызывали сотни свидетелей!) и на растерзание парламенту.

В 1746 году Мэтьюса уволили из флота. Его сына заставили уйти из армии. А Лестока, ещё более виновного, ... оправдали. Его покрывали парламентские заправилы.

В том же 1746 году Хоук стал контр-адмиралом. В 1747 году одержал победу над французским флотом у испанского мыса Финистерре. Тогда он привёл в Портсмут шесть захваченных французских линейных кораблей!

Войну за Австрийское Наследство завершил Аахенский мир 1748 года.

Однако европейские державы, чуть поостыв, стали готовиться к новой схватке.

Франция властвовала в Америке, отрезав английским колониям путь на запад - к реке Миссисипи и дальше - в глубь Нового Света. Даже Огайо и Ниагара, ныне символы англо-саксонского могущества, были в руках французов. Город Питтсбург назывался по-французски - форт Дюкен. Детройт имел французское имя - форт Поншартрен. Нынешняя Канада принадлежала французам.

Английским министрам нужен был союзник против Людовика 15. Союзник, напоминавший бультерьера. Готовый за хорошую субсидию вцепиться во Францию. Уже на исходе войны за Австрийское наследство английский лорд-канцлер Гардвик нашёл такого союзника - Пруссию Фридриха II Гогенцоллерна.

Правда, английский король Георг II был и князем маленького немецкого княжества Ганновер. Его тревоги за Ганновер чуть было не привели к союзу англичан с Царской Россией - против Фридриха II.

Но английские министры настояли на своём, и в 1755 году Англия заключила союз с Пруссией. Союз был скреплён не словом джентльмена, а - золотом. А за деньги Фридрих II и его наёмная армия были готовы воевать с кем угодно. С Францией - так с Францией, раз заплачено. Австрию Фридрих II не терпел и бесплатно. Но за деньги - вдвойне! Так началась Семилетняя война (1756-1763)!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Австрия, Франция и Россия заключили союз против Фридриха II Гогенцоллерна. Маркиза де Помпадур, правившая государственными делами при Людовике XV, Мария-Терезия Австрийская и Императрица Елизавета Петровна - три самые ненавистные женщины для Фридриха II (вообще женщин не любившего).

Блестящие победы в Семилетней войне чуть было не покончили с государством Гогенцоллернов!

Пока Фридрих II разбойничал на английские деньги в Европе, Англия начала земельный передел в Америке и в Индии, продолжив сводить счёты с Францией. Англо-французская борьба в колониях завершилась английской победой в 1763 году по Парижскому (Версальскому) миру. Англия получила Канаду и все земли к востоку от Миссисипи, кроме Нового Орлеана. Англия осилила французов и в Индии.

Во время Семилетней войны Хоук искал решающей схватки с французами. В 1759 году, у побережья Франции, у Киберонского залива, Хоук разгромил французский флот. В 1762 году захватил испанские грузовые корабли, перевозившие сокровища. Разбогател.

В 1766 году Питт-Старший, премьер-министр, назначил Хоука Первым Лордом Адмиралтейства. Известный своей строгостью, Хоук не давал спуску подчинённым и лично председательствовал на бесконечных заседаниях Совета Адмиралтейства. Только в январе 1771 года он ушёл в отставку по болезни.

Чем же для нас ценно упоминание Хоука Сильвером в романе «Остров Сокровищ»?

Пиратский «капитан» Сильвер мог прикрываться именем «бессмертного Хоука» после 1744 или 1747 года, но в любом случае до 1766 года. Тогда Хоук, глава Адмиралтейства, легко узнал бы - служил ли под его началом мнимый капитан Сильвер?

Теперь обратим внимание на биографию пирата Джона Сильвера.

Уже во время плавания к Острову Сокровищ юнга Джим Хокинс захотел достать яблок со дна бочки. В бочку-то залез, но скоро заснул от качки. Проснулся от разговора матросов, оказавшихся... пиратами! Так говорится в 11-й главе «Острова Сокровищ».

Сильвер, эдакий добродушный повар, остряк, поборник дисциплины, - оказывается, главарь шайки пиратов! Готовит бунт на корабле! Сильвер откровенничает, не подозревая, что его подслушивает Хокинс.

Дадим перевод английского текста, пользуясь полными и не исправленными нью-йоркскими изданиями 1906 и 1988 годов. Сразу заметим, что перевод М.Зенкевича, опубликованный в двухтомнике избранных сочинений Стивенсона издательствами «Литература» и «Тэд-Сэмпл» (М., 2000), - никуда не годен.

Зенкевич плохо знает английский язык и сократил авторский текст. Да и сам текст Стивенсона не всех устраивает. Поэтому часть ключевых авторских выражений изъята.

Приводим оригинальный текст Стивенсона.

Сильвер говорит: «Флинт был капитаном; я был старшиной-рулевым по моему шпангоуту. При одном бортовом залпе я потерял ногу, а старый Пью лишился зрения. Один знающий офицер-хирург ампутировал мне ногу - он был из колледжа и весь напичкан латынью. А почему нет? Но он был повешен как собака и высушен на солнце, как остальные, в Корсо Касл (Зенкевич выбросил указание на местность. - Н. С.) Это были люди Робертса, и всё произошло из-за того, что они меняли названия своих судов - «Королевская удача» и так далее. Я вот думаю, как окрестили судно, так и не меняй название. Так было и с «Кассандрой», что доставила нас целёхонькими домой с Малабара, после того как Инглэнд взял вице-короля Индии...»

Зенкевич спутал Англию (England) Lf0131Tс фамилией известного пирата Инглэнд (England). И перевёл последнюю фразу Стивенсона: «... после того, как Англия учредила вице-королевство в Индии» (с.68)!

Разумеется, Стивенсон этого не мог написать. Все в Англии знали, что английский наместник в Индии стал именоваться вице-королём только в 1878 году, вскоре после провозглашения королевы Виктории Императрицей Индии.

Её новый титул был изобретением Дизраэли, тогдашнего английского премьер-министра. За это Дизраэли стал даже графом Биконсфильдом. Гладстон иронично заметил: «Я никогда не прощу себе, что он /Дизраэли/ не сделал себя герцогом».

Весь рассказ Сильвера - нить фактов из истории морских разбоев. Кто такой, например, Робертс, которого упоминает Сильвер? Это реальный человек. Пират, чью биографию сейчас изучают в Оксфорде. Его полное имя - Бартоломью Робертс. Он потопил около четырёхсот (!) судов всех наций.

Особенно жесток Робертс был с французами, давними врагами англичан. Может быть, поэтому суд английского Адмиралтейства многих пиратов из шайки Робертса не повесил, а часть даже оправдал! Американцы до сего дня восторгаются Робертсом. Одевался как денди. Одежду шил на заказ. Главное - неукоснительно соблюдал Субботу!

Сильвер - выходец из омута, где заправляли «люди Робертса». Не они ли научили его изящным манерам и отменному фарисейству?

В романе Сильверу противостоит покаявшийся пират Ганн, молящийся по воскресным дням. Лёгкий штрих для догадливых читателей!

Что же касается Робертса, то его ранняя биография не известна. В 1720 году он второй помощник капитана на английском работорговом корабле «Принцесса», который шёл с грузом негров у берегов Гвинеи, в Западной Африке.

А такое историческая Гвинея? Это огромное побережье, где в 1960-х годах «борцы с колониализмом» нарезали сразу 9 государств - от Гвинеи-Бисау и Гвинеи до Дагомеи (Бенина).

И сегодня страны исторической Гвинеи - лакомый кусок для авантюристов всех мастей. Кстати, изучая хронику недвижимости в Москве, я обнаружил упоминания о поставках либерийской древесины для «элитных» паркетов. Не в том ли причина жгучего любопытства «россиянской» печати к гражданской войне в Либерии, захватившей и соседние государства Гвинейского залива? Из этих государств потоками текут рудные богатства, какао, орехи, пальмовое масло.

Итак, Робертс начал карьеру не с задворок мировой торговли, а с лакомых берегов.

Его судно захватил кровавый пират Хоуэлл Дэвис, тоже выходец из Англии. Робертс примкнул к разбойникам и проявил завидное рвение, став уже правой рукой Дэвиса.

Но пиратам не повезло. На острове Принсипе, тогда - португальской колонии (ныне - африканское государство Сан-Томе и Принсипе в Атлантике, западнее Габона), Дэвис был убит. В отместку за его гибель пираты сожгли дотла островную португальскую крепость и город. Вожаком избрали Робертса.

Робертс, как оса, носился по морям и океанам. Разил рыболовов Ньюфаундленда (Канада). Одолел эскадру губернатора Барбадоса в Карибском море. Напал на португальские торговые корабли, гружённые золотом. Те шли у побережья Бразилии под охраной мощных военных кораблей. Всюду Робертс выходил победителем, меняя корабли.

В 1722 году Робертс захватил английский фрегат, принадлежавший Королевской Африканской Компании. Фрегат переименовали в «Королевскую удачу». Сильвер верно называет корабль Робертса.

На этом корабле Робертс атаковал Запад Африки - Невольничий Берег.

Что такое Невольничий Берег? Это необъятные края между устьями полноводных рек - Вольта и Нигер. Сейчас на этих землях сразу 4 государства - Гана, Того, Бенин и гигантская Нигерия.

Но река Вольта (с притоками - Чёрная Вольта и Белая Вольта) и река Нигер текут ещё по 3 государствам. Это нынешняя Верхняя Вольта (= Буркина Фасо), Мали и республика Нигер.

Так что Невольничий Берег - это 7 современных африканских государств.

Их политики представляют работорговлю исключительно делом рук коварных европейцев, покусившихся на девственную Африку. Но работорговля была невозможна без участия негритянских вождей, продававших своих подданных и соседей в обмен на изделия из железа, ткани, оружие, украшения.

Ни одна европейская держава того времени не могла бы силой затащить сотни тысяч африканцев на свои корабли. Европейцы имели лишь отдельные крепости и гавани, как череду опорных пунктов. Остальное - сговор с местными вождями. Отсюда и название Западной Африки - Невольничий Берег и Золотой Берег (= современные Гана, Того, Бенин).

Одно из этих африканских государств - Вида (Видах), или Уида (Ouidah). Правители Вида ежегодно продавали 15-20 тысяч негров. Королевство Вида возникло в 1650 году, но в 1727 году его завоевали соседи-африканцы - войска короля Дагомеи. Дагомейцы подчинили себе Вида, и торговля рабами расцвела пуще прежнего. По современным французским подсчётам, через Вида прошло свыше 10 миллионов рабов! Сейчас дворцы королей Дагомеи включены... в мировое наследие ЮНЕСКО!

Устраивая праздничные церемонии, короли Дагомеи привешивали отрубленные головы своих жертв к лошадям. Складывали головы к подножию трона - как символ могущества. Нагих рабов и рабынь, скованных в огромные живые «гирлянды», гнали к побережью. Там сбывали европейским торговцам. Дагомейцы совершали набеги за рабами на 2 тысячи километров от своей столицы - Абомея (фильм «Abomey» из немецкого сериала «Schatze der Weklt», телеканал «Культура», 04.08.2007).

В 1852 году правитель государства Лагос (ныне - столица Нигерии и крупный порт), подчиняясь английской королеве Виктории, жаловался на набеги королей Дагомеи, захватывавших рабов.

В конце 19 века Франция (тогда союзница Царской России) завоевала Дагомею и покончила с работорговлей. Но в середине прошлого века африканцы стали независимыми.

Сейчас порт Вида - часть африканского государства Бенин (до 1975 года - республика Дагомея).

Зайдите на туристический сайт Бенина. Посещение музея работорговли в Вида, с фетишами языческой религии вуду и часовой экскурсией по развалинам старой португальской крепости стоит всего-то 1500 африканских франков (= 2 доллара США).

Как раз этот порт Вида и стал жертвой опустошительного набега Робертса в 1722 году. Оттуда Робертс поплыл южнее - к экватору. К мысу Лопес. Это уже Центральная Африка. Здесь Робертса настиг английский военный корабль «Ласточка», управляемый опытным офицером Оглом. В бою Робертс был убит, а его два пиратских корабля захвачены «Ласточкой».

Пленных пиратов отвезли в Кейп Кост на Золотом Берегу (ныне - порт государства Гана в Западной Африке). Там пиратов судили. Часть повесили, часть оправдали!

Сильвер называет эту крепость Корсо Касл - её старым португальским именем.

А желающие съездить «по Робертсовым местам» могут отправиться в Гану. Там развит туризм и предложен даже путеводитель по замкам колониальных времён.

Но куда делись «люди Робертса», упоминаемые Сильвером? Многие ли из них избежали виселицы в Кейп Косте, осев в портах Карибского моря?

У Сильвера есть жена-негритянка. Ей он доверяет деньги. Не опрометчив ли старый пират? Отнюдь! Негритянка предпочтёт стать подругой богатого пирата. Иначе она будет продана в рабство королями Дагомеи. Или, того хуже, её принесут в жертву во время языческой церемонии.

Сильвер - большой знаток тех мест. Это видно из его рассказа.

«Дэвис был человек что надо, по-моему, но я никогда не плавал с ним», - говорит Сильвер в «Острове Сокровищ». A man too - «человек что надо». В самом деле, Дэвис - удачливый головорез, гроза Карибского моря и берегов Африки.

Интересно, что Дэвиса и Робертса тянуло к одному району экватора - к острову Принсипе и мысу Лопес. Сегодня мыс Лопес - крайняя западная точка государство Габон. Рядом аэропорт и крупная морская гавань Порт Джентил. В чём тут дело?

История колониальных войн никогда не будет написана. Слишком много тайн сокрыто в прошлом. А тайны могут пригодиться в будущем.

Например, историей экспедиции Фернандо Магеллана вокруг света занимается американский университет Джона Гопкинса, где работает небезызвестный Бжезинский. Деньги на подводные исследования даёт закрытый клуб в Нью-Йорке, скорее всего связанный с ВМС США.

В мае 2007 года у побережья Флориды был найден огромный клад золотых и серебряных монет. Тип монет и даже название давно затонувшего корабля держат в секрете.

В 1970-х годах у побережья Норвегии нашли затонувший корабль голландской Ост-Индской компании с грузом испанских монет, отчеканенных в Мексике и Перу. Их стоимость превысила 2 миллиона долларов. Формально потрудились энтузиасты, но кто-то допустил их к старинным картам и архивам. Надо же знать, где искать!

Почему, например, сына Маргарет Тэтчер (урождённой Робертс), бывшей английской «железной леди», обвиняли в попытке военного переворота в Экваториальной Гвинее, которая совсем рядом с Габоном? Писали, что сын Тэтчер был под судом в Южной Африке в 2004 году. Отделался лёгким испугом и скромным штрафом.

А что, например, связывает московскую габонскую диаспору с английскими дипломатами в Москве? Мой приятель долгие годы жил недалеко от английского посольства, в самом центре Москвы, напротив Кремля, на Софийской набережной. В конце правления Ельцина посольство переехало в новое здание. На Софийской набережной осталась лишь резиденция посла. Туда частенько захаживали африканцы. Уже и очереди за визами исчезли, и не съезжаются дипломаты на посольские приёмы. А труженики из Африки, знай себе, похаживают.

Моему приятелю негры всегда отвечали: «Из Габона, Западная Африка».

Но ведь Габон - бывшая французская колония. Государственный язык Габона - французский. Денежная единица - африканский франк. Товарооборот с Англией ничтожен. Зато с Францией - бьёт ключом! Такова политика президента Альбера-Бертрана Бонго. Он правит Габоном уже 38 лет. 34 года назад перешёл в ислам и сменил имя Альбер-Бертран на Омар. Габонская армия - в цепких руках сына президента - Али-Бена Бонго. Оппозиция временами шумит, но пока без успеха.

Что за африканские дела обсуждают в английском особняке на Софийской набережной? Рассказал я приятелю о делах старых пиратов Дэвиса и Робертса у берегов Габона - и удивился. Какие бывают случайные совпадения! И сейчас судьбы габонские переплетаются с веяниями английскими.

Возвращаемся снова к роману. Стивенсон, как мы убедились, не придумал пиратское прошлое Сильвера. Это часть подлинной пиратской хроники. Хроники общеевропейских войн.

Не срытое ли это указание, что Сильвер существовал на самом деле? И Остров Сокровищ тоже есть!

Не это ли понял английский премьер-министр Гладстон? Он переводил даже с древнегреческого. А уж намёки на английском схватывал налету.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть вторая

Краткое предисловие к части 2, вернее - ко всем частям.

Как решить головоломку, если не известны важные исходные данные? Если Запад и не думает вам помогать, а «россиянская» историческая наука знает лишь одно - идти в ногу с Западом? Осмелюсь утверждать, «русский» и «россиянин» - это не одно и то же.

Нам твердят, что тайн «по определению» не должно быть, всё должно быть прозрачно, «транспарентно». Ради этой «транспарентности», например, командующий Тихоокеанским флотом демонстрировал американцам нашу секретную подводную лодку по случаю их, американцев, праздника - 4 июля. Телевидение, конечно, гордилось таким адмиралом!

Но почему-то водоизмещение английского шлюпа начала XVIII века - до сих пор военная тайна! И водоизмещение английского военного фрегата времён королевы Анны (1702-1714), и первых двух Георгов (1714-1760). Наша военно-морская литература таких подробных данных по истории ВМФ Англии не имеет.

Не обратиться ли в «свободную», «транспарентную» Англию? В «цитадель демократии»? «Железный занавес», пугавший Черчилля, рухнул! Весь мир - одна семья, не так ли?

С этими наивными мыслями я, русский (не «россиянский»!) историк, позвонил в посольство Англии в Москве. В отдел военного атташе. Уже мои первые вопросы об адмиралах Бенбоу и Хоуке насторожили английского дипломата. Но он помог с переводом ряда специальных военно-морских терминов. Правда, потом я обнаружил, что некоторые термины переведены неверно. Случайно или нет?

А мои последующие попытки выяснить водоизмещение английского шлюпа начала XVIII века и ранги военных кораблей Англии - пресекли. Телефонистки посольства не соединяли меня с военными атташе.

Знаменитый английский пират Робертс. С его людьми был знаком Сильвер

f03.jpg

Один английский корреспондент, работающий в Москве, посоветовал мне спросить конкретное лицо среди посольских военных - Гарри Ньютона. Так я и сделал. Соединили сразу. Гарри Ньютон был любезен. Но оказалось, мой прежний звонок английские военные дипломаты уже обсудили. Вопросы о Бенбоу и Хоуке их, по-видимому, взволновали. Ньютон сказал: «Вы говорили с Эндрю Вердоном. Но его сейчас нет».

Ньютон обещал помощь в моём историческом поиске. Обнадёжил - пошлёт запрос в Военно-морской музей в Портсмуте. Ответ будет на следующий день. Я могу перезвонить.

С тех пор минуло много месяцев... Эндрю Вердон и Гарри Ньютон были недосягаемы, неуловимы. В конце сентября в посольстве посовещались, и я получил ответ - Гарри Ньютона нет и надолго, когда он будет - мне знать не полагается. Эндрю Вердона тоже нет, и мне тоже не положено...

«Летучие голландцы» - эти английские моряки! Военно-морской музей в Портсмуте непоколебим, как Тауэр!

Конечно, я не был на «дне рождения» радиостанции «Эхо Москвы», куда пожаловал сам английский посол Тони Брентон. И я не работаю в Библиотеке иностранной литературы. Очевидно, у англичан в Москве свой маленький «Commonowealth» - «Британское содружество наций». И русские в отличие от «россиян» в это «содружество» не вхожи.

Поэтому всё, что я узнал, разгадывая головоломку «Острова Сокровищ», я выяснил вопреки английскому посольству, вопреки «любезному» Британскому совету (т.е. Английскому культурному центру) в Москве.

Эта тема закрыта для «посторонних». 30 сентября 2007 года телеканал «Культура» показал английский документальный фильм «Поиск капитана Кидда», снятый телекомпанией «Discovery Channel». Напомню, что капитан Кидд не раз упомянут в романе «Остров Сокровищ». На острове есть даже стоянка капитана Кидда!

Кидд существовал на самом деле, вот почему его сокровища ищут уже не одно столетие. Безуспешно! На этот раз поисками сокровищ Кидда занялись те, кто раньше фотографировал затонувшие «Титаник» и «Луизитанию». В помощь английской экспедиции работала фотосъёмка со спутников.

Англичанин Роберт Клайв, завоеватель Индии и парламентарий

f04.jpg

Снимки из космоса сравнивали со снимками фотографов-подводников. Использовали новый акустический локатор, просвечивающий толщу песка и ила на глубину 3 метров. Данные локатора компьютер переводил в трёхмерное изображение.

Изучили 15 тысяч снимков одной гавани - маленького острова Сент-Мари у восточного побережья Мадагаскара. Нашли два пиратских корабля, лабиринты тайных подземелий на Сент-Мари, голландские и османские монеты. Но сокровищ - нет!

Сент-Мари был «рай для пиратов». К острову приплывали даже купцы из Нью-Йорка, менявшие товары на пиратскую добычу.

С экспедицией сотрудничали профессиональные архивисты и музееведы, никогда не выходившие в море. Искали сокровища «старика Флинта», как они шутили, вспоминая роман Стивенсона. Но не забывали и геополитику. Как в прошлом удавалось подчинить огромные морские пространства? Поэтому-то одновременно англичане изучают и викингов, и пиратов!

Экспедиция у Сент-Мари навязывала «толерантную» ложь. Якобы пираты - не тираны. Их жестокость - миф. Пиратское общество - демократическое. Добыча делилась поровну. На пиратском корабле уживались католики, протестанты и магометане, англичане и ирландцы, индейцы и рабы! Все - одна семья. Семья не простая, а масонская!

Экспедиция установила связь пиратов с масонскими строительными братствами Европы того времени. На пиратских кораблях не раз находили и раньше, нашли и в Сент-Мари масонские символы.

Кто же оплачивал экспедицию «Поиск капитана Кидда»? Кто заплатил «Discovery Channel»? Кто велел МИ-6 (английской разведке) предоставить современным «пиратоведам» снимки со спутников? Ответ знакомый - ложа!

Ложа посылает своих гонцов перерывать архивы и библиотеки. Узнаются мельчайшие подробности. Например, ради экспедиции на Сент-Мари было установлено имя англичанина, делавшего курительные трубки в голландском Амстердаме до 1670 года. И одну из трубок с его инициалами сейчас достали водолазы со дна Сент-Мари!

И всё ради героизации пиратства. Но Стивенсон презирал пиратов. В его романе нет никакой «дружбы народов». Да её в истории и не было. А сегодня историю переписывают!

Стивенсона даже не упомянули по имени в фильме «Поиск капитана Кидда». Зато помнят о «старике Флинте», персонаже романа «Остров Сокровищ». Пересказывают сцену из романа (не называя имя Стивенсона!) и говорят - это неправда. Капитан (Флинт) не мог в тайне от команды зарыть сокровища, уплыть на лодке на уединённый остров. Все пираты были равны, делили всё по-братски!

Так Стивенсона, знатока истории и ироничного стилиста, задвигают подальше.

Ложь идёт нога в ногу с современной Англией. В том же фильме «Поиск капитана Кидда» английские подводники и архивисты описывают пиратский корабль «Видах», найденный ими раньше. «Видах» тоже имел масонские символы на борту. «Видах» - пример гармонии пиратов разных наций.

Но не сказали архивисты, что «Видах» - работорговый корабль. И назван он «в честь» работоргового государства Видах в Западной Африке, на Невольничьем Берегу (см. часть 1). Кстати, денежные выходцы из Португалии помогали негритянским королям продать побольше рабов. Не от этих ли «португальцев» пираты научились азам масонства?

Мировые тайны по-прежнему покрыты мраком, хотя «железный занавес» давно пал, а Англия «открыта к диалогу»...

А теперь вернёмся к страницам романа Стивенсона. В части 1 мы пришли к выводу, что рассказы Сильвера - это часть пиратской хроники и истории общеевропейских войн. Так, может быть и Сильвер - реальное лицо? И Стивенсон намекает на это в главе 11 романа. Сильвер говорит о жестокой схватке пирата Инглэнда с вице-королём Индий.

Что это за отзвук кровавой старины?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Поясним. У англичан в Индии не было лёгкого, упрощённого пути. Кроме них, в Индии были и португальцы, и голландцы, и датчане, и французы. Все они основали несколько крепостей, гаваней, но не двигались вглубь.

В Индии было не так, как в Африке. В Индии господствовала крупная держава Великих Моголов (не Монголов!). Великие Моголы были магометанской династией и носили императорский титул (английский исторический термин - Mughal, в современном английском - Mogol. - Н. С.).

Сейчас о мавзолеях и гаремах Великих Моголов снимают фильмы в духе «диалога культур», «сосуществования религий». К гаремной теме у немецких культурологов повышенный интерес. Но это между прочим. Главное же - культуртрегеры подарили нам цикл фильмов «Schatze der Welt», кои мы смотрим и на ус мотаем.

Ничего возвышенного в Великих Моголах мы не находим. Великие Моголы - неповоротливая тирания, алчная и сластолюбивая. Она разваливалась настолько прихотливо, что нельзя установить даже точной даты гибели «Великой Индийской Империи».

В отличие от призрачных Великих Моголов, история английского внедрения в Индию - зрима и уловима.

Итак. В 1639 году, ещё при короле Карле I Стюарте, англичане основали форт Св. Георга - ядро будущего Мадраса. Землю купили у местного раджи, утверждавшего, что он прямой потомок древнего индуистского императора (то есть не Великих Моголов, а ещё более ранней династии). Полоска земли длиной 8 км и шириной 1,6 км, шесть рыбачьих домов - вот и всё английское богатство.

Португальцы подарили англичанам Бомбей в качестве приданого. Португальская принцесса Екатерина Браганцская стала женой английского короля Карла II Стюарта. Португальская колониальная империя гораздо старше английской, и в XVII веке - гораздо обширнее. Оплотом португальцев был Гоа - знаменитый торговый и военный порт на западном побережье Индии.

Из другого английского форта Сент-Вильям, построенного в 1696 году, выросла нынешняя Калькутта. Тогда Англией правил голландский король Вильгельм Оранский (1689-1702). Поскольку в средние века Англия имела двух королей по имени Вильям (Вильгельм) - завоевателей-норманов, то королю-голландцу дали имя Уильям (Вильям) III. Естественно, крепость, основанную при новом короле Вильяме III, назвали Сент-Вильям.

В 1700 году английская Ост-Индская компания купила деревню Калькутту и две соседних деревушки у Великих Моголов. Большую часть 18 века Калькутта (или форт Сент-Вильям) и Мадрас (или форт Св. Георга - Сент-Джордж) на равных помогали друг другу. Но для Англии был важнее Мадрас.

Англичане ежегодно платили дань наместникам Великих Моголов - 1200 «пагод», то есть местных крупных индийских золотых монет (деньги это очень большие, около 500 тогдашних английских фунтов!). Да ещё приходилось откупаться от нашествий местных раджей.

Только в XVIII веке, когда держава Великих Моголов стала таять, англичане и французы почувствовали себя соперниками. Но не во всей Индии, а только на юге. Французы были гораздо сильнее. Они ставили раджей в Хайдарабаде - крупном государстве на юге Индии. И только в Карнатике - государстве, проходящем полоской по юго-восточному побережью Индийского океана, боролись за власть и французы, и англичане.

Англичане довольствовались второй ролью. Во время войны за австрийское наследство, когда адмирал Хоук воевал с французским флотом в Атлантике, французская и английская Ост-Индские компании сцепились в южной Индии.

В 1746 году опытный французский флотоводец граф Бертран Лабурдоннэ захватил и разорил Мадрас. Пленных англичан увёл с собой. Но не за горами был Аахенский мир 1748 года. Война в Европе закончилась, и англичане вернули себе Мадрас.

При таком неустойчивом положении и в Европе, и на юге Индии англичане готовы были возносить любого удачника из Англии. А если тот достиг многого в колониях, то молва могла, пожалуй, назвать его «вице-королём». Но об официальном титуле не было и речи!

Английское право малоподвижно до нелепости. И сейчас общепризнанные должности в документах называются совсем иначе - по старинке. Например, министра финансов в английских законах нет. Есть «канцлер казначейства». В английском военном флоте нет начальника штаба. Есть «первый морской лорд». И премьер-министра в законах нет! Есть «первый лорд сокровищницы» - The First Lord of Treasure. Здесь ещё одна игра слов - роман Стивенсона «Остров Сокровищ» Treasure Island!

Конечно, писатель мог назвать роман как угодно. «Затерянный остров», «Остров джентльменов удачи», «Остров богатых надежд»... Но Стивенсон дал название-символ. Символ власти. Захватив Treasure Island, пират Сильвер («Серебро») стал бы членом английского парламента и решал судьбу очередного The First Lord of Treasure - главы кабинета министров!

Кстати, никакого кабинета министров в Англии тоже нет. По букве закона. Есть только члены Тайного Совета при монархе, которые, согласуя свои действия, направляют и приказывают. В разное время состав «согласующих» влиятельных лиц менялся. Общепринятые выражения нельзя путать с буквой закона.

Так же и в делах военных!

Морская война Англии с Испанией, разразившаяся в 1739 году, официально именовалась «Война за ухо Дженкинса». Дженкинс - английский контрабандист, пытавшийся пролезть в испанскую Америку. Ему испанцы якобы отрезали ухо. Ухо Дженкинс показывал у решётки английского парламента! Его это было ухо или нет, и в чём собственно было дело - осталось невыясненным. Но повод для войны с Испанией был найден! Объявление войны Англия встретила колокольным звоном!!!

Не будем буквоедами. Не станем рыться в парламентских актах и искать юридическую заумь. Вспомним: Сильвер говорит с пиратами на доступном им языке. И «вице-король Индий» - явно из английского военного эпоса.

Что же переломило ход истории в Индии?

Сами англичане считали ключевым событием битву при Аркоте в 1751 году. Роберт Клайв, мелкий писец из Мадраса, ещё недавно пленник французов, решил им отомстить. С небольшим отрядом Клайв взял важную крепость Аркот в государстве Карнатик. Французы захотели вернуть крепость. Но Роберт Клайв проявил тигриный нрав и отправил французов восвояси.

Много позже англичане уверяли, что слава крепости Аркот прогремела по всей Индии. А спустя шесть лет, в 1757 году, в битве при Пласси (Плесси) Роберт Клайв одержал решающую победу над индийцами, за спиной которых скрывались французы. Имея всего 3 тысячи человек, Клайв наголову разгромил 64-тысячное войско индийцев, захватил огромные сокровища.

В советские годы на ниве «борьбы с колониализмом» было принято «клеймить колонизаторов», в том числе и Клайва. Индийцы, напротив, оказывались воплощением благородства.

Например, советская «Всемирная история» (т. 5, М., 1958, с. 285-286) восхищается правителем Бенгалии по имени Сурадж-уд-Доуле. Он носил титул «наваб». То есть был наместником Великих Моголов в Бенгалии, на северо-востоке Индии. Он потребовал - «выдать ему заговорщиков, бежавших под защиту англичан, срыть незаконно расширенные укрепления Калькутты».

Англичане отказались и «нанесли оскорбление послу наваба». Мужественный наваб взял Калькутту в 1756 году. Подробности не сообщаются. А жаль!

Они очень интересны. Магометане, стирая прежние географические названия, переименовали город в Алинагар.

«Благородный» магометанин Сурадж-уд-Доуле измыслил для пленных англичан страшную казнь. Затолкал 146 человек в маленькое караульное помещение с двумя оконцами - так называемую «Чёрную яму». Оставил без воды при дикой июньской жаре. Через сутки из этой душегубки вынули лишь 23 еле живых человека.

Так что англичанам было за что мстить навабу Сурадж-уд-Доуле (в старом русском написании - Сюрадж-Довлах). Через семь месяцев Клайв отбил Калькутту, точнее, её руины. И в сражении при Плесси Клайв бился именно с войсками наваба.

Советская «Всемирная история» сетовала на «подрывную деятельность предателей-заговорщиков», которая-де «парализовала войска наваба», побежавшие от огня английской артиллерии. После победы при Плесси англичане казнили наваба.

Будем справедливы - англичане воевали в Индии не с невинными овечками. И сами англичане использовали любые средства, и не только джентльменские. Клайв оказался жёстче и умнее изощрённых индийцев.

Так Роберт Клайв стал богачом, светским львом и кумиром лондонцев. Имея шальные деньги, он легко стал членом английского парламента. Позже обзавёлся «депутатской группой», проведя в Палату Общин своих людей.

Чем не пример для Сильвера? Как он мечтал стать членом Палаты Общин и разъезжать в карете!

Кстати, древняя черепаха, принадлежавшая Роберту Клайву и жившая в одном из индийских зоопарков, издохла от старости лишь пару лет назад. «Россиянская» печать поместила фотонекролог на черепаху Клайва. Чего не сделаешь в англофильском экстазе!

Сильвер упоминает Малабар - юго-западный берег Индии. Это пиратский край, где разбойничали сами индийцы, не стесняемые редкими крепостями европейских держав. Часть прибыли от разбоев индийцы отчисляли Великим Моголам. Но власть на Малабарском берегу принадлежала не Великому Моголу, а семейству Ангрии, туземной пиратской династии. Англичане покончили с ней только в 1756 году!

В 1721 году английская Ост-Индская компания, настрадавшись от пиратов Малабарского побережья, попросила помощи от правительства Англии. Направить военную эскадру и утихомирить местных индийских пиратов.

Из Англии вышла эскадра из трёх военных кораблей. Ею командовал Томас Мэтьюс. Тот самый, что много позже, в 1744 году, осрамился в знаменитом Тулонском морском сражении.

Так ведь и в борьбе с малабарскими пиратами Мэтьюс потерпел полную неудачу. И малабарское побережье Южной Индии он решил сменить на остров Мадагаскар. Этот громадный остров был «ничейным». Ни одна европейская держава не могла прочно освоиться на Мадагаскаре. Кому-то из европейцев везло больше, кому-то меньше. Остров был во власти местных негритянских вождей и множества пиратов, гнездившихся в удобных заливчиках на побережье.

Но Мэтьюс предпочёл не борьбу с пиратами. Как писали сами англичане, он занялся «недозволенной торговлей» прямо на палубе своего флагмана - линейного корабля «Лайон» («Лев»).

Чем промышлял королевский флотоводец Мэтьюс? Красивых рабынь ему сразу прислал в подарок местный богатый мадагаскарский пират Джеймс Плэнтэйн. Пошла торговля пряностями и бриллиантами, а это - покушение на монопольные права Ост-Индской компании!

За это компания предъявила Мэтьюсу, как только он вернулся в Англию в 1724 году, иск на гигантскую по тем временам сумму - свыше 13 тысяч фунтов стерлингов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

От судебной расправы Мэтьюса спасло только заступничество Адмиралтейства.

Кто такой Джеймс Плэнтэйн - сообщник Мэтьюса? И почему сейчас Англия не хочет даже слышать о Плэнтэйне, хотя пиратом Робертсом гордится?

Плэнтэйн - англичанин. Родился на Ямайке. В 13 лет ушёл из дома, нанявшись слугой на маленький шлюп. Это судёнышко якобы перевозило лес в заливе Кампече - в Испанской Мексике. На деле - пиратствовало.

Позже Плэнтэйн завербовался на другой шлюп, входивший в пиратские эскадры - то Робертса, то Инглэнда (о Робертсе мы говорили в части 1. - Н. С.). Было это у берегов исторической Гвинеи - в Западной Африке.

В 1718 году Плэнтэйн осел на Мадагаскаре. Обосновался в заливчике на северо-восточном его побережье - недалеко от пиратского острова Сент-Мари. Вник в гущу племенных ссор. Приобрёл немалое влияние. Сбывал бриллианты. Объявил себя «королём». Всех своих туземных наложниц называл «королевами», дав им английские женские имена.

Скоро весь огромный Мадагаскар был поделён на два больших племенных союза. Первый возглавлял Плэнтэйн. Второй - король, прозванный пиратами «Долговязым Диком».

Плэнтэйн победил, заставив пиратов Дика пройти по раскалённым угольям, а потом дротиками забил пленных. Внучку убитого короля Дика - красавицу Элеонору Браун - Плэнтейн взял в наложницы.

Но в 1726 году Плэнтэйн с сокровищами и очередной «королевой Нелли» бежал с Мадагаскара на юг Индии, к Малабарскому берегу. Индийские пираты семейства Ангрия приняли его, назначив «главным адмиралом» своих флотилий.

Вот почему современная Англия не замечает Плэнтэйна! Ему бы простили всё, не перейди он к заклятым врагам англичан - индийцам. Англия помнит Робертса, потому что он служил интересам Британской империи. Плэнтэйн посмел переметнуться - и его имя вычеркнули.

Он не упоминается английскими историками даже в связи с аферами адмирала Мэтьюса!

Мэтьюс после судебных тяжб и попыток пролезть в парламент решил было наняться в Русский Императорский Флот, затребовав себе сразу чин адмирала. Но Императрица Анна Иоанновна отказала ему в 1736 году. Это решение спасло наш флот!

Мэтьюс и не думал унывать. Получил тёплое местечко на судоверфях, потом стал дипломатом в Италии и, наконец, ...адмиралом, командующим Средиземноморским флотом Англии! Непредсказуемы течения в англо-индийских водах!

Вспомним название корабля, который, по словам Сильвера, «доставил целёхонькими нас (пиратов) домой с Малабара». Это корабль «Кассандра». И он тоже - часть истории.

«Кассандрой» командовал капитан Джеймс Макрей. Выходец из бедной семьи, полуторговец, полупират. Макрея наняла та же английская Ост-Индская компания - вскоре после провала экспедиции Мэтьюса против Малабара и Мадагаскара.

В 1725 году Макрей стал английским губернатором Мадраса и развернул бурную финансовую деятельность. В 1730 году сдал должность преемнику и отбыл в Англию, покинутую давным-давно.

Но отбыл обладателем несметного состояния. Свыше 100 тысяч фунтов в монетах и бриллиантах! При всём желании потратить такие деньги - преуспеть в тратах было невозможно. Ведь место в английском парламенте стоило в то время всего-то около полутора тысяч фунтов! Раб в Карибском море стоил 2 фунта с небольшим. «Красивая и свежая» рабыня в Средиземноморье - менее 1 фунта.

Макрей купил себе сразу несколько поместий. А денег всё равно - куры не клюют! Тогда бездетный Макрей усыновил родню своего старого друга и выгодно всех пристроил. Одной приёмной дочери отдал в приданое крупное имение, выдав замуж за 13-го графа Гленкэрна. Другую приёмную дочь - за лорда Алва. Третью - за помощника местного шерифа (шериф - представитель короля). Умер Макрей в 1744 году. Его поместья перешли к зятьям.

Чем не достойный пример для Сильвера?

Ведь в «Острове Сокровищ» не раз говорится про «знаменитого капитана Ингленда». Инглэнд сцепился насмерть именно с Макреем. В итоге оба корабля были сильно повреждены.

Под началом Инглэнда стал плавать Сильвер. И накопил в разбоях очень большие деньги - 900 фунтов.

Истории известен Эдвард Ингленд. Он - выходец из Карибского моря. Разбойничал у Азорских островов в Атлантике, у побережья Африки. Перебрался на Мадагаскар - пиратскую стоянку. Позже поплыл на север - в глубь Индийского океана. Там и столкнулся в 1720 году с «Кассандрой» Макрея. Встреча стала для Ингленда роковой.

Пираты свергли его, как проигравшего, и оставили с тремя сообщниками на острове Маврикий - гораздо восточнее Мадагаскара и, главное, вдали от морских путей. Потом Ингленд как-то перебрался на малюсенький островок Сент-Мари у северо-восточного побережья Мадагаскара. Там в апреле 1722 года его нашла эскадра Мэтьюса.

(Кстати, английские исследователи Сент-Мари из «Discovery Channel» ни слова не сказали ни об адмирале Мэтьюсе, ни о пиратах Инглэнде, Плэнтэйне и Макрее. Массовому телезрителю нужна история попроще и, главное, «понарядней»!)

Мэтьюс потребовал от Инглэнда, чтобы тот стал лоцманом эскадры. Поверженный пират отказался и будто бы спустя месяц умер (по французским данным).

Но английский писатель и исследователь Даниэль Дефо в своей «Истории английских пиратов» (на французском языке, Утрехт, 1725) писал - Инглэнд жив и живёт на Мадагаскаре.

Высаживать людей на необитаемый или отдалённый остров - давняя пиратская казнь.

По словам Сильвера, Ингленд сам поступал так со своими врагами. И в конце романа «Остров Сокровищ» последних трёх пиратов тоже оставляют на острове в наказание за бунт.

Видимо, вице-королём в Индии Сильвер назвал как раз Макрея, богатейшего губернатора Мадраса, победителя многих других пиратов, в том числе и Ингленда.

Тогда бегство Сильвера с Малабара на корабле «Кассандра» относится примерно к 1720 году.

После исчезновения пиратского капитана Инглэнда Сильвер нанялся к другому пиратскому вожаку - Флинту. Вокруг этого страшного имени построен весь роман.

Остров Сокровищ - в Карибском море. Там Флинт зарыл свои несметные богатства. Старые враги, Джон Сильвер и Билли Бонс, - бывшие подручные Флинта.

Под началом Флинта Сильвер нажил 2 тысячи фунтов - целое состояние, вложенное им в банк. Но ему мало - вот главная страсть Сильвера!

Раскаявшийся пират Ганн нашёл сокровища Флинта и передал их главным героям - Трелони, Ливси, Смоллетту, Хокинсу.

Однако Ганн сделал это тайно. Когда уцелевшие пираты во главе с Сильвером нашли место, указанное на карте Флинта, они начали копать. Не нашли ничего, кроме одной монеты! Ганн оставил шайку Сильвера «на бобах».

Ганн вспомнил о своём долге христианина (гл.15). На Острове Сокровищ он переживал, что не имел христианской пищи. «My heart is sore for Christian diet» («Моё сердце жаждет Христианской пищи»). «And not a bite of Christian diet from that day to this» («И ни кусочка Христианской пищи с того дня по сей день»).

В переводе Зенкевича (с. 89, 91) все упоминания о христианской пище выброшены и заменены на другие выражения.

На холмах Острова Сокровищ - у Ганна нечто вроде часовни. Там он молится по воскресеньям, переживая, что у него нет настоящей часовни и Библии.

Этот монолог Ганна полностью выброшен в переводе Зенкевича (с. 92)!

В конце романа Ганн и Сильвер встречаются. Поверженный Сильвер шепчет: «Бенн, Бенн, подумай, что ты сделал со мной!»

В романе «Остров Сокровищ» много и других намёков. Например, упомянут пират «Чёрная Борода», который «был дитя в сравнении с Флинтом».

Чёрная Борода - лицо историческое! Его настоящее имя Эдвард Тич, или Тэтч. Убит в кровавой стычке с небольшим английским военным отрядом в 1718 году на побережье Северной Каролины - английской колонии в Америке.

Недавно английская телевизионная компания Би-Би-Си сняла фильм о «Чёрной бороде». Фильм показал телеканал «Культура» 07.10.2007 года. Би-Би-Си пригласила ведущего историка пиратства Д.Кордингли, сотрудника морского музея Северной Каролины Д.Мура и многих других - вплоть до специалистов по парусам и по огнестрельному и холодному оружию. Фильм не столько о «Чёрной Бороде», сколько о пиратах вообще.

Кордингли мягко отверг Стивенсона и его роман «Остров Сокровищ». Оттуда якобы пошёл миф о пиратских сокровищах. Дескать, никаких сокровищ не было и быть не могло. Все деньги пираты тратили в попойках с портовыми женщинами. На протяжении всего фильма эта мысль не раз повторялась.

А Белл, знаток парусов, подробно объяснил преимущества одномачтового мелкосидящего и потому быстроходного пиратского шлюпа. Добавил: пираты грабили только мелкие торговые суда, которые не могли оказать сопротивления. Так зрителей подводили к мысли - сокровищ не было. Что взять с мелких торговых судёнышек?

Однако утверждения Кордингли и Белла не выдерживают критики. Если сокровищ у пиратов не было, то откуда у них внезапно появлялись громадные суммы на покупку новых кораблей, на взятки местным властям, позволявшим пиратам чинить сильно повреждённый корабль и отсидеться? А покупка пушек для перевооружения?

Например, в фильме не сказано, что «Чёрная Борода» вдвое увеличил мощь артиллерии на своём флагмане - корабле «Мщение королевы Анны». И флагман не упомянут. Всё шлюпы да шлюпы. Но «Мщение королевы Анны» - не шлюп. Этот корабль мог вести бой на равных с военным фрегатом королевского флота!

Кордингли и иже с ним развивали мысль о «пиратской демократии», о «ранней форме демократии, существовавшей тогда, когда реальной демократии ещё не было». Пираты-демократы якобы поровну делили добычу.

«Пиратское общество» (такой термин тоже употребляет Би-Би-Си) - это единственное общество, где негры и белые были на равных. Будто бы 40% пиратов - освобождённые рабы. Так и хочется спросить авторов Би-Би-Си: Авраам Линкольн не был ли пиратским капитаном? И принципы ООН - не с палубы ли шлюпа «Чёрной Бороды»?

«Чёрная Борода» действительно плавал на шлюпах - быстроходных парусных судах с мелкой осадкой. Поэтому английские военные фрегаты, более грузные, не могли за ним угнаться. Но это только одна из версий его неуловимости.

Флагманом его пиратской флотилии был крупный 40-пушечный корабль «Мщение королевы Анны», названный в честь Анны, королевы Англии в 1702-1714 годах. Остатки этого корабля водоизмещением в 300 тонн были обнаружены американскими подводниками в ноябре 1996 года у побережья Северной Каролины.

«Чёрная борода», он же Эдвард Тич, разбойничал не один. Его сообщником был пират Беджамин Хорниголд, известный особенной жестокостью (Хорниголд в фильме Би-Би-Си не упомянут).

Хорниголд был богат. Именно он отдал Тичу крупный захваченный корабль - французский «Конкор», переименованный в «Мщение королевы Анны».

У «Чёрной бороды» были покровители и в Лондоне. Иначе как объяснить, что Тич «перехитрил» английский 40-пушечный военный корабль «Скарборо», посланный его уничтожить? Этот случай тоже «забыт» историками пиратства с Би-Би-Си.

Морские офицеры - не наивные мальчики. Умение стрелять и управлять парусами - вот чему обучали в королевском флоте. Английская практичность здесь достигала своего вышколенного апогея. Значит, таинственные друзья Хорниголда могли отдавать приказы и военному флоту?

В Северной Каролине «Чёрную бороду» опекал местный главный судья и он же начальник таможни Тобиас Найт. И сам губернатор - Чарльз Иден!

По английским данным, он - возможный родственник известного министра иностранных дел и премьер-министра Англии ХХ века Энтони Идена (лорда Эйвона).

Поэтому-то современные английские историки старательно выгораживают Чарльза Идена. Его связи с «Черной Бородой» - всего лишь «возможные» (?!).

И в фильме Би-Би-Си о «Чёрной Бороде» Чарльза Идена берут под защиту. Якобы «политические оппоненты» Идена уверяли его соперника, губернатора Виргинии Александра Спотсвуда, в том, что Иден связан с «Чёрной Бородой». Родство Чарльза Идена с Энтони Иденом даже не обсуждается. Судья Найт и вовсе не упомянут!

Однако Даниэль Дефо в «Истории английских пиратов» (Утрехт, 1725) был гораздо откровеннее. Оказывается, губернатор Иден и судья Найт даже предупредили «Чёрную бороду», что губернатор Виргинии (соседней английской колонии) Александр Спотсвуд готовит налёт на убежище пиратов в Северной Каролине.

(Понятно, ссылок на Даниэля Дефо в фильме Би-Би-Си нет и в помине. Зато много говорится о том, что мог думать «Чёрная Борода», увидев погоню, что чувствовал в поединке с ним лейтенант Мейнард - командир отряда виргинцев.)

Когда отряд виргинцев покончил с «Чёрной бородой», то лейтенант Мейнард обнаружил на его шлюпе целый архив. Письма и «другие бумаги». Переписку «Чёрной Бороды» с губернатором Северной Каролины Иденом, судьёй Найтом и «некоторыми торговцами Нью-Йорка». Переписка изобличала сговор, писал Дефо!

(Повторюсь. Я даже благодарен военным атташе Англии в Москве - Гарри Ньютону и Эндрю Вердону за их стойкое сопротивление. Оно подтолкнуло меня к обходным манёврам, приведя, в том числе, и к книге Даниэля Дефо «История английских пиратов». А фильм Би-Би-Си о пиратском архиве, конечно, ничего не сказал!)

Правой рукой Тича был известный нам Израэль Хэндс, пират, командир шлюпа, взятый в плен англичанами и отданный под суд. Виселицы почему-то избежал. Но историки из Би-Би-Си не назвали имени Израэля Хендса и, чтобы никто не искал его следов, обобщили - всех пленных пиратов повесили. Гибель «Чёрной Бороды» - якобы «конец пиратства»!

Однако Хендс заключил сделку с судьями. В обмен на жизнь он дал свидетельские показания против чиновников Северной Каролины, ранее подкупленных Чёрной Бородой...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть третья

Дальнейшая судьба Израэля Хендса, сообщника «Чёрной Бороды», не известна. По сведениям, якобы собранным Даниэлем Дефо, Хендс закончил жизнь нищим в Лондоне. Так сообщает англоязычный интернет.

На самом деле Дефо не писал, что Хендс умер в Лондоне. Дефо написал иначе – «в настоящее время живёт в Лондоне; но в таком жалком состоянии, что он вынужден просить кусок хлеба» (с. 83). Так было в 1725 году, когда вышла книга Дефо «История английских пиратов». А потом?

В романе «Остров Сокровищ» Израэль Хендс - седой жилистый головорез, ровесник Сильвера.

То есть Стивенсон считал: Хендс вовсе не умер нищим в Лондоне, а попытал счастье под «Весёлым Роджером» - флагом с черепом и костями!

f01.jpg

Возможный прототип Флинта - английский генерал и колониальный политик Джеймс Оглторп, основатель колонии Джорджии в нынешних США

 

 

Главный положительный герой романа, юноша Хокинс, пытается сорвать с «Испаньолы» пиратский флаг - «Весёлый Роджер». На «Испаньоле» всего два пирата - ирландец О’Брайен и Израэль Хендс. Между ними вспыхивает пьяная ссора. Хендс убивает ирландца. Но и сам Хендс тяжело ранен.

Хокинс взбирается на корабль и кричит: «Боже, спаси короля! И конец капитану Сильверу!» Пиратский флаг сорван. Юнга Хокинс правит кораблём. Но даже раненый, Хендс замышляет убийство.

Не подозревая о коварстве пирата, Хокинс предлагает ему «помолиться, как подобает Христианину».

Напоминание о христианском долге приводит Хендса в ярость. Он перебивает Хокинса: «Зачем? Сейчас вы скажите мне – зачем?» Хокинс в ответ: «Зачем? Вы спрашиваете меня только сейчас о смерти. Вы нарушили свой долг; вы жили в грехе и лжи, в крови; человек, которого вы убили, лежит в этот миг у ваших ног, и вы спрашиваете меня - зачем? Чтобы Бог помиловал вас, мистер Хендс, вот зачем».

В переводе Зенкевича нет упоминаний о грехе и лжи, как нет и слов: «Чтобы Бог помиловал вас».

Израэль Хендс говорит юному Хокинсу: «Я тридцать лет плавал на морях, видел хорошее и плохое, радость и горе, благоприятную погоду и бурю, нехватку еды и удары ножом, и что ещё. Но сейчас я вам скажу: я никогда ещё не видел, чтобы добродетель приносила пользу!».

Хендс (и в романе, и в жизни) не просто головорез, а головорез-фарисей. Если добродетель не приносит выгоды, то зачем она вообще? Кстати, даже пират Сильвер называет Израэля Хендса и другого пирата, Дика, «сынами двуличных голландцев» (sons of double Dutchmen).

В романе Хендс «тридцать лет плавал на морях». Тридцать лет от появления исторического Хендса в разбойной флотилии «Чёрной бороды» - от 1713 года? Тогда события романа Стивенсона – 1743 год. Тридцать лет от гибели «Черной бороды», от 1718 года, когда Хендс избежал виселицы? Тогда - 1748 год.

Главные герои Трелони, Ливси и Хокинс находят в трактире «Адмирал Бенбоу» бумаги умершего пирата Билли Бонса. В их числе - «конторская книга» с записями на протяжении более 20 лет. Суммы и даты. Иногда пояснения – «Напротив Каракаса» (Каракас - крупный порт Испанской Америки, ныне - столица Венесуэлы). Есть таблица перевода французских, английских и испанских монет.

Бонс - морской волк обеих Америк. Именно там колонии Франции, Англии и Испании были соседями.

Суммы увеличивались по мере того, как рос в «в ранге» пират Бонс. Например, 12 июня 1745 года значится платёж 70 фунтов (очень большие деньги). Более поздних дат не приведено. Бонс уже несколько лет, как оставил морские разбои, пытаясь отсидеться в тихом месте.

Отсюда - время действия романа «Остров Сокровищ» - вскоре после 1745 года.

Как мы видели, Сильвер хвалился своей мнимой службой под началом адмирала Хоука. Так выгодно врать после 1744 или 1747 года.

Сильвер говорит пиратам, что он плавает 30 лет. После одного из боёв Сильверу ампутировал ногу хирург, повешенный вместе с людьми Робертса. (Робертс, как мы говорили в части 1, был убит в 1722 году. - Н.С.)

Напомним, что раньше Сильвер был у Инглэнда, свергнутого пиратами в 1720 году (см. часть 2). Значит, Сильвер начал пиратствовать ещё до 1720 года. Прибавим к 1718-1719 годам 30 лет. Получим 1748-1749 год.

Итак, время событий романа «Острова Сокровищ» - между 1748 и 1749 годами.

Кубинская почтовая марка 1980 года. Крупнейший испанский парусный линейный корабль «Сантисима Тринидад», участвовавший в Трафальгарском сражении с англичанами в 1805 году f02.jpg

Перед самой развязкой уцелевшая горстка пиратов хочет сместить Сильвера, подозревая его в двойной игре. Но Сильвер - отменный демагог. Когда нужно, умеет быть рубахой-парнем, говорить кратко, простым языком. При этом он добавляет: «Может быть, вы в состоянии понять английский язык короля Георга» (P’ r’ aps you can understand King George’s English).

Эти слова - ясное указание на время и обстоятельства.

Король Георг I, государь маленького немецкого княжества Ганновер, став английским монархом, по-английски не говорил и объяснялся с английскими министрами по-латыни. Те пользовались полной неосведомлённостью Георга в английских делах и его ненасытным сластолюбием. И делали, что хотели.

Его сын и преемник Георг II уже знал английский язык, но ограниченно, без каких-либо намёков на литературные изыски. Только внук и преемник Георга II – Георг III (1760-1820) оказался «настоящим» англичанином.

Итак, понимать простой, доходчивый английский язык короля Георга - это жить при Георге II (1727-1760), не раньше и не позже.

Организаторы экспедиции - Трелони, Ливси, Смоллетт и Хокинс -опасаются французов, но не испанцев. В конце своих приключений они заводят свой корабль «Испаньолу» в один из портов испанской Америки, чтобы набрать новый экипаж для возвращения в Англию. И их, англичан, принимают в испанском колониальном порту вполне радушно.

Время событий романа приходится на очередную англо-французскую войну, но, одновременно, на мирные отношения Англии с Испанией.

Война за Австрийское наследство (1740-1748) завершилась, как мы говорили, Аахенским миром в октябре 1748 года (предварительное мирное соглашение было достигнуто ещё весной). Отношения с испанским королём Фердинандом VI (1746-1759) у Англии наладились. Но не с французским королём Людовиком XV (1715-1775)!

Отсюда время действия «Острова сокровищ» опять-таки - 1748 год или сразу после.

Доктор Ливси, один из главных героев, - участник битвы при Фонтенуа. Фонтенуа – это деревня в современной Бельгии. При Фонтенуа Ливси был ранен (гл. 16).

В 1745 году там произошла знаменитая битва между французским войском маршала Морица Саксонского и англо-голландцами. Ожесточённое сражение закончилось тяжёлым поражением англичан.

По сей день в Военной галерее Версаля, королевского дворца (ныне – музея) под Парижем, есть бюст маршала Морица Саксонского, очень почитаемого французами, несмотря на его немецкое (саксонское) происхождение. Мориц Саксонский признавал, что идею полевых укреплений - редутов - он позаимствовал у Петра Великого, применившего их при Полтаве в 1709 году. Именно редуты принесли победу французам при Фонтенуа.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Битва при Куллодоне. Англичане в мундирах, вооружены ружьями со штыками. Горные шотландцы в национальных костюмах, вооружены мечами и щитами. С картины английского художника Д. Морьера

f03.jpg

Ливси ещё не стар. Он «опрятный, великолепный доктор, в белоснежном парике», человек изящных манер (гл. 1). Однажды Ливси снимает свой парик. Под париком - тёмные, коротко остриженные волосы (гл. 6).

Воспоминания о битве при Фонтенуа ещё очень свежи. После битвы, после 1745 года, прошла лишь пара лет.

Вновь мы приходим к тому же выводу - действие романа разворачивается между 1748 и 1749 годами.

В романе много головоломок. Одна из них - кто прототип пиратского капитана Флинта?

Может быть, английский пират Генри Джонсон, по прозвищу Энрико Англичанин. В 1730-х годах он наводил ужас на Америку. Потом - бесследно исчез. Не пойман и не убит.

Может быть, генерал Джеймс Оглторп, враг испанцев, колониальный деятель и член парламента (см. фото). Тем более, что у Флинта инициал – J. То есть Джон или Джеймс.

Стивенсон достаточно много написал о Флинте. Ясно - это не вымышленная фигура. Флинт умер за несколько лет до событий, описанных в романе. Умер в Саванне.

Что такое Саванна? Это город на реке в Северной Америке. Река, тоже Саванна, впадает в Атлантический океан. Сейчас город Саванна - огромный порт США. Возник он в XVIII веке вместе с новой английской колонией Джорджией (Георгией), названной в честь английского короля Георга II (в английском произношении – Джорджа). С самого начала городок Саванна стал столицей Джорджии.

Колонию основал в 1732 году английский политик и выпускник Оксфорда Джеймс Оглторп.

Можно предполагать - Стивенсон прекрасно изучил американский материал и знал историю Саванны, не раз упоминаемой в романе. Знал и биографию основателя Саванны - Оглторпа.

Каков послужной список Оглторпа? Он настоящий кремень, сменивший множество биографий, но не утративший ни властолюбия, ни цепкой хватки. (Кстати, Флинт по-английски и означает «кремень» в прямом и переносном смыслах.)

В молодые годы Оглторп поступил на службу к австрийцам. Воевал в 1714-1718 годах с турками в Сербии и Валахии (часть современной Румынии). Получил от австрийцев чин подполковника. Служил на Сицилии. Она тогда была австрийской. Повоевав, осел в Англии.

В 1722 году унаследовал от отца и брата семейное место в английском парламенте и симпатии к свергнутой династии Стюартов.

Его опыт, приобретённый в войнах против турок, пригодился в борьбе с испанцами в Северной Америке.

Английские колонии в то время тянулись узкой полосой на атлантическом побережье Северной Америки. С севера они были стиснуты французской Канадой, с юга - испанской Флоридой.

С запада англичан окружали французы с их огромной Луизианой, землёй короля Людовика XIV (по-французски - «Луи») – по рекам Миссисипи и Миссури (современный штат Луизиана с Новым Орлеаном – это осколок исторической Луизианы).

Ещё западнее - опять испанские владения, которые переходили в безбрежную Мексику, Техас и Калифорнию. Эти испанские колонии простирались в глубь Центральной и Южной Америки. Огромный испанский флот был силой на море (см. фото). И гимн «Правь, Британия, морями» звучал в XVIII веке как призыв, как мечта, ещё не воплощённая в жизнь.

Новая английская колония, Джорджия, была создана как английский выступ против испанцев. Южнее прежнего английского земельного клина -старой колонии Каролины. Англичане двигались всё дальше на юг, к испанской Флориде и её оплоту – крепости-порту Сент-Агустин.

Каролину постепенно поделили на две колонии - Северную и Южную. Как раз за Южной Каролиной англичане и нарезали земли для Джорджии – под носом у испанского стража - Сент-Агустина.

Сент-Агустин давно уступил своё место Майами. Но в США гордятся, что Сент-Агустин до сей поры самое старое европейское поселение в Северной Америке. Оно основано испанцами в 1565 году.

Оглторп безуспешно напал на Сент-Агустин в 1740 году, во время Войны за ухо Дженкинса, о которой мы уже говорили в части 2.

Сент-Агустин не давал покоя англичанам. Эта испанская прибрежная крепость была оплотом и иезуитов, и францисканцев. Иезуиты и францисканцы были «миссионерами» среди доверчивых индейцев и испанскими лазутчиками среди зыбких английских владений.

Чтобы устроить новую колонию Джорджию против испанской Флориды, надо было всей душой ненавидеть испанцев. Таким был Оглторп в жизни. И Флинт в романе - гроза испанцев.

Для Джорджии набирали поселенцев из всех наций. Даже немецкие протестанты - и те оказались среди первых «джорджианцев». Католический архиепископ-государь Зальцбурга Леопольд-Антон фон Фирмиан выслал всех иноверцев, в том числе и протестантов, из своего маленького княжества. Сразу 20 тысяч человек. Англия приютила австрийских протестантов, отправив их в новую колонию.

В столице Джорджии - городе Саванна - в 1737-1739 годах насчитывалось 140 больших домов, не считая домишек и торговых лавок. Торговцев – до 600 человек, кроме плантаторов. Конечно, по европейским меркам - захолустный городишко. По колониальным - это привал капиталов и честолюбий.

Обустроив новую колонию, Оглторп вернулся в Англию в 1743 году. Женился. Однако внезапные потрясения на родине перечеркнули все его планы.

В 1745 году вспыхнула война между шотландцами и англичанами. Шотландцы гор и шотландцы равнин, не раз и в прошлом шедшие порознь, опять оказались по разные стороны.

Шотландцы гор бились за независимую Шотландию во главе с королём-католиком из своего, шотландского рода Стюартов. Шотландцы равнин либо остались равнодушными зрителями, либо даже поддержали англичан. И их английского короля - из немцев-протестантов Ганноверского дома.

Война 1745-1746 годов - последний акт многовековой исторической драмы. Напомним её вехи.

У шотландцев был свой счёт королей, отличный от английского. Король Шотландии Яков VI Стюарт стал в 1603 году королём Англии, Шотландии и Ирландии под именем Якова I.

Его внук Яков II, король Англии, Шотландии и Ирландии, - это Яков VII для шотландцев. После «славной революции» 1689 года король Яков II Стюарт, твердолобый папист, был изгнан из Англии и умер во Франции. Его сын и внуки осели в папском Риме. Католическая Франция при каждой новой ссоре с Англией вспоминала про изгнанных Стюартов. Папы же взращивали будущих ручных монархов впрок и исправно содержали их двор.

Внук изгнанного англичанами Якова II (VII) – это Карл Эдуард «Молодой Претендент». Он из кожи вон лез, чтобы наконец-то стать шотландским королём Яковом VIII.

Карла Эдуарда должны были поддержать французские войска. Но французский король Людовик XV отправил в 1744 году свои войска во Фландрию, где при Фонтенуа в 1745 году они разбили англичан.

Карл Эдуард высадился в 1745 году всего лишь с семью сторонниками у берегов Шотландии. Быстро оброс войсками из шотландских горцев и занял шотландскую столицу Эдинбург. Его провозгласили королём Шотландии Яковом VIII.

Сначала он заставил отступить английские войска. Но потом сам был вынужден отойти к крупному шотландскому городу Глазго, где получил подкрепления.

Однако в решающем сражении в апреле 1746 года при Куллоден-Муре англичане разбили последнего Стюарта быстро и наголову (см. фото). Он бежал и окончил свою непоседливую жизнь в папском государстве – в Риме, в 1788 году. Шотландская монархия канула в лету.

Король Георг II Ганноверский и английский парламент беспощадно расправились с непокорными шотландцами. Три шотландских лорда были казнены, ещё 40 представителей знати были объявлены государственными изменниками. Права горных шотландцев на их земли были отменены. Даже носить шотландский национальный tartan (клетчатый шерстяной плед) было запрещёно! Многих горных шотландцев сослали в колонии в Америке.

Всеобщая подозрительность ломала судьбы людей. Опала постигла и Оглторпа, тогда уже бригадного генерала английской армии. Ему вспомнили старые симпатии к Стюартам. С 1745 года Оглторп исчезает из политической жизни Англии и перестаёт играть роль даже в Джорджии, им же основанной!

В 1754 году он потерял и место в парламенте.

Деятельный Оглторп «пропал» для соотечественников. Он умер в безвестности в Англии в 1785 году. Может быть, исчезновение Оглторпа с политической сцены - это «гражданская» смерть? Ведь смерть Флинта в Саванне была памятна всем жителям Джорджии, и прежде всего – его пиратам. Не утаить в таком колониальном углу смерть «джентльмена удачи»! Поэтому весьма вероятно, что Флинт, умерший за океаном, списан с Оглторпа.

Герои романа (гл. 6), обнаружив бумаги Билли Бонса и карту сокровищ Флинта, замечают – неряшливый неумелый почерк Бонса сильно отличается от мелкого чёткого почерка Флинта.

Значит, Флинт был образованным пиратом. Опять-таки, не Оглторп ли, выпускник Оксфорда, стал прототипом Флинта?

В США помнят Оглторпа до сих пор. Он открывает список губернаторов штата Джорджия. В этом списке и Джеймс Картер, президент США в 1977-1981 годах. (В 1976 году масон Картер добился избрания президентом во многом благодаря своему «имиджу» - «фермера из Джорджии», далёкого от столичных интриг.)

Американские колонии полностью зависели от Англии. Для основания колонии нужен был акт парламента и согласие короля. Защита колоний от соперников (испанцев, французов), войны с индейцами - без королевского флота и казны опять не обойтись. Вот почему слепой пират Пью кричит: «Боже, благослови короля Георга!». Не из любви и благодарности. А из страха, зависимости и преклонения перед властью.

Судьба колонии Джорджии тесно связана с судьбой колонии Каролины (Северной и Южной), где разбойничал пират Чёрная Борода. Он тоже, как мы помним, упоминается в романе «Остров Сокровищ».

Каролина - гораздо более старая английская колония, чем Джорджия. Название Каролина связано с английским королём Карлом II Стюартом, вернувшим себе отцовский и дедовский престол после кровавой тирании Кромвеля. Главным городом Каролины стал Чарльзтон (по-английски имя Карл звучит как Чарльз). Ныне Чарлзтон - крупный город юга США. Там есть всё, даже, как говорят, крупный масонский «конвент» (совет).

Король Карл II Стюарт был хитрым, расчётливым и твёрдым политиком. Вернув власть в 1660 году, он отправил на плаху многих противников монархии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Наверное, чтобы тихо избавиться от всех, кого Карл не любил и кто не любил его самого, английские власти в 1669 году приняли особый закон о колонии Каролине. По этому закону в Каролине могли свободно селиться как христиане, так и идолопоклонники и иудеи, сохраняя свободу религии.

Каролина быстро стала одной из самых процветающих английских колоний. У её берегов появляется пиратский корабль «Фортуна» с капитаном Израэлем Хендсом, чья биография покрыта мраком.

В «Острове Сокровищ» Израэль Хендс говорит о Сильвере, прозванном Барбекю (т.е. большая жареная туша): «Барбекю совсем не простой человек, он получил хорошее образование в молодые годы и может, если расположен, говорить как по книге, и храбр - лев ничто рядом с долговязым Джоном. Я видел его безоружного, как он схватился с четырьмя и снёс им головы одному за другим!»

Мог ли пират Сильвер быть книжником и оратором? Мог. Морской разбойник Макрей стал губернатором Мадраса и породнился с английской аристократией. Клайв, скромный писец в конторе, затем завоеватель Индии и первый лондонский богач. Вот исторические примеры совмещения, казалось бы, несовместимого!

И Макрей, и Клайв - это умные хищники, но вовсе не безграмотные. Кстати, в колониальном Чарльзтоне, столице Каролины, в середине XVIII века была публичная библиотека. Так что при желании и, главное, при деньгах, после очередного плавания можно было уединиться с книгой.

Каролина поставляла продовольствие в огромных 200-килограммовых бочках в самые разные государства, вплоть до Западной Европы. Её купеческий флот в 1739 году имел впечатляющее общее водоизмещение 10 тысяч тонн!

В 1736 году в Чарльзтон вошло 187 торговых кораблей. Назовём края, которые послали в Чарльзтон более 10 кораблей. Это Африка; Антигуа и Барбадос (Карибское море); испанская Флорида с Сент-Агустином; Нью-Провиденс (пиратская столица Багамских островов); Нью-Йорк; Бостон; Филадельфия. Приходили и одиночные купеческие суда - из португальской столицы Лиссабона и из испанского Гондураса.

Чарльзтон был мировым перекупочным центром, пусть и не таким огромным, как Лондон или Амстердам, но уж, во всяком случае, это была «чёрная дыра» обеих Америк, где водились крупные акулы типа Чёрной бороды и Израэля Хендса.

Связи с Африкой - это прежде всего закупки негров-рабов. Их потомки живут в обеих Америках и по сей день.

В романе у Сильвера есть жена-негритянка. Она его доверенное лицо. Когда «честный повар» Сильвер уходит в плавание, то послушная негритянка с деньгами, снятыми с его банковских счетов, с выручкой за проданный трактир «Подзорная труба» ждёт в условленном месте. Сами пираты узнают только в разгар плавания, что деньги Сильвера уже не лежат в банках Бристоля. Зачем говорить лишнее? Сильвер умеет хранить тайны.

Сильвер имеет несколько биографий на разные случаи жизни. Это далеко не простой искатель приключений. Чувствуется, он прошёл особую школу лицемерия. Где? Это остаётся тайной. Может быть, его натаскивали в Ордене иезуитов?

При короле-католике Якове II Стюарте (1685-1689) пропаганда католичества стала назойливо-публичной. «Кармелиты, бенедиктинцы, францисканцы появились в своих рясах на улицах Лондона, и иезуиты устроили большую и переполненную учениками школу в Савойском дворце.» (Дж. Р. Грин. История английского народа. Т. 4. М., 1892, с. 12).

«Российские» иезуиты и их зарубежные «братья» создали ложное впечатление, будто их орден и преступления колониальных времён - никак друг с другом не связаны.

Но как быть с многими тысячами индейцев Южной Америки, загнанных в прокрустово ложе иезуитского государства? Правили и торговали иезуиты, а работали, не разгибая спины, их «духовные чада». Только к 1761 году испанским войскам удалось сломить южноамериканских иезуитов, и то только потому, что новый испанский король Карлос III (1759-1788) решил покончить и с тайным орденом и с безбрежной контрабандой в колониях.

Взглянем на карту Карибского моря середины XVII века, за век до событий, описанных в «Острове Сокровищ». Работорговля процветала, пиратские шайки роились под тропическим солнцем, но цвели и «духовные цветники» - иезуитские колледжи.

На Гваделупе, и поныне принадлежащей Франции, находим уже в те далёкие времена добротный иезуитский колледж недалеко от дома самого губернатора. Это городок Басс-Терр, ныне столица Гваделупы. Отцы иезуиты «духовно окормляли» ещё и несколько больших складов, забитых продуктами и иными товарами, необходимыми для существования колонии.

На Мартинике опять обнаруживаем иезуитский колледж и даже «Иезуитскую речку», протекавшую рядом с достославным учебным заведением. Иезуиты обосновались не в лесной глуши, а поближе к власти – у форта Сент-Пьер, под защитой его крупнокалиберных пушек.

Процитируем старого английского автора, очевидца событий: «… Европейцы своими пагубными примерами и нехристианским отношением к ним /индейцам/, бесчестно обманывали их, вероломно и во всех случаях нарушали свои обещания, данные им, беспощадно расстреливали из ружей и сжигали их дома и деревни, насиловали и развращали их жён и дочерей, учили их затем (к беспрестанному позору Христианского имени) – лицемерию, лжи, предательству, вероломству, роскоши, и нескольким иным порокам, которые были неизвестны в тех краях…».

Роман Стивенсона - это упрёк европейскому пиратству, разодетому в пышные одежды европейского фарисейства. Недаром и сам писатель остаток своей жизни провёл вдали от Европы, на Тихом океане, на островах Самоа.

И вновь мы возвращаемся к роману «Остров Сокровищ».

Сильвер готов поклясться, в чём угодно - в верности, дружбе, и внезапно метнуть костыль в спину, быстро подскочить - прикончить ножом. Сильвер, искусный демагог, может представить даже бунт на корабле вынужденной мерой. Как бы ни повернулась фортуна, Сильвер мгновенно, как хамелеон, меняет окраску и даже готов позаботиться о Библии!

Если Сильвер и не учился у иезуитов, то его лицемерие сродни иезуитскому. Жизнерадостный святоша, любезный наставник юношества, обычный суетливый трактирщик, приторно-покорный слуга своих врагов и беспощадный искатель пиратских сокровищ - вот только часть масок Сильвера.

Стараясь отвести от себя подозрения, Сильвер готов изобразить изумление, растерянность, гнев при самой мысли, что в его харчевне сидел пират Чёрный Пёс. Сильвер «… устроил настоящее зрелище, он так возбудился, как будто убеждал судью в Олд-Бейли или гонца с Боу стрит».

Что такое Олд-Бейли? Это главный уголовный суд Лондона. А Боу стрит? Улица в Лондоне, где размещалась в те времена столичная полицейская часть. Гонец с Боу стрит – Bow street runner – это полицейский офицер, всякое повидавший и готовый взять за шиворот любого смутьяна. Значит, Сильвер мог убедить и их? Ведь главные герои, Трелони, Ливси, Смоллетт, Хокинс, поверили Сильверу, за что чуть было не поплатились жизнью.

Роман «Остров Сокровищ» – это переплетение судеб людей, узнавших, насколько опасно лицемерие. Но Стивенсон не моралист, не скучный протестантский пастор, мало верящий в слова проповеди. Он - исторический писатель.

Поэтому пират Джон Сильвер – «джентельмен удачи», «герой» авантюрной эпохи, которая так живо описана в романе. Сильвер бежит с «Испаньолы» в колониальном порту, захватив мешок с тремястами или четырьмястами гиней, которые «помогут ему в его дальнейших странствиях». Что такое гинея? Это золотая монета, равная 21 серебряному шиллингу. То есть монета, более дорогая, чем расчётный фунт стерлингов.

Сильвер знал, сколько нужно брать с собой в дорогу. 300 или 400 гиней - груз не тяжёлый, а с ним можно доехать куда угодно и устроиться на новом месте (к слову, один герцог, вздумав убить короля Георга II, нанял для этой цели головореза всего лишь за 20 гиней).

Главный герой романа Хокинс больше не слышал о Сильвере: «Я полагаю, он встретил свою старую негритянку и, возможно, ещё живёт в достатке с ней и с Капитаном Флинтом». Капитан Флинт – это любимый попугай Сильвера, названный им так в «честь» настоящего Флинта.

Герои романа рады, что расстались с Сильвером. Их, уцелевших, окружают мексиканские индейцы и негры в неназванном порту испанской Америки. Борьба «джентльменов по рождению» с «джентльменами удачи» (такое определение даёт сам Стивенсон устами раскаявшегося пирата Бена Ганна) – смертельно опасна.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть четвертая

Политическое литературо- и страноведение (продолжение)

 

Итак, сквайр Трелони нанимает корабль «Испаньола» в Бристоле. Корабль хорош, но Трелони боится встречи на море с «дикарями, пиратами или одиозными французами». Дикари - это индейцы островов в Атлантике и Карибском море. «Омерзительные французы» - это французские военные и военно-торговые корабли. Их Трелони отделяет от пиратов!

«Испаньола» быстро плывёт к Острову Сокровищ под пассатами. Пассаты - ветры в Атлантике. Они дуют между Азорскими и Канарскими островами и далее на юг и юго-запад. Пройдя под пассатами, корабль быстро приближается к Карибскому морю, следуя на «юго-юго-запад». Наверное, маленькая «Испаньола» смогла остаться незамеченной. Иди она в составе каравана - не миновать беды!

Кто разбойничал у Азорских и Канарских островов, назывался французским словом «буканьер» (пират), но при этом французом не был? Это средиземноморские пираты, прекрасно известные англичанам, французам, испанцам, итальянцам, грекам.

Хокинс и пират Сильвер.

Иллюстрация американского художника Ньюэлла Уайета.

Журнал «Америка», 1958, № 35

f01.jpg

У нас о магометанской пиратской державе XVI-XIX веков в Северной Африке не упоминали десятилетиями по чисто политическим соображениям. Её земли на исторических картах относили к Османской империи. Но африканская пиратская держава (в основном Алжир, а также Тунис, Марокко, Триполи - нынешняя Ливия) сохраняла значительную самостоятельность.

Пираты проходили мимо Гибралтара и нападали на северо-западный испанский мыс Финистерре (у которого прославился в битве с французами адмирал Хоук, упоминаемый в романе). Налетали на южный испанский порт Кадис, имевший монополию на торговлю с обеими Америками.

Кусали португальское побережье. Опустошали нынешние курорты - Балеарские острова (Майорку, Минорку, Ивицу). Грабили побережье папского государства - центральную Италию. Не забывали Сицилию и Неаполь. Тревожили средиземноморский юг Франции. Адриатическое море, омывающее православные Балканы, тоже было внутренним водоёмом африканских хищников.

Такую карту разбоев нарисовали их давние недруги - французы.

Из греческих источников видна сходная картина. Африканские пираты устроили стоянку на греческом острове Порос. Он очень удобен для моряков. В XIX веке на Порос с согласия греческого правительства заходила наша Средиземноморская эскадра. Сейчас на Поросе училище ВМФ Греции.

Порос - ключ к Эгейскому морю. Неудивительно, что магометане позарились на его бухты. Из-за пиратов остров тогда обезлюдел. До сих пор часть северного побережья Пороса зовётся в народе Варвариа - в память об африканских пиратах (греч.: «варварос» - варварский, дикий, бесчеловечный).

В XVIII веке, в эпоху действия романа «Остров Сокровищ», ежегодную дань африканским пиратам платили: Королевство Обеих Сицилий, Тоскана, Сардиния, Португалия, Испания, Бремен, Дания, Швеция, Ганновер и Англия. Особенно дерзкими пираты стали после 1755 года, когда испанская армада, посланная против них, потерпела полную неудачу.

Соединённые Штаты Америки, став независимыми от Англии, вынуждены были актами Конгресса устанавливать размеры дани, выплачиваемой Алжиру и сопредельным варварским (пиратским) государствам.

Дань американцы платили не бумажными деньгами, а полновесными серебряными долларами. Их чеканили по образцу испанских песо (пиастров), упоминаемых не раз в «Острове Сокровищ». В 1798 году США в счёт своих недоимок по дани были принуждены отдать Алжиру 4 готовых военных корабля. А «подарки» сверх установленной дани! А выкуп за американцев, захватываемых в Атлантике! Только в 1815 году, после двух ожесточённых войн, США освободились от уплаты дани и выкупов.

Американские историки утверждают даже, что воспоминания американского невольника об ужасах, пережитых им в алжирском застенке, позже потрясли Авраама Линкольна, возненавидевшего рабство.

Ни США, ни Англия, ни Испания не смогли сокрушить пиратское государство. Это сделал король Франции Карл Х Бурбон (1824-1830). Мечтая об изгнании турок из Европы, о полном подавлении «свободы, равенства и братства», король Карл Х и его министры - князь Полиньяк и граф Ла Ферронэ - искали сближения с царской Россией.

Император Николай 1 благосклонно отнёсся к походу французов на Алжир и к полному покорению этого осиного гнезда (июль 1830 года).

В современном французском интернете есть цифры - в казне дея, правителя пиратского Алжира, нашлось 150 миллионов франков золотом, или на полмиллиарда бумажных евро!

Подобные победы ростовщики и вольнодумцы не прощают. Военный триумф в Алжире через 3 недели был омрачён «июльской революцией» в Париже. Почти все французские войска немедленно отозвали из Алжира, так что потом всё пришлось завоёвывать заново. Но пиратство уже, к счастью, не возродилось.

Тираном Алжира был «дей» (= король) из янычар. Дей распределял прибыли, командовал войсками и флотом. Он же по своей прихоти менял обменный курс алжирской монеты. Поэтому её пересчёт в монеты европейских государств часто затруднён.

Дей распределял рабов. Он выбирал «наиболее юных, хорошо сложенных» юношей - прислуживать себе в качестве пажей. Такие пажи «лучше одеты и лучше накормлены». Остальных пленных распределяли между каторжными тюрьмами, кабаками и флотом. В каторжных тюрьмах узнику полагалось три лепёшки в день, маленький тюфяк и одеяло.

Кабаки (cabaret) были не лучше, чем каторжные тюрьмы. Пленницы, проданные на работорговых рынках попадали в руки частным владельцам: «Целомудрие редко выдерживало против совращения и жестокости их владельцев». Мусульманских владельцев французы XVIII века называли ces brutes - «эти скоты, эти звери».

В Алжире, Марокко и Тунисе в ходу были даже испанские пиастры из Мексики и других колоний Америки. И это неудивительно, так как африканцы разбойничали в Атлантике. Дей собирал налог с многочисленных местных иудеев - 12 тысяч пиастров. И пошлины на ввозимые иностранные товары - тоже 12 тысяч пиастров. Французы в середине 18 века исчисляли ежегодные доходы дея в 661 тысячу алжирских пиастров! В пересчёте на испанские пиастры, не раз упоминаемые в «Острове Сокровищ», это должно было составить около 537 тысяч, или львиную сумму!

В 1757 году дей имел свой пиратский флот - 23 военных корабля! Его флагман «Фонтан» (1722 г. постройки) имел 52 пушки, как хороший линейный корабль любой морской державы. Ещё 4 мощных корабля, по 40-50 пушек, заставили бы лопнуть от зависти даже Робертса и Чёрную бороду. Да 6 фрегатов по 32-38 пушек. Эти корабли были построены в Алжире.

Другие корабли дея - дело рук европейцев. Голландцы построили корабли «Заяц», «Свинцовый блеск» и «Незамужнюю»; англичане - «Гонец Нептуна» и «Английскую каравеллу»; итальянцы - «Золотую Розу» и «Генуэзскую каравеллу»; португальцы - «Баржу».

Злая ирония - «Заяц» догонит купеческий караван. «Свинцовый блеск» объяснит - сопротивление бесполезно. «Незамужняя» вцепится в борт и возьмёт на абордаж. «Золотая Роза» поможет получить хорошенький выкуп за пленников!

Выкуп христиан из неволи шёл через иудейских купцов, они же держали в руках всю торговлю при магометанском дее - так утверждали французы при королях Бурбонах. В отличие от Европы, где иудеи не имели прав или имели ограниченные права (как, например, придворные банкиры в немецких княжествах), в Алжире и Тунисе иудеи пользовались полной свободой. Отсюда их историческое прозвище – Juifs Libres, они же Juifs Italiens («иудеи итальянские»).

Стивенсон, настоящий знаток истории, намекнул на алжирских и тунисских пиратов, начиная с постоялого двора «Адмирал Бенбоу», названного в честь борца со средиземноморским, т.е. алжирским, пиратством, и кончая опасениями Трелони и успешным проскальзыванием «Испаньолы» под пассатами.

Картина 18 века станет понятнее из воспоминаний русского мещанина Василия Баранщикова. Они напоминают приключения Робинзона Крузо или героев «Острова Сокровищ». Первое издание «Нещастных приключений» Баранщикова вышло в 1787 году и не раз переиздавалось. Последний раз - в сборнике «Путешествия по Востоку в эпоху Екатерины II» (М., «Восточная литература РАН», 1995, с.106-131).

Василия Баранщикова напоил в трактире Копенгагена мнимый соотечественник, на самом деле поляк. «Сердобольный» поляк продал его на датский корабль вместе с 5 немцами и 1 шведом. Так Баранщиков стал датским солдатом на острове Санкт-Томас в Карибском море. Остров тогда принадлежал Дании (сейчас - владение США).

Баранщиков не знал датского языка, но датчане его за это не били, как остальных солдат. Платили жалованье. Потом обменяли его на двух «арапов», отдав испанскому губернатору острова Пуэрто-Рико, расположенного неподалеку от Санкт-Томаса. Испанцы заклеймили Баранщикова и определили колоть дрова. Но к перемене веры не принуждали.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Жена испанского губернатора заговорила с Василием и, узнав, что у него в России осталась семья, выхлопотала ему вольную у мужа. Тот дал Василию печатный испанский паспорт и 10 серебряных песо (= 13 царских рублей) на дорогу, отправив в Европу на итальянском корабле.

Увы, в январе 1784 года этот корабль был захвачен в Атлантике «тунисскими разбойниками». Они оказались крайне жестоки (вспоминается – ces brutes, как их называли французы). Насильно обратили Василия Баранщикова в ислам и лишили его имени, продав в рабство туркам в Вифлеем. Не раз греки помогали Василию бежать, но его вновь ловили турки. И, наконец, он прибыл в Россию, добро встреченный гражданскими и церковными властями!

Баранщикова мы вспомнили в связи с морскими странствиями 18 века. И в связи с романом Стивенсона «Остров Сокровищ».

Найдутся критики, иронизирующие над романом. Без специального снаряжения невозможно-де искать сокровища в Карибском море! А как же тогда быть с экспедицией английского пирата Вудса Роджерса (не путать с его современником, английским пиратом Бартоломью Робертсом, о котором мы говорили в части 1 и 2).

Выходец из Бристоля, он женился на дочери адмирала Уильяма Ветстоуна, главнокомандующего в Карибском море, тоже уроженца Бристоля. Кстати, Ветстоун плавал вместе с адмиралом Бенбоу, в честь которого назван постоялый двор, принадлежащий родителям главного героя романа - Джима Хокинса.

После женитьбы на дочери адмирала Ветстоуна Роджерс стал своим для купцов Бристоля. Все вместе решили бороться с Испанией и Францией.

И начался солидный разбой во славу Англии! Два корабля с экипажами из сельских косарей, портных, сапожников, уличных скрипачей вышли в море в разгар войны за Испанское наследство в 1708 году. Первый трофей - испанская барка со спиртным.

Корабли Роджерса прошли в глубь Атлантики (т.е. гораздо южнее, чем в романе «Остров Сокровищ»). Обойдя юг Южной Америки, вошли в Тихий океан. На архипелаге Хуан Фернандес они обнаружили одетого в лохмотья человека, звавшего на помощь. Его звали Александр Селкирк. Он провёл на необитаемом острове 4 года!

Позже в своей книге о путешествии Роджерс описал этот случай, вдохновивший Даниэля Дефо на знаменитый роман «Робинзон Крузо».

(Архипелаг Хуан Фернандес расположен в 670 км от побережья Чили. Теперь там есть острова Робинзона Крузо и Александра Селкирка - для привлечения туристов. Архипелаг с 2007 года - «специальная территория», подчиняющаяся чилийскому порту Вальпараисо.)

Роджерс захватил испанские суда у побережья Чили и Перу и добрался даже до Калифорнии, сумев вернуться в конце 1710 года в Англию, восторженно встреченный соотечественниками.

Но Роджерсу не сиделось. Он стал губернатором Багамских островов, воевал с пиратами, вступал с ними в сделки. Был отозван домой, посажен в тюрьму. Его покровители обратились к премьер-министру Уолполу (в старом русском написании - Вальполю), не бессребренику. И Роджерс опять вернулся на Багамы губернатором. Там и умер в 1732 году.

Конечно, бристолец Вудс Роджерс - не Флинт. Прототип Флинта - скорее всего, Джеймс Оглторп (см. часть 3). Но плавания Роджерса доказывают, что и гораздо более скромные странствия, как на «Испаньоле», были осуществимы.

Роджерс что-то не поделил с Чёрной Бородой (Эдвардом Тичем), упоминаемым в «Острове Сокровищ». Чёрная Борода тоже уроженец Бристоля. Даже адмирал Хоук, именем которого прикрывается Сильвер, осевший в Бристоле, - из семьи с Корнуолла, южнее Бристоля!

О значении Бристоля поговорим в следующей части.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть пятая

Сюжет романа не случайно связан с Бристолем. Бристоль - не просто купеческий город на западе Англии. Это один из трёх главных узлов английской работорговли в XVIII веке - после Лондона и наравне с Ливерпулем. Через Бристоль шла торговля и с Америкой. Тут сновали все - политики и светские щёголи, матросы и грузчики.

Бристоль - нерв юго-запада Англии (см. фото). Именно эти края, да юг и юго-восток, поставляли основной костяк английских парламентариев в XVIII веке, вплоть до парламентской реформы 1832 года.

Сильвер хотел, добыв сокровища, отойти от морских странствий, стать членом парламента и разъезжать в карете (11-я глава романа). Вот почему Сильверу не нужны были свидетели, и он заранее решил убить всех честных людей на борту «Испаньолы».

Избирательные права в «доброй старой Англии» всегда были связаны с владением недвижимостью или банковским капиталом. Раз парламентский округ был частью недвижимости, то его можно было покупать или сдавать в наём. Уже упоминавшийся пират и губернатор Мадраса Джеймс Макрей сдал в наём округ в Глазго под 4,5% своему зятю, лорду Гленкэрну, замешанному в попытке возврата Стюартов на королевский престол Англии в 1745 году.

Вид английского порта Бристоль в XVIII веке

f01.jpg

Английское буквоедство исключало перекройку округов. Обветшавшие законы охраняли права ветхих селений. Они приходили в упадок, в них почти никто уже не жил, но депутатов они исправно посылали. Так появились «гнилые» (или «крысиные») местечки. Местный лорд решал, кому в его местечке быть депутатом.

Или же кучка избирателей продавала свои голоса, заносимые в письменный реестр, - тому, кто больше даст. Продажа голоса на выборах не казалась зазорной. И тем более не была уголовно наказуема. Подтассовка итогов в пользу правительства считалась само собой разумеющейся.

Местечко Старый Сарум имело всего 5 домов, но его купил делец Ост-Индской компании Томас Питт. Парламентарий, пират, контрабандист, прозванный «бриллиантовым Питтом», он обеспечил пожизненный политический успех своему обильному потомству, в том числе внуку и правнуку - премьер-министрам лорду Чатаму (Питт Старший) и Уильяму Питту (Питт Младший). Конечно, Питты оказались способными демагогами, но кто обратил бы внимание на их таланты, не будь они в числе «избранных»?

Многие города, типа Манчестера и Бирмингема, по старинке числились деревнями. Им не полагалось ни места в парламенте, ни даже самоуправления - в отличие от Бристоля, имевшего древнюю королевскую жалованную грамоту.

Знаменитый английский историк Джон Ричард Грин считал, что из 8 млн. англичан только 160 тысяч были избирателями. Другие авторы называют число избирателей «местечек» в 85 тысяч, из них 15 тысяч определяли судьбу половины парламентских мест.

Обычная рыночная цена места в Палате Общин была 1500 фунтов. Колебания ниже (до 900 фунтов) и выше (до 4 тысяч фунтов) встречались редко.

Английский характер не располагал к расточительности. Раз депутатов покупали, то на возможно большее время. Поэтому срок полномочий парламента был целых семь лет! И без каких-либо встреч с избирателями (в США сразу установилась противоположная система - частые выборы при том же постоянном подкупе).

Даже публикация отчётов о прениях в Палате Общин была запрещена до 1771 года. Газеты, очень дорогие из-за штемпельного сбора (налога), довольствовались обрывочными слухами, скрывая имена членов Палаты под псевдонимами.

Правительство, совершенно не таясь, подкупало членов парламента. Парламентская карьера привлекала многих. Английский историк Грин писал, что герцог Ньюкасл «... в одно время назначал третью часть всех представителей городов в Палате Общин». Критики обличали Палату Общин, как «... представительницу номинальных местечек, разорённых и исчезнувших городов, аристократических семей, богатых людей и иностранных государей».

Премьер-министры Роберт Уолпол (у власти в 1721-1742 годах) и герцог Томас Ньюкасл (у власти в 1754-1756, 1757-1762 годах) «...сделали подкуп и «игру в местечки» основанием своего могущества».

Даже лорд Питт-старший, гордость Англии, высокопарный образец живого благородства, - начинал как союзник Пельгама и его брата герцога Ньюкасла. Каждый из них был borough-monger - «торговец местечками».

Когда же король Георг III назначил в 1762 году своего любимца лорда Джона Бьюта первым министром, то «...в финансовом управлении была открыта отдельная канцелярия для покупки голосов членов Палаты и, как говорят, в один день было израсходовано 25 тысяч фунтов» (Дж. Р. Грин. История английского народа. М; русский перевод: 1892, Т.4, с. 164-165, 175).

От этих цифр не надо отмахиваться. В английском интернете я нашёл подсчёты, что тогдашние 4 фунта сейчас равны 550 фунтам. Т.е. фунт упал в 135 раз! Думаю, что на самом деле - гораздо больше. Да и как можно сравнивать тогдашние серебряные шиллинги и золотые гинеи с нынешней разрисованной бумагой?

Деньги были очень дороги. В «Острове Сокровищ» молодой Хокинс получает от старого пирата Билли Бонса, застрявшего на постоялом дворе «Адмирал Бенбоу», всего 4 пенни в месяц. За что? Чтобы Хокинс смотрел, не появится ли вдали одноногий моряк. Так Бонс смертельно боялся Джона Сильвера.

Пираты выслеживают Бонса, требуют от него карту Флинта, присылают Бонсу «чёрную метку» (ультиматум). Бонс умирает от кровоизлияния в мозг. Мать Хокинса, вскрывая сундук Бонса, говорит: «Я покажу этим мошенникам, что я честная женщина. И возьму то, что мне должны и ни фартинга больше».

Что такое фартинг? Медный грош в 1/4 пенни! В одном фунте было 240 пенни, или 960 фартингов. На фунты никто из трудяг не считал. Слишком уж велик был фунт.

И захвати Сильвер сокровища Флинта, он навсегда поднялся бы на недосягаемую высоту. Мечта Сильвера стать членом парламента и разъезжать в карете - это не заумь. Это знание, почём «слово джентльмена».

Власть в «доброй старой Англии» была во всеоружии - и полномочий и высокомерия. И «Остров Сокровищ» хоть и роман, но слепок с эпохи. Увы, в современных переводах чёткость исторических линий часто потеряна.

Вот и появилось двухтомное собрание сочинений Стивенсона, выпущенное издательствами «Литература» и «Тест-Сэмпл» (М., 2000). Они подготовили перевод «Острова Сокровищ», выполненный М. Зенкевичем. Но перевод, к сожалению, никуда не годен. А некоторые фразы вообще выброшены.

Ссора на постоялом дворе «Адмирал Бенбоу». Пьяный расшумевшийся пират Билли Бонс и выдержанный властный доктор Ливси. Запальчивый Бонс выхватывает нож. Что говорит Ливси пирату Бонсу? В переводе Зенкевича: «Если вы сейчас не спрячете нож обратно в карман, то, клянусь честью, вам придётся иметь дело с судом».

Читателю совершенно непонятно, почему такие бесцветные слова потрясают Бонса, сразу умерившего свою спесь.

В самом деле, попробуйте сейчас в «новой России» или на Украине привлечь к суду мошенника, насильника, бандита. Потратите годы на бессмысленные препирательства, когда всё очевидное становится невероятным, а невероятное - очевидным, но только для скользкого судьи и скучающего прокурора. А потом несусветный вздор торжественно зачитывается скороговоркой, и вам кажется, что вы в пещере, среди летучих мышей. Так судьи в своих забавных мантиях напоминают этих экзотических существ. Вздор скрепляется гербовой печатью с двуглавым орлом, прикованным к «правовому пространству».

Нет ничего хуже скороспелых переводов классики, отбрасывающих за незнанием многие детали минувших эпох. Поэтому мы возьмём за основу нью-йоркское издание «Острова Сокровищ» 1906 года из собрания сочинений Стивенсона или отдельное нью-йоркское же издание 1988 года. Вот что сказал доктор Ливси в середине XVIII века пирату Бонсу: «Если вы не положите этот нож сейчас же в ваш карман, я клянусь честью, вы будете висеть на следующей выездной сессии присяжных»!)

Бонс сник, спрятал нож и сел на место. В «доброй старой Англии» смертная казнь полагалась за 200 видов преступлений. Вешали и за убийство кролика на земле лорда, и за разгром купеческой лавки. Недаром тема виселицы проходит через весь роман «Остров Сокровищ». И сам Джон Сильвер страсть как боится виселицы!

Что дальше говорит доктор Ливси присмиревшему пирату Бонсу? В искажённом переводе Зенкевича Ливси гордо называет себя «должностным лицом». Но это же нелепица.

В тексте Стивенсона иное. Ливси говорит: «Поскольку я теперь знаю, что подобный тип есть в моём приходе (округе), вы сможете оценить - я глаза не сведу с вас день и ночь).

«Я не только доктор; я мировой судья, и если я уловлю дуновение жалобы против вас, даже если из-за малейшей непочтительности, как этим вечером, я приму должные меры, чтобы вас выследили и обнаружили. Этого для вас достаточно». Тут Билли Бонс окончательно затих.

Англия делилась на графства (области), те на приходы (маленькие округи). Власть в приходе принадлежала приходскому старосте и мировому судье. Судья всегда был из местных дворян. Любой дворянин-помещик (сквайр) - это власть уже не по должности, а по праву землевладельца.

«Добрая старая Англия» была дворянской!

Поселиться в приходе можно было только с согласия местных властей. И никакой свободы передвижения для бедных не существовало. Законы о принудительном труде карали за «бродяжничество». Профсоюзов ещё не изобрели. Детский и женский труд не ограничивались.

Детей отнимали у бедных родителей и отдавали купцу или мастеру, по сути, в рабство. Поэтому мать Хокинса даже под угрозой смерти, зная, что пираты вот-вот ворвутся в «Адмирал Бенбоу», старается собрать всё, что ей остался должен умерший пират Бонс. Ибо нищета означала полное бесправие.

«Добрая старая Англия» любила лишь тех, у кого был либо титул, либо деньги. Вот почему даже гораздо позже, в конце XIX века, Гладстон сетовал: выбирая между гражданином и лордом, англичане всегда предпочтут лорда.

И старый пират Джон Сильвер приблизился к верхам английской политики. Сокровища Флинта отдали бы ему любое «гнилое» или «закрытое» местечко в одном из пяти графств (областей), которые окружали работорговый и пиратский порт Бристоль.

Дальше - новая жизнь с новой биографией! Как мы помним, Сильвер уже заготовил выдумку, что ногу он потерял, сражаясь за Англию под командой бессмертного адмирала Хоука.

Сильвер в карете прибыл бы на заседание Палаты Общин. С его пронырливостью он стал бы другом и тори, и вигов. И ни один фунт не проплыл бы мимо достопочтенного Джона.

В чём он обвиняет старого пирата Пью? В том, что тот сорил деньгами, просадив двенадцать сотен фунтов в год, как «какой-нибудь лорд из парламента».

Сильвер хочет сберечь деньги. Его банковский счёт в Бристоле ни разу не опорожнён – has never benn overdrawn.

Пью скорее всего срисован частично с известного пирата Тью. Мрачный жестокий слепец из «Острова Сокровищ» - Pew. Настоящий, но тоже кровавый пират - Tew.

Томас Тью - выходец из обеспеченной английской семьи. Из Северной Америки. С согласия Исаака Райчера, помощника английского губернатора Бермудских островов, Тью напал на французские гавани Западной Африки.

В Баб-эль-Мандебском проливе, при выходе Красного моря в Индийский океан, Тью захватил арабское торговое судно. Добыча оказалась исполинской - 72 тысячи фунтов стерлингов. Зная пересчёт английского фунта в испанские песо (1 к 5), получаем 360 тысяч песо, или пиастров.

Сильвер говорит, что его попугай видел захват 350 тысяч пиастров. Видел налёт Тью?

В те времена невозможно провести грань между первопроходцем и первым пройдохой, разборчивым купцом и торгующимся разбойником - люди с большой дороги мостили путь в Новый Свет.

Поэтому губернатор Нью-Йорка Бенджамин Флетчер покрывал разбои Тью, восхищался его приятными манерами на светских приёмах и энергией на море. Тью был убит в морском бою в 1695 году.

Вдова Тью и его дочери появлялись на губернаторских приёмах в краденых шелках и бриллиантах. В англоязычном интернете об этом ни слова. Напротив, Тью изображён на Мадагаскаре, в хижине и с негритянкой!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть шестая

Настоящего Сильвера, скорее всего, звали Уильям Бекфорд. Он родился на Ямайке в 1709 году.

В романе (гл.11) Сильвер говорит, что ему пятьдесят (I’m fifty). А мы вычислили, что время событий романа – 1748-1749 годы. Значит, Сильвер родился около 1700 года и почти ровесник Бекфорда.

Бекфорд умер в 1770 году в Англии лорд-мэром Лондона и богатейшим английским купцом. Внешне Бекфорд напоминал Сильвера - статный мужчина с правильными властными чертами лица (см. фото).

Пират Джон Сильвер (на фото слева).

Иллюстрация американского художника Ньюэлла Уайета. 1939 г.

Из журнала «Америка», 1958, № 35

f01-cv.jpg

В «Острове Сокровищ» Сильвер уже создаёт себе облагороженную биографию - будто он сражался за Англию под началом знаменитого адмирала Хоука. Бекфорд тоже знал, как полезно эхо героических времён, оно всегда подпитывает честолюбие.

Когда Уильям Бекфорд потрясал своей щедростью лондонские верхи, пытливые историки выяснили в завитках древних актов, что он не простолюдин, а происходит из старинного благородного рода. И, оказывается, один из его предков, тоже Бекфорд, - видный деятель войны Алой и Белой розы в Англии XV века. Сторонник короля Ричарда III, увековеченного Шекспиром.

Правда, родословная Бекфордов различима лишь с середины XVII века. Тогда дед Уильяма Бекфорда, Питер Бекфорд, отплыл из Англии в 1661 году на очередном корабле в поисках счастья. (Если он был из знати, это тем более странно. В 1660 году в Англии произошла реставрация монархии Стюартов, и английская аристократия воспрянула духом.) Удача сопутствовала честному Питеру в Карибском море. Но язвительные скептики обратят внимание - осел-то он на Ямайке, где свили гнездо пираты.

Среди них у всех на слуху было одно имя - Генри Морган, пиратский адмирал. Голландский очевидец Эксквемеллин в «Пиратах Америки» подробно описал, что именно Морган делал с пленницами-испанками и как побуждал мужчин-пленников платить выкуп. Лучше не цитировать. Лучше прочесть Эксквемеллина.

В 1675 году Питер Бекфорд - торговец в пиратской столице, городе Порт-Ройал. В 1681 году он уже заметный воротила. Владеет землёй, жилым домом, складом, пристанью.

Один злоязыкий архивист докопался: Бекфорд был при захвате пиратами Сантьяго-де-Куба (ныне - крупный порт и промышленный центр на южном побережье Кубы). И, возможно, участвовал в опустошительном нашествии пиратов Моргана на испанскую золотоносную жилу - Панаму в 1671 году.

Честное прошлое Питера Бекфорда помогло ему стать членом ассамблеи Ямайки (в колониях - тоже демократия!), членом совета острова. «Правовое государство» конца XVII века доверило Питеру много должностей. Он и полковник местной милиции, и командир укреплений Порт-Ройала, и мировой судья, и заместитель губернатора! В 1692 году землетрясение разрушило Порт-Ройал. Тогда неутомимый Питер перебрался в Кингстон, нынешнюю столицу Ямайки.

Во время войны за Испанское наследство (1701-1713) доблестный Питер тоже проявил себя в деле. Умер он в 1710 году, оставив после себя 1200 рабов и - обратим внимание - полтора миллиона фунтов!

Никакие рабы на сахарных плантациях не принесли бы такого астрономического состояния. Все ли сокровища пиратского главаря Генри Моргана ушли на дно при землетрясении 1692 года на Ямайке? И отчего в «Острове Сокровищ» одного из наиболее упорных злодеев из шайки Сильвера зовут Том Морган?

Сын Питера - тоже Питер, член местной ассамблеи и плантатор, умерший в 1735 году. Однажды в ярости он убил заместителя военного (королевского) прокурора Ямайки, но не был за это даже судим. Иными словами, он был неприкосновенен. Наверное, как «посвящённый» в колониальные тайны?

Его дети от некоей дамы по фамилии Херинг – Уильям, Ричард и Джулинес - все плантаторы и богачи, все члены английского парламента от «гнилых местечек». Один из них (Ричард либо Джулинес) - от Бристоля, хорошо знакомому нам по роману «Остров Сокровищ».

Сильвер - человек книжный, оратор-лицедей. Уильям Бекфорд учился в Вестминстере и Оксфорде, в голландском Лейдене и в Париже. У него было 13 сахарных плантаций на Ямайке и до 3 тысяч рабов. Напоминаю, что время событий «Острова Сокровищ» – 1748-1749 годы. Тогда Сильвер мечтает, захватив сокровища пирата Флинта, стать членом парламента. В 1747 году Уильям Бекфорд избран членом Палаты Общин. Что это - совпадение биографий?

Уильям Бекфорд (1709-1770), потомок пирата, плантатор-рабовладелец,

член английского парламента и лорд-мэр Лондона, - возможный прототип Сильвера

f02.jpg

Спустя семь лет, на новых выборах 1754 года, Бекфорд оплатил своё избрание сразу от двух округов - от местечка Питерсфильд и от Лондона. Избрание принял от лондонцев. А в местечко послал громадную сумму - 400 фунтов стерлингов. Якобы на мощение дорог.

Вскоре Уильям Бекфорд стал шерифом Лондона. С 1761 года до самой смерти он - лорд-мэр столицы Англии. Его восхитительные пиры, собиравшие всю знать, заставляли вспомнить времена короля Генриха VIII Тюдора (1509-1547), умевшего пожить всласть.

Король Генрих VIII, знаменитый тиран, казнивший двух своих жён и из-за развода с ещё одной начавший кровавую реформацию в Англии, превратил парламент в никчёмное собрание людей, постоянно трепетавших за свою жизнь. Сравниться с Генрихом VIII в совсем другую эпоху, во времена всевластия парламента и слабевшей королевской власти, - значит, потрясти воображение английских верхов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

При этом сам Бекфорд, как и Сильвер в «Острове Сокровищ», был умерен в еде и не пьянствовал.

Бекфорд дружил и с тори, и с вигами. Обе соперничающие партии были счастливы надеяться на его расположение, не смея даже упрекнуть в переменчивости настроений. Известно, что он поддерживал честолюбивого Питта-Старшего, видимо, наперекор старой лондонской знати. Знаменитый английский историк Грин назвал Бекфорда «самым богатым из купцов Англии».

В 47 лет Бекфорд женился. Сильвер, как мы помним, в 50 лет хотел перейти к жизни джентльмена и остепениться. Его негритянская жена, конечно, немедленно бы исчезла, уступив место юной мисс из хорошей английской семьи.

Избранницей Уильяма Бекфорда стала Мария Гамильтон, внучка 6-го графа Аберкорна. От неё у Бекфорда был один сын – Уильям Томас, унаследовавший в 1770 году необъятное состояние - миллион фунтов при ежегодном доходе в 40 тысяч фунтов! С ним мог соперничать только Роберт Клайв, делец и полководец Ост-Индской компании (о нём мы говорили в части 2). Иных соперников у Бекфорда не было.

Сравним состояние Уильяма Бекфорда - миллион фунтов - и сокровища Флинта - 700 тысяч фунтов. Сопоставимые величины!

Уильям Бекфорд знал, что иметь много денег – признак хорошего тона в Англии. Поэтому его появления на публике с любовницами не вызывали ничьих протестов. Он узаконил 8 своих незаконнорожденных детей.

Его единственный законный сын Уильям Томас - путешественник и собиратель произведений искусства. Он женился на Маргарет Гордон, дочери графа Эбойна. Свою дочь Сюзанну Эвфимию Бекфорд отдал за близкого родственника – Александра Дугласа, 10-го герцога Гамильтона. Тот был послом Англии в России в 1806-1807 годах, позже достиг всех мыслимых высот в Лондоне. Например, он был лордом-распорядителем на коронациях английских монархов - короля Вильгельма IV (1830-1837) и королевы Виктории (1837-1901). Гамильтон притязал и на корону Шотландии, как потомок шотландского короля Якова II Стюарта (1437-1460). Увлекался древнеегипетским язычеством и, скорее всего, был крупным масоном.

От Сюзанны Бекфорд у него был один сын Уильям, 11-й герцог Гамильтон, великий мастер масонства (видимо, шотландского обряда). Уильям женился на родственнице Наполеона III и умер в Париже в 1863 году. Он был правнуком известного нам Уильяма Бекфорда, плантатора с Ямайки.

Сейчас в Англии действует «Бекфордовское общество», выпускающее «Журнал Бекфорда». Выставки из его собраний проходят в сердцевинах мирового космополитизма - Лондоне, Лиссабоне, американском Йеле.

Стивенсон не мог назвать вещи своими именами. Он написал роман-памфлет на английский парламентаризм, на фарисейское лощёное лицемерие.

Вот почему поиски Сильвера приводили в тупик. Сильвер («серебро»), богатый пират, мечтавший о карьере члена парламента, списан с пирата-плантатора, ставшего политиком в Англии XVIII века. Поэтому в романе Стивенсона Сильвер - один из самых живых персонажей. Он правдоподобен потому, что существовал на самом деле.

Плавал ли Уильям Бекфорд у Инглэнда и встречался ли с «людьми Робертса»? Нет, но это если верить официальной биографии Бекфорда.

Он оставил Ямайку 14-летним (возраст юнги), прибыв в Англию в 1723 году. Спустя год после гибели Робертса и ещё при жизни Инглэнда. Якобы для обучения в университетах Англии. Англию, как пишут, он покинул ради напряжённых занятий медициной в университетах Лейдена и Парижа (1731-1735). Не забудем нравы XVIII века. Нет никакой «объединённой Европы». И проверить, где странствует одинокий англичанин, было очень трудно.

Может быть, постигает науки в Париже и Лейдене (город в Голландии между Гаагой и Амстердамом), читая при свече трактат на латыни. Но вдруг он на палубе корабля в Атлантике или в Индийском океане? У Бекфорда было не меньше тайн, чем у Сильвера.

Враг Сильвера и капитан «Испаньолы» Александр Смоллетт наверняка жил на самом деле. В Шотландии в XVII-XVIII веках известен род Смоллеттов, политиков и адвокатов.

И сквайр Трелони (Trelawney) из «Острова Сокровищ» - тоже не выдуман. Стивенсон рисует его бывалым моряком, высокорослым, властным, видевшим верхушки мачт пирата Флинта напротив Тринидада - близ берегов Венесуэлы.

Это же портрет! Но не кисти Рейнольдса или Гейнсборо, знаменитых английских портретистов, а - кисти Стивенсона!

Истинный Трелони (Trelawney) тоже был заправским моряком в Карибском море. В 1737-1752 годах, т.е. в эпоху событий, описываемых в романе «Остров Сокровищ», он был английским губернатором Ямайки. И одновременно получал деньги от премьер-министра Генри Пельгама за участие в парламентских интригах на его, Пельгама, стороне.

Трелони владел двумя «гнилыми местечками», от которых он посылал в парламент кандидатов, угодных Пельгаму. По букве закона, конечно же, посылали «избиратели» местечек. Но они всегда слушали своего хозяина. А здесь хозяином был Трелони.

У Стивенсона Трелони живёт под Бристолем и судно нанимает в Бристоле. Ничего не преувеличено - Трелони был помещиком в Корнуолле, графстве (области) южнее Бристоля!

Трелони, написанный пером, ненавидит испанцев и порой гордится, что пират Флинт, гроза испанцев, был англичанин! Трелони, оставивший след в истории, был неутомимым врагом Испании в те годы, когда Англия воевала с ней.

Я предположил, что действие «Острова Сокровищ» разворачивается сразу после окончания войны за Австрийское наследство (1740-1748). Подлинный Трелони отличился как раз в этой войне.

В 1742 году он помогал английскому вице-адмиралу Эдварду Вернону в нападении на испанскую Панаму. Эскадру Вернона послал премьер-министр Уолпол - воплощение торговой алчности и торгашеского миролюбия. Но Уолпол покорился «голосу нации». А нация требовала войны с испанцами (об этой войне, известной как Война за ухо Дженкинса, мы говорили в части 2).

Корабль в «Острове Сокровищ» носит имя «Испаньола». На нём плывёт литературный Трелони. Но ведь Испаньола - это другое название французского острова Гаити в Карибском море. А исторический Трелони помог адмиралу Чарльзу Ноулзу в 1748 году захватить форт Сент-Луи на Испаньоле!

Стивенсона изобразил Трелони впечатлительным, излишне разговорчивым, гневливым, отходчивым, поборником справедливости. Трелони, живший на самом деле, тоже - легко воспламеняющаяся натура, он даже успел повоевать с французами в войне за Польское наследство в 1734 году. (Франция поддерживала Станислава Лещинского, тестя короля Людовика XV. Россия и Австрия – саксонского принца, который и победил, став польским королём Августом III.) Недаром в романе Трелони ругает the odious French - «омерзительных французов».

Если не справедливости, то хотя бы её видимости добивался губернатор Ямайки Трелони. Он возмущался насильственной вербовкой местных моряков в английский флот. Не преследовал беглых рабов. Мирил торговцев и плантаторов.

Премьер-министр Уолпол назначил Трелони сначала снабженцем, потом – сборщиком таможенных пошлин в шотландской столице Эдинбурге. И Стивенсоны, из поколения в поколение строившие маяки в том же Эдинбурге, были наслышаны о Трелони.

У Трелони в романе имя Джон. Реального Трелони, из старой помещичьей семьи, звали Эдвард. Его брата - Джон. Эдвард умер в 1754 году. Джон, его наследник, - в 1756 году.

Современником Стивенсона был член парламента и отчаянный говорун Джон Трелони, умерший в 1885 году, спустя два года после выхода «Острова Сокровищ».

Конечно, изучение английских и шотландских архивов помогло бы отгадать не одну головоломку. Но кто же меня туда пустит? Современная Англия твёрдо помнит свой старый гимн - «Правь, Британия, морями!», написанный ещё в пиратские времена, в 1742 году.

Британской империи больше нет, и тем дороже её память мастерам лондонской политики. Они всё прячут. Только лёгкая зыбь позволяет уловить подводные течения. А старый попугай Сильвера теперь болтает о демократии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть седьмая

Итак, почти все персонажи романа Стивенсона, якобы «детской сказки», жили на самом деле. Тогда и клад Флинта – не вымысел. Стивенсон точен в описании богатств Флинта.

Упомянуты мойдоры, золотые монеты Португалии и её необъятных колоний, цехины, золотые деньги торговых республик Венеции и Генуи, протянувших свои щупальца по всему миру. Цехины чеканили римские папы и великие герцоги Тосканы.

Флинт награбил и дублоны испанских монархов, и английские двойные гинеи. Есть даже монеты Georges and Louises. Что такое George? Это прозвище английской монеты в полкроны или в 2 шиллинга 6 пенсов. Louis – это английское название французской серебряной монеты, приравненной в Англии к 4 шиллингам 6 пенсам.

Другая историческая подробность - на Острове Сокровищ есть место, называемое «Стоянка капитана Кидда». Опять намёк! На знаменитого пирата Уильяма Кидда.

Кидд, закованный в кандалы, повешен на берегу Темзы. Его сокровища пропали. Кому было нужно, чтобы он замолчал?

(С гравюры 1842 года)

f01.jpg

Как и Стивенсон, Кидд был шотландец. Его биография скрыта в тумане догадок. Ясность наступает только в 1689 году. Тогда он нанялся к английскому королю Вильгельму III Оранскому. Назвал пиратский корабль в его честь - «Благословенный Вильям». Нападал на французов в Карибском море. Например, у крошечных островов Мари-Галант, близ Гваделупы, и Сен-Мартен, значительно восточнее Пуэрто-Рико.

Затем, в 1691 году, осел в Нью-Йорке, женившись на дважды вдове по имени Сара. Этот факт его биографии англичане считают важным. Познакомился с графом Белломонтом, губернатором Нью-Йорка и Массачусетса.

Белломонт и лорды партии вигов, правившие в Англии, вступили в сговор с Киддом. Это и граф Шревсбери, государственный секретарь, и известный адвокат Джон Сомерс, лорд-канцлер, и Чарльз Монтегю, первый канцлер казначейства. Виги, тесно связанные друг другом, составили первое в английской истории партийное правительство, получив прозвище “junto” от «junta» (по-испански – «хунта», «совет»). Объяснения, почему их прозвали испанским именем, найти не удалось. Кидд ездил в Лондон договариваться с ними.

Английские документалисты из “Discovery Channel”, искавшие сокровища Кидда, крайне упростили политическую историю той эпохи. Имени адвоката Сомерса, лорд-канцлера, как и финансиста Монтегю, они вообще не упомянули. Как и термина «джантэ» (хунта, junta). Напрасно искать эти имена в англо-американском интернетном «пиратоведении».

«Хунта» вигов хотела захватить пиратскую казну в Индийском океане руками Кидда! Кроме этого, он должен был по-прежнему нападать на французские суда.

В Нью-Йорке Кидд завербовал девяносто отъявленных пиратов на судно «Галера приключений». На нём в 1697 году прибыл на Мадагаскар. Затем напал на магометанские корабли, шедшие с товарами и паломниками из Мекки.

“Discovery Channel” умалчивает, что корабль английской Ост-Индской компании стал защищать магометанский караван и поэтому открыл огонь по Кидду! Тот ушёл к островку Сент-Мари у побережья Мадагаскара. Остатки корабля Кидда - «Галеры» - английские подводники и фотографы обнаружили, но сокровищ не нашли!

“Discovery Channel” опустил и другую важную подробность - Великое Моголы, магометанские императоры Индии, наказали английскую Ост-Индскую компанию за действия английских пиратов. Ост-Индская компания начала преследовать Кидда в Англии. Почему его одного? Разве шотландский пират должен был «отдуваться» за весь английский пиратский мир?

Уже в 1698 году, при правлении «хунты» вигов, Кидд был объявлен вне закона. На новом корабле «Купец из Квида» он вернулся в хорошо знакомое ему Карибское море, осев на датском острове Санкт-Томас (известном нам из странствований Василия Баранщикова, см. часть 4, «РВ», № 6, 2008), недалеко от Пуэрто-Рико.

Сейчас Сент-Томас - сердцевина американских Виргинских островов. На соседних английских Виргинских островах - огромная «офшорная зона», место отмывания денег со всего мира. От Сент-Томаса Кидд поплыл на Гаити (Испаньолу), где продал большую часть своей добычи торговцам из Кюрасао, купив новый корабль – «Сан Антонио». Оттуда направился в Нью-Йорк и сам сдался властям. Наверняка, его обнадёжили. Но почему его судили в Лондоне, а не в колониях?

Английские историки ткут паутину. Дескать, в Лондоне партия тори, пришедшая к власти в 1699 году, хотела склонить Кидда свидетельствовать против вигов. Кидд будто бы на это не согласился, надеясь на поддержку вигов. Виги предали Кидда. Суд Адмиралтейства приговорил Кидда к повешению. 23 мая 1701 года его казнили.

Уверен, всё было гораздо сложнее. Если тори хотели свидетельств против вигов, то зачем казнить ценного, пусть и несговорчивого свидетеля? Тори могли переманить Кидда позже. Борьба с пиратами и нападения на французские корабли - это даже не «яблоко раздора» в английских верхах!

Странно и то, что правительственная доверенность, выданная Кидду на морские странствия, была признана законной. Дело повернули так, что Кидд сам-де виноват. Те, кто его уполномочил на розыски в океанах, не понесли никакой ответственности. Чарльз Монтегю, бывший первый канцлер казначейства (по сути - премьер-министр) и создатель Банка Англии, стал бароном Галифакс и пересел в Палату Лордов в феврале 1701 года. Джон Сомерс, уволенный в отставку с поста лорд-канцлера 25 апреля 1701 года (за месяц до казни Кидда), благополучно оправдан решением Палаты Лордов в июне 1701 года (вскоре после казни).

Проще всего отделаться журналистским штампом – Монтегю и Сомерс нашли «стрелочника», пирата Кидда. На самом деле события той эпохи по-прежнему таинственны. Когда в Англии произошла революция 1689 года и англичане призвали иностранного монарха, голландца Вильгельма Оранского, на поверхность всплыли и Монтегю, и Сомерс. Монтегю, кажется, был из дворян. Сомерс - юрист и сын юриста, друг банкиров Сити, знаток истории и крючкотвор, находивший нужный «прецедент» даже в зарубежной старине.

Именно Монтегю и Сомерсу Вильгельм Оранский доверял управление Англией на случай своего отъезда за границу. Сомерс был привлечён к международным тайным переговорам о разделе всемирной испанской монархии (1698-1700 годы), приведшим к Войне за Испанское наследство.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Может быть, оба дельца были лишь уполномоченными тех кругов, кто предпочитал держаться за кулисами событий? Когда Вильгельм умер в 1702 году и королевой стала Анна Стюарт, и Монтегю и Сомерс вертелись при власти, зная о ходе дел.

Когда Анна внезапно умерла, оба в тот же вечер пришли в Тайный Совет. Вместе с другими вельможами они подписали 1 августа 1714 года решение о передаче английской короны немецкому принцу Георгу Ганноверскому, вообще не говорившему по-английски!

И Монтегю, и Сомерс заседали в Тайном Совете при новом короле Георге I. Монтегю, он же барон Галифакс, умер в 1715 году. Сомерс, он же барон Сомерс, умер, как предполагают, от сифилиса в 1716 году.

Джонатан Свифт публично обвинял Сомерса в 1711 году, что тот “socinian”. Социниане – это секта новых ариан, возникшая в Речи Посполитой в XVI веке. Её основал выходец из Италии Лелий Социно, прибывший в Польшу. Социниане признавали только Библию и отвергали Божество Христа Спасителя. Наследственную предрасположенность ко злу не считали грехом. Допускали богохульства. Социнианство близко к древней ереси ариан.

Ересь социан в Речи Посполитой поддержали даже шляхтичи. Но сейм 1658 года постановил – всем «арианам» продать свои имения и в течение двух лет выселиться за границу. Из Польши секта перекинулась в Трансильванию (нынешняя Румыния), затем как-то попала в Англию, оттуда - в США. Социниане ныне известны как «антринитарии», т.е. не признающие Св. Троицы. Итальянские ложи считают Лелия Социно своим основателем, хотя это вряд ли верно. У Социно были предшественники, например, тамплиеры.

“Discovery Channel” об этом не упоминает вовсе. Ни слова не говорит и о торговцах с острова Кюрасао, купивших добычу Кидда (молчит и англоязычный интернет). Зато “Discovery Channel” сообщил любопытную подробность - документы, оправдывающие Кидда, исчезли во время суда над ним. Но нашлись в лондонских архивах (каких - не указано) в ХХ веке! Из этих документов следовало, что Кидд в самом деле нападал на французов, как ему и было велено!

То есть Кидд не был виновен. Он исполнял королевский приказ. Его надо было наградить, а вместо этого повесили!

Казнь Кидда – май 1701 года. Французский король Людовик XIV Бурбон уже произнёс знаменитые слова – «Пиренеев больше нет». Испания с колониями достаётся его внуку. В январе 1701 года Франция развернула войска и в начале февраля взяла приступом пограничные голландские крепости. Вспыхнула общеевропейская Война за Испанское наследство, где Англия вновь сразилась не на жизнь, а на смерть с Францией. Нужны солдаты, пушки, корабли. Английский военный флот слабее французского - 150 кораблей против 206. И вдруг опытного моряка, знающего, как воевать с французами, вешают! Тут что-то не так!

Кидд утверждал, что его сокровища равны примерно 400 тысячам фунтов стерлингов. Это громадные деньги в начале XVIII века. Но на суде были оглашены быстро найденные свидетельства, что у Кидда никогда не было такого состояния.

Опять нелепица. Если Кидда судили за пиратство, то не удобнее ли изобразить его самым кровожадным пиратом? Грабителем из грабителей? Но нет. Кидд был осуждён, а его сокровища объявлены мифом.

Война за Испанское наследство должна была пройти без Кидда. Поэтому его и убрали. Что знал об этой истории Стивенсон, упомянувший Стоянку капитана Кидда в «Острове Сокровищ»?

Война за Испанское наследство - это Англия, Австрия и Голландия против Испании и Франции (мелкие союзники не в счёт).

Англо-голландский союз подкреплялся огромным голландским капиталом в самой Англии. Повторю - голландский принц Вильгельм Оранский был английским королём в 1689-1702 годах.

Французский историк экономики Ф.Бродель в книге «Время мира» так пишет о времени 1667-1730 годов: «Больше того, у крупных голландских торговых домов (Ван Некков, Ван Ноттенов, Нёвилей, Клиффордов, Барингов, Хоупов, Ван Леннепов) в Лондоне были свои филиалы. Отсюда и дружеские связи и потворство… Английские фирмы даже корреспонденцию свою вели на нидерландском языке» (с.262).

Бродель ссылается на исследование Даниэля Дефо об английской торговле (не упоминая его книгу по истории пиратства). По данным Дефо, голландцы скупали на корню груды товаров Ост-Индской компании, «невероятное» количество шерстяных сукон, везли всё это в Роттердам и Амстердам, чтобы потом перепродать дороже в Германии.

Бродель подытоживает: «В Лондоне нидерландская колония была богаче и многочисленнее, чем когда-либо… Если прибавить к купцам-христианам (в том числе и множество гугенотов, первоначально эмигрировавших в Амстердам) ещё и еврейских купцов, которые образовали другую могущественную колонию, хотя и уступавшую христианской, создаётся впечатление голландского вторжения, голландского завоевания» (с.263).

Кому Кидд продал, даже по английским данным, свою пиратскую добычу на карибском острове Гаити (Испаньола)? Купцам из Кюрасао.

Что такое Кюрасао? Это остров у берегов Венесуэлы - голландская колония в Карибском море, занимавшаяся торговлей чёрными невольниками и контрабандой по всей Южной Америке (Ф. Бродель. «Время мира», с. 234, 235, 427).

Кидд перешёл дорогу международным скупщикам краденого, гнездившимся под голландским флагом. Их агенты занизили сумму добычи Кидда, чтобы скрыть похищение его сокровищ. Им нужно было, чтобы он поскорее замолчал навсегда. Вечные ростовщики из Кюрасао потопили пирата, но не в морском бою, а в лондонском суде.

Сейчас в Кюрасао голландская военно-морская база и огромный порт Виллемстад. Его грузооборот в 1980-х годах составил 42 миллиона тонн против 20 миллионов у наших портов Ленинграда и Владивостока.

Там же один из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов Южной Америки. Связан с «Ройал Датч шелл» и с венесуэльской нефтяной компанией, ставшей «государством в государстве» в десятилетия олигархического затишья в Венесуэле. Когда президентом стал националист Уго Чавес, венесуэльские нефтяники забастовали и пытались его свергнуть.

Ещё в Кюрасао есть интернет-тотализатор и рассадник «секса по телефону» в разных странах. Там и легальная проституция, как и в самих Нидерландах. Огромные казино. В Кюрасао «нет ничего невозможного», как хвалятся местные «патриоты», гордящиеся своим многовековым космополитизмом. Более старым, чем космополитизм соседней Северной Америки.

Почему же английский телеканал “Discovery Channel” ищет сокровища Кидда на другом конце света - на острове Сент-Мари у побережья Мадагаскара? Ведь там ничего нет. Пара старинных монет, торжественно добытых подводниками, - и всё! Это напоминает «обнаружение» сокровищ Флинта в конце романа Стивенсона. Когда вместо ожидаемых 700 тысяч фунтов пираты находят одну золотую монету в 2 гинеи. Они приходят в ярость. И что слышат в ответ? «Докапывайтесь, ребята, - сказал Сильвер с ледяным высокомерием. – Вы найдёте пару земляных орехов, и я не удивлюсь» (гл. 33).

Как и Сильвер, нынешние мастера морских игр невозмутимы. Они оплачивают пышные экспедиции, чтобы миллионы телезрителей полюбовались «парой земляных орехов». Для чего все розыски? Чтобы замести следы. Пусть историки ныряют на дно морское, роют ил и песок. Богатства Кидда давно в банках Кюрасао и Амстердама, если не Лондона.

Стивенсон недаром упомянул капитана Кидда! Или на подлинный Остров Сокровищ Кидд когда-то приплывал, или его судьба так же таинственна, как и история сокровищ Флинта?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть восьмая

 

Мы уже убедились, что почти все персонажи романа существовали на самом деле. И известны под теми же фамилиями, под которыми они выведены в романе, кроме двух - Флинта и Сильвера. Флинт – это скорее всего английский политик и колониальный деятель Джеймс Оглторп. Сильвер - это, вероятно, лорд-мэр Лондона и плантатор-работорговец Уильям Бекфорд.

А главный герой - юнга Джим Хокинс? Вымысел? Или тоже намёк на известную историческую личность?

Полное имя юнги Хокинса - Джеймс. Отсюда уменьшительное – Джим. Весь роман превращается в дуэль Хокинса и книжного фарисея Сильвера, пирата, одевающего множество масок. Дуэль без правил.

Настоящий Хокинс - английский пират, разведчик и адмирал

f03.jpg

Мы предположили, что Сильвер мог учиться у иезуитов. Тогда поединок Сильвера и Хокинса становится гораздо сложнее, чем просто борьба за корабль «Испаньола» и даже за сокровища Флинта. Поединок честного молодого юноши с матёрым иезуитом?

Тем более, что настоящий Хокинс был заклятым врагом иезуитов и одним из героев Англии.

Исторического Хокинса звали Джон, а не Джеймс (Джим), как в романе. Но фамилия писалась одинаково Hawkins и у подлинного Хокинса, и у юнги с корабля «Испаньола».

Оба Хокинса - живший на самом деле и живший в романе – плавали в Карибское море. Оба искали сокровища. Оба оказались умными, смелыми и находчивыми моряками. Юнга Хокинс - прирождённый разведчик. Исторический Хокинс - гордость английской разведки, только не середины XVIII века, когда происходит действие романа Стивенсона, а более ранних времён - XVI века.

Итак, Джон Хокинс (в старом русском написании – Гаукинс, Гавкинс) родился в 1532 году и умер в 1595 году. Уроженец английского порта Плимут, он окончил жизнь в Карибском море.

Хокинс - пират из купеческой семьи. В 1562 году первым привёз негров из Гвинейского залива (об этом побережье Африки мы подробно говорили в части 1). Поэтому в его гербе был изображён скованный негр. В 2006 году потомок Джона Хокинса - Эндрю Хокинс принёс извинения за пращура.

Джон Хокинс нападал на португальские работорговые корабли и продавал африканцев в испанские колонии в Карибском море. Весь Новый Свет был поделён между двумя католическими монархиями – Испанией и Португалией. Разбои Хокинса приводили в ярость и испанцев, и португальцев. Английской колониальной империи тогда не существовало. Первое скромное поселение англичан на атлантическом побережье Северной Америки появилось уже после смерти Хокинса.

Тем задиристее казались англичанам его набеги. Хокинс сновал от Гвинейского залива (нынешнее государство Сьерра-Леоне) и Канарских островов до побережья Венесуэлы, от Испаньолы (Гаити) до Флориды и Ньюфаундленда (теперешняя Канада).

Настоящий Хокинс бывал в Карибском море на острове Испаньола. Стоит ли удивляться, что литературный Хокинс плывёт в Карибское море на корабле «Испаньола»? Пират Хокинс останавливался на острове Санта-Марта (современная Колумбия), у которого спустя век с лишним сражался адмирал Бенбоу. В романе у родителей Хокинса есть постоялый двор «Адмирал Бенбоу».

В середине же XVI века, когда пират Хокинс завёл свою собственную внешнюю политику, Англия была слаба и раздиралась внутренней распрей, грозившей перейти в гражданскую войну. Король Генрих VIII Тюдор (1509-1547) порвал с Римом и силой ввёл в Англии протестантизм. Генрих имел детей от разных жён, и это превращало Англию в зыбкую почву для интриг и переворотов.

Пробуждение национальных чувств началось с долгим правлением королевы Елизаветы I Тюдор (1558-1603), чью мать Анну Болейн казнил её отец Генрих VIII. Елизавета стремилась примирить англичан и не разжигать споров. Вероятно, она выбрала протестантизм как противовес Испании и Франции и как твёрдый щит против папского Рима. Но и протестантским фанатизмом Елизавета не отличалась. Можно даже предположить, что вопросы религии вообще не волновали Елизавету, если бы они не были тесно переплетены с государственными интересами.

Равновесие, к которому стремилась Елизавета внутри Англии, не устраивало Испанию и Рим. Чем твёрже стояла на ногах английская держава, тем больше беспокойства она приносила испанскому монарху Филиппу II и Риму.

Английский историк Дж.Р.Грин (о родстве его взглядов со Стивенсоном см. часть 1) писал: «Эту странную смесь земель и народов, именовавшуюся Испанской монархией, разъединяемых происхождением, традициями, языком, могла соединить только одна связь - общая вера. Филипп был католическим королём не по имени только; один только католицизм соединял нидерландского бюргера, миланца и неаполитанца с ацтеком Мексики и Перу. Филипп полагал, что в такой империи ересь должна была вести к политическому хаосу…» («История английского народа». М., русский перевод, 1892, т.2, с. 292).

В самом деле, Нидерланды (нынешние Голландия и Бельгия) принадлежали Испании, как и значительная часть теперешней Италии и обеих Америк. Огромный испанский флот господствовал на морях. Англия оказывалась в тревожном одиночестве. Шотландия оставалась независимой, хотя и раздиралась своими религиозными спорами. Ирландцы-католики по-прежнему были врагами Англии.

В эти десятилетия папство решительно поддерживало шотландскую королеву Марию Стюарт, набожную чувственную католичку. Её сердечные истории - кровавая смена мужей и любовников при постоянном прицеле на английскую корону. Её дед - король Шотландии Яков IV Стюарт, а бабушка - Маргарита Тюдор, родная сестра короля Англии Генриха VIII Тюдора.

Соединение Англии и Шотландии под одной католической короной дало бы папству и Испании решающие преимущества в борьбе за мировое господство. Поэтому свержение английской королевы Елизаветы стало навязчивой идеей и Рима, и Испании.

Современный испанский иезуит историк Эрик Фраттини Алонсо в своей книге «Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана» (М., русский перевод, 2007) пышет неутолимой ненавистью ко всем врагам католической Испании - к старой Франции, Англии, царской России. О тайной папской службе «Священный альянс» Фраттини пишет: «… основную силу, ядро агентов и осведомителей этой службы, внедрённых в главные властные центры Европы, составляли члены ордена иезуитов» (с. 193). По его мнению, «Священный Альянс» был создан папой-инквизитором Пием V (1566-1572) и действует и при нынешнем папе Бенедикте XVI.

Рискну высказать предположение - под «Священным Альянсом» скрывается орден иезуитов, как до него – орден тамплиеров. Тамплиеров Фраттини почему-то забыл, а вот их учителей ассасинов из Сирии XII века хорошо помнит.

По утверждению Фраттини, папа Павел V Боргезе (1605-1621) (тот самый, что разжёг у нас Смутное время) «…был принцем Синаном XVII века, его паства из «Священного Альянса» – его fida’i, готовыми отдать свои жизни, выполняя приказания понтифика. Камилло Боргезе видел себя старцем на горе Аламут, колыбели ассасинов» (с.108-109).

Фраттини называет имя главы папской сети в Англии и Шотландии – Роберто Ридольфи. Он был банкир из Флоренции, «человек хорошо образованный и с большими связями по обе стороны Ла-Манша» (с. 46). Ридольфи и папа Пий V, в прошлом - главный инквизитор Рима, составили план свержения «еретички Тюдор» (т.е. Елизаветы) и возведения на престол католички Марии Стюарт. Переворот должны были поддержать мятежники - английские католические лорды и испанские войска, вторгшиеся в Англию.

Фраттини переживает, что секретные службы королевы Елизаветы обнаружили заговор Ридольфи. Но главным злодеем у Фраттини оказывается Хокинс: «Ловушку, расставленную заговорщикам, в конце концов захлопнул пират Джон Хокинз. Этот корсар сумел уверить Ридольфи, что готов сражаться на стороне Филиппа II и Марии Стюарт в качестве командующего английским католическим флотом.

С точки зрения Ридольфи, это могла быть эффективная акция, которую можно было использовать в пропагандистских целях, дабы заставить поверить, что в самой Англии назревает восстание граждан против Елизаветы.

Однако Ридольфи не знал, что на самом деле Хокинз действовал как агент английской тайной канцелярии, по распоряжению Сесиля и в интересах королевы» (с.50-51).

Сесиль - первый министр королевы Елизаветы, известный хитрец.

Хокинс, командовавший флотом в Плимуте, разузнал планы заговорщиков, сообщив обо всём королеве Елизавете! Фраттини живописует мучения католиков, пытанных агентами королевы Елизаветы. Сообщает, кого и когда она казнила. Но духовник заговорщиков Ридольфи «… однако, сумел бежать из Англии на корабле, который ждал, стоя на якоре в секретном месте, чтобы переправить его во Францию, если заговор не удастся». Фраттини добавляет в примечании, что Ридольфи вернулся во Флоренцию, где продолжал быть банкиром «Священного альянса» и, по одним данным, «погиб от рук английских шпионов в сентябре 1600 года», по другим – «умер от лихорадки в 1601 году» (с.53).

Подробный список англичан, поверивших папским агентам и поднявших мятеж против своей же королевы, есть у английского историка Дж.Р.Грина. Однако он не располагал подробностями о судьбе Ридольфи, как и о личностях многих папских агентов, устраивавших взрывы и убийства в Англии и Шотландии. Рассказами об их деяниях полна книга Фраттини. Он, например, бросает такую фразу о смерти «министра финансов королевы Елизаветы и грозы агентов «Священного Альянса» Уолтера Майлдмэя в 1589 году: «Говорят, его отравили папские шпионы» (с.92).

Тем более странно, что о дальнейшей судьбе пирата Джона Хокинса иезуит Фраттини не упоминает, даже горестно повествуя о разгроме англичанами испанской «Непобедимой Армады» в 1588 году! А ведь Джон Хокинс, тогда уже контр-адмирал, затем и вице-адмирал, отличился в морских сражениях с «Армадой» наравне с другим королевским пиратом - Фрэнсисом Дрейком!

Самым неприятным для Испании была потерянная внезапность. Англичане ждали выхода «Армады» в море и, только завидев её, начали отчаянные контратаки. Именно отчаянные, ведь из 80 английских кораблей 50 - были чуть больше обычных яхт, а крупными считались лишь 30. Из них только 4 равнялись по водоизмещению испанским громадам - галеонам. А «Армада» имела 65 таких галеонов, всего же 132 корабля!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Английских моряков выручила быстроходность их судов и точность стрельбы. После сильного отпора «Армада» решила повернуть, но попала под сильнейшие ветры, разбившие о скалы её огромные корабли.

Английским морякам помогли и добротные дешёвые канаты, обильно поставлявшиеся из России с фабрик в Вологде и Холмогорах. Эти канаты англичане считали лучше дангцигских (ныне Гданьск). Англия очень дорожила теми привилегиями, которые дал её «Московской компании» царь Иван Грозный. Даже первый министр Елизаветы - Уильям Сесил – состоял в «Московской компании».

Если бы не английская разведка, в том числе и пират Хокинс, Англия не смогла бы подготовиться к встрече «Армады». Тогда Англию ждала бы печальная участь голландских городов, сожжённых дотла и вырезанных испанцами! Торжество папства и Испании усилило бы Речь Посполитую, недаром она и в XVII веке держалась Испании. Россия же поддерживала антииспанский союз в годы общеевропейской Тридцатилетней войны (1618-1648).

Итак, пират Хокинс переиграл и перехитрил иезуита Ридольфи, посланца папы-инквизитора Пия V. Так же, как в романе «Остров Сокровищ» юнга Хокинс переиграл и обманул Сильвера, «умевшего говорить, как по книге».

Загадочна смерть пирата Хокинса. Награждённый королевой Елизаветой, неутомимый враг испанцев, прозванный «морской собакой», он умер на борту своего корабля при очередном плавании в Карибское море.

Испанцы ещё в начале марта 1595 года знали, что эскадра Хокинса должна выйти в море. Они пытались упредить выход эскадры в море и в конце июля сожгли три английских порта. Поэтому когда эскадра Хокинса наконец вышла из Плимута 28 августа 1595 года, испанцы были наготове. Уже 31 октября Хокинс заболел, 2 ноября не смог встать с кровати, а 12 ноября умер. Его похоронили в море недалеко от Пуэрто-Рико.

На английских исторических сайтах есть самые краткие и непохожие объяснения смерти Хокинса. Например - он «почувствовал себя слабым и умер». Сердечный приступ? Или - «умер об болезни (sickness)». Sickness - по-английски не только «болезнь», но и «тошнота». Отсюда и выражение he is sick – «его тошнит/рвёт». Бывалый моряк вдруг заболел морской болезнью?!

«Умер от неизвестной болезни». Это уже ближе к истине. Наконец, «был убит»!

Фраттини восторгается папой Климентом VIII (тем самым, что огнём и мечом навязал нам Брестскую унию), называя его «старым шпионом» (с.94), отдавшим приказ о «первых выборочных убийствах» (подпись под его портретом с мозаики из церкви Сан-Паоло в Риме). Климент VIII стал папой в 1592 году и умер в 1605 году, успев заварить смуту со Лжедмитрием против России.

Загадочная смерть Хокинса в 1595 году вполне могла быть лишь «исполненным приказом» папы Климента VIII. Тем более, что Фраттини упоминает попытку иезуитов убить королеву Елизавету в 1593 году (бомба в королевскую карету!). «Но действительно очень близок к тому, чтобы убить Елизавету Английскую, был доктор Родриго Лопес», её «личный врач», «крещёный еврей португальского происхождения», который должен был получить от Филиппа II огромную сумму в 50 тысяч крон «после того, как королева будет отравлена» (с.96, 98). Лопес был казнён в 1594 году.

Но отчего умерла в 1603 году деятельная королева Елизавета? Грин отмечает - у неё внезапно началась «странная меланхолия». Затем королева «потеряла память». Наконец, «пища и отдых стали для неё неприятными» (т.2, с. 395).

Иезуит Фраттини пишет, что, узнав о смерти Елизаветы, папа Климент VIII велел звонить в колокола.

Во сколько испанских золотых эскудо обошлась «болезнь» Джона Хокинса, оборвавшая ему жизнь? У Стивенсона Джим Хокинс побеждает, но не хочет никогда больше возвращаться на Остров Сокровищ.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Часть девятая

Где же находится настоящий Остров Сокровищ? Стивенсон лишь намекнул на разгадку.

В конце романа герои на "Испаньоле" заходят в ближайший порт Испанской Америки ("the nearest port of Spanish America") для набора новой команды. Только так они могут вернуться домой, в Англию.

Кого они встречают в неназванном "ближайшем порту"? Лодки, полные негров и мексиканских индейцев ("...shore boats full of Negroes and Mexican Indians")!

Значит, этот порт в Испанской Мексике, в северо-западной части Карибского моря. По пути туда "Испаньола" преодолела неблагоприятные ветры и дважды перенесла сильные штормы (fresh gales - штормы силой в 8 баллов!), герои были измождены. Так пишет Стивенсон в эпилоге: "with baffling winds and a couple of fresh gales, we were all worn out before we reached it".

f02.jpg

Где в Карибском море рождаются ураганы? Только в Мексиканском заливе. Сильные, пронизывающие северные ветры сметают всё на своём пути с сентября по март. Южные ветры дуют постоянно. Пользуясь ими, можно подняться к мексиканскому полуострову Юкатан, обогнуть его и войти в залив Кампече, западную часть огромного Мексиканского залива. Попади "Испаньола" в сезон ураганов (сентябрь - март), её разнесло бы в щепки.

Стивенсон почти открыто говорит именно об этой части Карибского моря. Письмо Трелони из Бристоля о найме корабля "Испаньола" датировано 1 марта 17.. г. Старый друг Трелони, судовладелец Блэндли, должен прислать на помощь второй корабль, если "Испаньола" не вернётся в Бристоль до конца августа (гл. 7). В эпилоге (гл. 34) говорится, что "Испаньола" успела прибыть в Бристоль, "... когда Блэндли начал обдумывать, как снарядить второй корабль".

Следовательно, весь план путешествия был в полной зависимости от сильнейших северных ветров Мексиканского залива. Когда в марте они стихают, тогда выйти в море. Но успеть вернуться до сентября - начала ураганов.

Именно в заливе Кампече находился единственный порт Испанской Мексики - Веракрус. Он был основан в 1519 году Эрнаном Кортесом, известным испанским завоевателем Центральной Америки. В 1599 году испанский вице-король Мексики Гаспар де Суньига, граф де Монтеррей, повелел укрепить Веракрус. Город-порт стал испанским оплотом.

Рядом находилась первоклассная крепость - Сан-Хуан де Улуа, закрывавшая вход и выход в порт Веракрус. Расположенная на острове в километре от берега, она простреливала окрестности. Сейчас эта крепость - часть разросшегося Веракруса, соединённая волнорезами с основной пристанью.

Стивенсон пишет, что порт, куда зашли герои в конце своих странствий, лежал в "самом прекрасном закрытом заливе" - in most beautiful land-locked gulf. Под это определение подходит только залив Кампече, сильно вдающийся в глубь Мексики, и порт Веракрус.

Как раз в окрестностях Веракруса испанцы поселяли негров-рабов. Негры, смешиваясь с индейцами, дали народность "лобо". Так что именно в Веракрусе герои романа могли встретиться и с неграми, и с мексиканскими индейцами.

Сейчас в Мексике негров-"лобо" уже нет. Их потомки растворились среди потомков испанцев и индейцев.

Стивенсон пишет, что в "ближайшем порту Испанской Америки" герои встретили английский военный корабль ("an English man-of-war). Значит, "ближайший порт Испанской Америки" - это не маленькая гавань, а надёжное пристанище для крупных судов других держав.

Таким и был порт Веракрус. Других на восточном побережье Испанской Мексики не было!

Как раз в "ближайшем порту Испанской Америки" с корабля "Испаньола" бежит Сильвер, прихватив с собой огромные деньги - 300 или 400 золотых гиней. То есть, Сильвер бежит в порту Веракрус.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Другие вместительные порты Испанской Америки - Портобелло (в Панаме) и Картахена (в нынешней Колумбии) - не годятся для героев романа Стивенсона. Там не было мексиканских индейцев. И чтобы достигнуть Портобелло или Картахены, не надо было преодолевать изматывающие северные ветры.

И, наконец, путь на юг, к Портобелло или Картахене, удаляет от Англии.

Веракрус, наоборот, более всего подходит для возвращения в Англию. Уже в XVI веке испанцы опробовали два пути. Первый, мимо северного побережья полуострова Юкатан через Карибское море, вёл к испанской Флориде. Второй путь - строго вдоль побережья Мексиканского залива.

Из испанских источников видно, что Веракрус не раз был разграблен пиратами, подвергался блокаде эскадр иностранных держав, опустошался эпидемиями чумы и ураганами. Но испанцы укрепляли Веракрус вновь и вновь. В крепости Веракрус были даже отдельные ворота для въезда вице-короля Мексики (наместника испанского монарха).

В 1746 году (как мы помним, действие романа "Остров Сокровищ" происходит в 1748-1749 годах) крепостные стены Веракруса ждали незваных гостей во всеоружии. 120 пушек и 3 огромные мортиры были готовы открыть огонь.

Лучшей гавани нельзя было найти! Да и настоящий, исторический пират Хокинс (прототип героя романа Стивенсона) и другие английские капитаны кораблей были атакованы эскадрой дона Мартина Энрикеса, испанского вице-короля Мексики, как раз у Веракруса, у крепости Сан-Хуан де Улуа в сентябре 1568 года.

Шестичасовой бой закончился разгромом англичан. Тогда Хокинсу еле удалось уйти от испанцев. Корабль Хокинса дал течь, не было продовольствия, приходилось есть крыс и попугаев. Многие английские моряки попали в застенки испанской инквизиции, другие умерли, с голоду наевшись мяса в, казалось бы, безопасном порту по пути домой. В январе 1569 года с Хокинсом в Англию вернулось всего 15 человек. Уцелевшие доложили: "Всё потеряно, спасена только честь".

Так что Хокинсу, герою романа, "на роду написано" зайти в порт Веракрус в эпилоге "Острова Сокровищ".

И раз Веракрус - "ближайший порт Испанской Америки", следовательно, настоящий Остров Сокровищ лежит где-то в западной части Карибского моря, а не в восточной, облюбованной офшорными зонами и богатыми туристами.

В романе, в гл. 30, уже на Острове Сокровищ доктор Ливси лечит больных пиратов, чтобы, как он говорит, "не потерять человека для короля Георга (Бог да благословит его!) и для виселиц". Среди пиратов начинается лихорадка. Их лагерь разбит на "омерзительном, зловонном болоте". Угроза малярии - новость для Сильвера.

Именно в западной части Карибского моря есть Москитный берег, ныне поделенный между двумя государствами - Никарагуа и Гондурасом. Гондурас известен как образцовая банановая республика, не только в хозяйственном, но и в политическом смысле. В Никарагуа десятилетиями правило семейство диктаторов Сомоса, связанных с "Ротари-клубом" и Ватиканом. Потом их свергли левые повстанцы, тоже не забытые банком Ватикана.

В Гватемале два мира. Правящий "ладинос" (не "латинос"!) и нищий - индейцев. "Ладинос" - это как генерал Ромео Лукас Гарсиа ("президент" в 1978-1982 гг.), при котором каждое утро на обочинах дорог находили тела убитых, или генерал Эфраим Риос Монтт ("президент" в 1982-1983 гг.), обвиняемый в геноциде индейцев.

Сейчас Эфраим надел светский костюм и заправляет партией "гватемальский республиканский фронт". Она, кстати, самая богатая в стране. В избранном в 2004 году парламенте "пятого созыва" у Монтта - вторая по величине фракция. Но официальный лидер партии - Иисус Христос?! (Как в ордене иезуитов?) Председатель партии сейчас не генерал Риос Монтт, а Луис Раббе.

"Ладинос" - акционеры доходного "гражданского общества". У бедных индейцев своя жизнь. Но при постоянной нищете здравоохранение никого не охранит. В Гватемале 74 % территории страны поражены малярией, и это даёт более 40% заболевших по всей Центральной Америке.

Ежедневная угроза в этих краях - не только малярия, но и опасная тропическая лихорадка с температурой под 40 градусов и судорогами. От неё до сих пор нет вакцины. Малярию и тропическую лихорадку переносят москиты, размножающиеся в стоячей воде и жарком климате.

Короче говоря, эти страны - не туристический рай и поэтому менее изучены мнимо-научными экспедициями.

И, скорее всего, настоящий Остров Сокровищ лежит именно там - вблизи от Никарагуа, Гондураса, Белиза (бывший Британский Гондурас) и Гватемалы.

Наконец, нельзя отвергать и возможность, спрятанную в названии корабля "Испаньола". Испаньола (Эспаньола) - это остров Гаити, разделённый ныне на два государства: Республику Гаити и Доминиканскую республику. К государству Гаити приписаны и несколько крошечных островков, в том числе и остров Тортуга - пристанище карибских пиратов XVII-XVIII веков.

В самом начале романа (гл.1) старый пират Билли Бонс пугает постояльцев гостиницы "Адмирал Бенбоу" своими рассказами - о "каменистой Тортуге и диких делах и уголках Испанских морей". Значит, и Флинт бывал на Тортуге, совсем рядом с Гаити.

Правда, искать что-либо на Гаити небезопасно. С 1957 по 1986 год там правило семейство Дювалье - "папа-Док" и отпрыск - "бэби-Док". Их генерал Анри Намфи - уже современник нашей гласности. Изгнав "бэби-Дока", он начал гаитянскую перестройку. И Дювалье, и их генералы, - негры и мулаты, погрузившие Гаити в пещерный оккультизм (т.н. "религия вуду").

Хотя "папа-Док" и считался доктором, но Гаити от малярии он так и не вылечил. Американские войска высадились на Гаити в 1994 году, но быстро обнаружили - даже бронежилеты не спасали от москитов и болезней.

Если верить справочнику МИД РФ "Страны мира" (М., 2006, с. 118-119), Гаити уверенно шагает по пути демократии - от выборов до выборов. Но в 2007 году я встретил в центре Москвы негра-гаитянца и разговорил его. Он боязливо признал, что на Гаити все живы и здоровы - и религия вуду, и бывшие гвардейцы "бэби Дока", и даже генерал Анри Намфи - из-за кулис влияет на политику.

Когда на Карибах такой хаос, где уж искать пиратские сокровища XVII-XVIII веков. Надо смотреть, чтобы самих исследователей (если такие объявятся), не ограбили дочиста и не посадили в тюрьму.

Очертания подлинного Острова Сокровищ наверняка не те, что нарисованы Стивенсоном. Иначе бы загадку давно отгадали. И "Стоянка капитана Кидда" - это ещё один намёк. Ищите, дескать, "мой" Остров Сокровищ так, как вы ищите сокровища Кидда. Если повезёт - найдёте!

Выскажу догадку. Стивенсон знал какое-то семейное предание, чей-то рассказ о подлинных сокровищах в Карибском море. Пиратское прозвище Сильвера - "барбекю" ("целиком зажаренная туша", "большая рама с решёткой для жарения или копчения мяса большими кусками"). Любопытно, что слово "барбекю" пришло в английский язык из Карибского моря - с Гаити (Испаньолы) или от индейцев Гвианы, страны-соседа Венесуэлы.

Сильвер гордится - его попугай "капитан Флинт", быть может, птица двухсотлетнего возраста (гл. 10). Птица видела и Суринам, и Провиденс, и Портобелло (жертва набега Моргана). Но это опять - Карибское море! Правда, попугай бывал и на Малабаре, и на Мадагаскаре, на перевалочных пиратских стоянках. Но главный их оплот - Карибы!

Эдинбург - портовый город. Стивенсоны, напомню, строили и налаживали маяки. Не все тайны безопасно предавать огласке. Английское сутяжничество и долговые тюрьмы многих вынуждали к сдержанности и уклончивости.

Тогда писатель решил написать роман. Его пасынок любил приключения. По просьбе пасынка Стивенсон нарисовал карту Острова Сокровищ и сочинил "выдумку". Но премьер-министр Гладстон, тоже шотландец, как и Стивенсон, сразу всё понял.

Кого узнал в романе Гладстон? Это тайна. Гладстон был человек с отличной памятью и сильным умом, но очень скрытный. Его многотомные дневники полны деловыми записями, близкими к тайнописи.

Отец Гладстона был богатым плантатором-работорговцем в Карибском море в начале XIX века. Может быть, в родословной Гладстонов в глубинах XVIII века не всё было безмятежно, случались и морские бури?

Стивенсона привлекали загадки. Например, почему многие люди слепо поклоняются свободе, почему готовы вручить свои судьбы ещё вчера неизвестным соседям, вдруг избранным в члены парламента?

Он написал и чисто политический памфлет "День послезавтра", где иронизирует над безоглядным восхищением свободой. Свобода "покорно служила Маммоне", - писал он. - "Мы были приучены восхищаться многими достижениями в жизни как полезными свободе и общими для всех. На деле эти достижения были лишь выгодами богатства".

Писатель иронизировал над склоками двух вечных партий, "над гордыми лагерями вигов и тори". Под личиной партийной распри скрыта низменная подноготная: "Великая раболепная война, Армагеддон денег и сумм, которого мы ожидаем, когда мы молоды, становится всё более и более непривлекательным; и мы можем скорее быть внимательными наблюдателями мирной и ослеплённой эволюции, работы тупых людей, погружённых в политическую тактику и нечувствительных к политическим следствиям".

Как всё это нам знакомо! И разве "Остров сокровищ" - не эпизод "великой раболепной войны", "Армагеддона денег и сумм", создавшего английский парламент?

Вот уже 125 лет, как вышел из печати роман "Остров Сокровищ". Полный намёков, понятных современникам, он ныне воспринимается многими лишь как приключенческий роман.

Это, конечно, достоинство Стивенсона-писателя. Мы же хотели указать и на достоинства Стивенсона-историка и Стивенсона-наблюдателя.

Но потомки тех, кого он вывел в "Острове Сокровищ", прекрасно помнят его злую иронию. И можно предположить, где-то в Лондоне есть отдел разведки, который до сих пор тихо и незаметно ищет сокровища Флинта. Ищет, повторяя в светских беседах: "О! Стивенсон! Он писал для детей".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Очень интересно! Спасибо!

Ну и как всегда... подтверждает многое...

Да не то слово...сам в шоку был. Так вот строилась старая,добрая Англия...Да и не только Англия...Россия так же... а то многие смотрят вот так фильмы,в которых упоминаеца ,ну к примеру Котовский...и все думают.Вот какой бравый мужик..угу.Бравей некуда ))бандюган,отморозок...ну и тут все так же.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.
Примечание: Ваш пост требует одобрения модератора, прежде чем станет видимым.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Авторизация  

×
×
  • Создать...